Коротко


Подробно

Фото: Toru Hanai / Reuters

Японию снова проверили на прострел

В ответ на ужесточение санкций Северная Корея нанесла удар по Тихому океану

Очередной запуск северокорейской баллистической ракеты спровоцировал вчера новую волну обсуждений методов давления на Пхеньян. Члены Совбеза ООН дружно осудили «провокационные действия» руководства КНДР, однако их отношение к санкционной политике по-прежнему разнится. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон дал понять, что уже принятые ограничительные меры — это только начало, в то время как в МИД РФ выступили за пересмотр «политики обоюдного давления и запугивания». При этом российские дипломатические собеседники “Ъ” признают, что каналов взаимодействия с высшим руководством КНДР у них нет — как, впрочем, и у всех остальных: молодой северокорейский лидер Ким Чен Ын «вообще никого особо не принимает».


Вчерашний запуск северокорейской ракеты, пролетевшей над японским островом Хоккайдо в сторону Тихого океана и упавшей примерно в 2,2 тыс. км к востоку от мыса Эримо, вновь заставил говорить об опасности военного конфликта на Корейском полуострове.

Особенно жесткая реакция последовала из Сеула. Южнокорейский президент Мун Чжэ Ин предупредил: страна «располагает достаточными силами для того, чтобы уничтожить Северную Корею до такой степени, что та никогда не сможет оправиться» — это может произойти в случае дальнейших провокаций со стороны Пхеньяна. Военные Южной Кореи вчера на практике продемонстрировали свои возможности: спустя шесть минут после взлета северокорейской ракеты они запустили две свои баллистические ракеты «Хёнму-2». Одна из них, правда, неожиданно упала в море вскоре после взлета. Но вторая успешно поразила цель, расположенную на удалении 250 км в Японском море. Именно на таком расстоянии от места проведения учений находится аэропорт Пхеньяна, из района которого специалисты КНДР запустили ракету.

Остальные страны пока ограничились устным — пусть и предельно жестким — осуждением действий Пхеньяна.

Например, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заверил: «В России глубоко обеспокоены очередными провокационными пусками, которые ведут к дальнейшему росту напряженности, к дальнейшей эскалации напряженности на полуострове». Он отметил: российское руководство «решительно осуждает продолжение таких провокационных действий и считает, что подобное однозначное демонстрирование позиции неприятия — это и есть самое конкретное, что можно сделать в настоящий момент».

На Западе разделяют обеспокоенность Москвы, но считают, что одного осуждения недостаточно и еще не исчерпаны все возможности санкционного давления. Этот вопрос вчера поздно вечером по московскому времени обсуждался в закрытом режиме на экстренном заседании Совета Безопасности ООН. Напомним, что 11 сентября Совбез единогласно принял новую резолюцию об ужесточении санкций против КНДР — на этот раз в связи с проведенными ею ядерными испытаниями. В числе упомянутых в документе шагов — запрет на закупку северокорейского текстиля и поставки в страну газовых конденсатов. Кроме того, были введены ограничения на экспорт в КНДР сырой нефти и продуктов ее переработки: до 500 тыс. баррелей в период с 1 октября по 31 декабря 2017 года и до 2 млн баррелей в течение всего 2018 года и последующих лет.

США добивались введения полного нефтяного эмбарго, но были вынуждены уступить — в первую очередь под напором Китая, который был и остается крупнейшим поставщиком нефти в Северную Корею. Президент РФ Владимир Путин ранее также говорил, что такая мера не изменит курс руководства Северной Кореи, а «страдания миллионов людей могут быть многократно увеличены». «Россия и Китай не согласятся с полным эмбарго. К тому же это не очень хорошая идея, так как окажет пагубное влияние на северокорейский народ»,— подтверждает профессор Школы права и дипломатии Флетчера в Университете Тафтса (США), эксперт клуба «Валдай» Сун Йон Ли. По его словам, гораздо эффективнее было бы прекращение любых валютных операций с КНДР, поскольку в таком случае «целью бы стал северокорейский режим, зависимый от международных финансовых операций» — в частности, касающихся «закупок оружейной техники и отмывания денег».

Собеседник “Ъ” обратил внимание на то, что Пхеньян, как это чаще всего бывает, приурочил запуск к памятной дате — в этот раз речь шла о 67-й годовщине Инчхонской десантной операции, «блестяще подготовленной американским генералом Дугласом Макартуром и изменившей (в пользу Южной Кореи и ее союзников.— “Ъ”) ход корейской войны 1950–1953 годов». «Последний ракетный запуск — это в первую очередь оскорбление США. При этом власти КНДР ожидают, что администрация Дональда Трампа, как и все ее предшественники в Вашингтоне, стиснет зубы и лишь будет и дальше хныкать»,— отметил Сун Йон Ли.

Между тем вчерашние публичные высказывания американского руководства свидетельствовали о том, что Вашингтон намерен действовать, пусть пока и не военными методами. Так, госсекретарь Рекс Тиллерсон призвал все страны «принять новые меры против режима Ким Чен Ына». «Резолюции Совбеза ООН, включая недавнюю единогласно принятую, представляют собой пол, а не потолок тех действий, которые мы должны предпринять»,— заявил он. О перспективе ужесточения санкций говорил и вице-премьер Японии Таро Асо. Евросоюз же вчера расширил список санкций в соответствии с резолюцией Совбеза ООН от 11 сентября, включив в него три юридических и одно физическое лицо. При этом глава европейской дипломатии Федерика Могерини рассказала, что ЕС «уже работает над дополнительными автономными мерами» против КНДР и что «это работа ускорится после последнего пуска».

Оптимизм вчера проявил, пожалуй, лишь премьер Австралии Малкольм Тёрнбулл: он назвал новый запуск ракеты «признаком отчаяния Пхеньяна по поводу того, что принятые недавно Совбезом ООН более жесткие санкции работают». Вместе с тем в Пхеньяне с этим тезисом категорически не согласились. «Никакое давление на нас не повлияет. Если США и впредь не будут прислушиваться к нашим искренним советам, ответные меры самозащиты нашей республики будут еще более усиливаться»,— говорилось в материале центральной партийной газеты КНДР «Нодон Синмун», которую вчера цитировало агентство «РИА Новости».

В Москве санкционную политику также не считают эффективной (хотя и поддерживают ее на голосованиях в Совбезе ООН). Вчера представитель МИД РФ Мария Захарова предупредила: всем причастным к корейскому кризису сторонам «необходимо остановиться и тщательно взвесить последствия своих шагов, пересмотреть политику обоюдного давления и запугивания». По ее мнению, лучшим выходом стал бы запуск переговорного процесса на основе российско-китайской «дорожной карты» (подразумевает замораживание северокорейских ядерных и ракетных испытаний, а также прекращение совместных учений Южной Кореи и США).

Однако в целесообразности такого диалога еще предстоит убедить не только страны Запада (США, например, российско-китайский план ранее отвергли), но и КНДР. А у России, как рассказал “Ъ” дипломатический источник в Москве, «нет прямого регулярного контакта с Ким Чен Ыном». «Это не только у нас так, он вообще никого особо не принимает»,— добавил собеседник “Ъ”.

Павел Тарасенко, Елена Черненко


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение