Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Севернее Северной Кореи

О чем совещались Владимир Путин и Мун Чжэ Ин в 123 километрах от границы с КНДР

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

6 сентября президент России Владимир Путин несколько часов на острове Русский не разлучался с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином. Корейский президент не только соглашался с сенсационным предложением российского президента как можно интенсивнее развивать трехсторонние отношения, между Россией, Кореей и Северной Кореей, чтобы отвести угрозу новой мировой войны, но и с удовольствием больше часа гулял с российским президентом по выставке «Улица Дальнего Востока», пристально вглядываясь в павильоны российских регионов: от Приморского края до Еврейской автономной области. Вместе с двумя лидерами вглядывался в эти павильоны, а также в самих лидеров и специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников.


Ранним утром (особенно для Москвы) Владимир Путин во Владивостоке встретился с президентом Кореи Мун Чжэ Ином. Встреча планировалась за несколько месяцев, и мало кто (хотя, наверное, были и такие) предполагал это невероятное обострение ситуации в регионе в связи с поведением КНДР. И насчет приезда во Владивосток премьер-министра Японии Синдзо Абэ ясность наступила тоже еще во время его встречи с Владимиром Путиным в Японии уже почти год назад.

Так или иначе, но получилось, что наконец-то Владимир Путин оказался на стороне добра.

Конечно, корейские журналисты — люди заполошные, особенно если они торопятся на переговоры, в которых участвует их президент. Мы ждали начала встречи минут уже сорок, как вдруг нас накрыло цунами из корейских журналистов — и через мгновение они скрылись в двери, через которую пока было ведь нельзя.

Я не удивился, когда они, поникши головами и даже какие-то побитые (это, кстати, совершенно было не исключено), вернулись к нам.

А просто вовремя не успели затормозить…

С одним из них я поговорил. Он представлял ежедневную корейскую газету, впрочем, категорически отказался сообщить, какую именно. Ну и не надо. Главное, он рассказал, оказывается, корейский президент возлагает удивительные надежды на встречу с Владимиром Путиным, который, они тут все думают, может помочь Сеулу избежать систем залпового огня и ракетных ударов Пхеньяна.

— Вы не представляете, как мы живем,— рассказывал он, и теперь волнуясь.— Мы все время ждем бомбежек! Я понимаю, что меня может накрыть каждую секунду. Это так ужасно! У вас такое было?

Я вынужден был признаться, что не было. Ну, один раз, да, в командировке, но не дольше трех дней…

— Приезжайте к нам! — обрадовался корейский журналист.— Вы все это испытаете! Не пожалеете!

А вот в этом я не был уверен.

Наконец нас позвали на встречу. Дисциплинированная российская делегация, как всегда, уже давно была вместе: Сергей Лавров, Юрий Ушаков… И чему, хотелось бы знать, они все опять так радовались — как накануне в китайском Сямэне? Наверное, тому, что форум проходит во Владивостоке, а не в Сеуле, например.

Владимир Путин и Мун Чжэ Ин встретились сердечно, хотя, наверное, толком не успели познакомиться друг с другом. Кореец недавно работает президентом. Например, год назад Владимир Путин во время такого же форума был на экскурсии в только что построенном наконец Владивостокском океанариуме (по поводу растраты денег при его строительстве следствие идет до сих пор, то есть уже несколько лет. Хотя все думали, что суд будет раньше, чем откроется океанариум) — с другим президентом Кореи, больше того — вообще с женщиной, зовут Пак Кын Хе (по поводу нее следствие тоже идет до сих пор).

Владимир Путин в последнее время на каждой встрече с иностранным коллегой фиксирует резкий рост товарооборота (может быть, такие коллеги ему попадаются…). И в случае с Кореей — тоже:

— Несмотря на небольшой спад в прошлом году, 16,6%, в этом году у нас почти 50-процентный рост товарооборота за первое полугодие!..

— Мы с вами,— рассказал в свою очередь Мун Чжэ Ин,— за очень короткое время очень часто общались, обменивались мнениями по телефону, поэтому у меня уже сложилось впечатление, что мы очень сблизились! Владимир Владимирович (выговорил он.— А. К.), мы с вами почти ровесники, у нас очень много общего… В жизни очень много общего можно найти! От таких вещей я чувствую, что мы с вами очень близки!

Мун Чжэ Ин добавил к тому же, что политика Владимира Путина по развитию Дальнего Востока и его, Мун Чжэ Ина, политика, так называемая новая северная политика, имеют много общего.

— Мы с вами стремимся к одной мечте! — констатировал корейский президент.

Только Владимир Путин не хочет потерять, не дай бог, Дальний Восток, а Мун Чжэ Ин хочет приобрести Северную Корею.

— Считаю, — говорил корейский президент,— что Корея является самым лучшим партнером для России (Синдзо Абэ и Си Цзиньпин с ним поспорили бы.— А. К.)… Если Северная Корея в данный момент не прекратит свои провокации, то мы можем столкнуться с непредсказуемой ситуацией!

С третьей мировой войной, он хотел сказать.

Позже, уже после переговоров, Владимир Путин, когда они присутствовали при подписании российско-корейских соглашений, кажется, среагировал на это замечание.

— Отмечу,— произнес господин Путин,— что Россия по-прежнему готова к реализации трехсторонних проектов с участием КНДР. Речь могла бы идти о поставках в Корею российского трубного газа, интеграции электросетей, железнодорожных систем России, Республики Корея и Северной Кореи!

То есть, другими словами, Владимир Путин решил попробовать предотвратить эту войну с помощью общих железных дорог и поставок коллегам российского трубного газа.

Да, это была хорошая попытка.

— Это очень радует! — ответил ему Мун Чжэ Ин.

— Освоение Дальнего Востока будет способствовать не только процветанию двух стран, но и изменению Северной Кореи, что станет базой для реализации трехсторонних отношений!

Несмотря на гораздо большую осторожность, и эта попытка тоже была неплохой.

Пообедав с президентом Кореи, Владимир Путин должен был, снова вместе с ним, приступить к осмотру выставки «Улица Дальнего Востока» на набережной бухты Аякс. Улица состояла из нескольких павильонов и стендов, повествовавших о жизни регионов Дальнего Востока. Я, зная, куда Владимир Путин с Мун Чжэ Ином вряд ли заглянут, на них прежде всего и сосредоточился: они стоили того.

Половину стенда «Камчатка» занимал новый вертолет Ка-62. Я спрашивал у производителей, взлетала ли уже когда-нибудь эта машина.

— Конечно,— отвечал один.— 25 мая этого года был первый полет!

— Но не последний ведь?

— Что вы! После этого еще несколько раз летала!

Другой разработчик рассказал, что это первая машина летала, а та, которая тут сейчас стоит, по счету вторая и пока еще не летала ни разу, если по правде.

— А сколько их всего? — интересовался я.

— Как сколько? — разом удивлялись разработчики.— Два!

— А чем же этот вертолет так хорош?

— Прежде всего тем, что это российский вертолет! — вступил в разговор подошедший министр транспорта России Максим Соколов.— Детали-то наши!

— Все-все? — удивился я.

— Какая степень локализации? — заинтересованно переспросил министр разработчиков.

— Ну как…— потупились они.— Двигатель, трансмиссия, топливные баки — иностранного производства…

— По пароходам, между прочим, та же история — и никто этим не грузится! — спешил им на выручку замминистра транспорта Виктор Олерский.— Если хорошая, почему не купить?! Дешевле будет!

Так ведь мы про импортозамещение, хотел сказать я и промолчал: логики в том, что он сказал, было больше, чем в том, о чем я подумал.

Еще на стенде «Камчатка» я рассматривал горнолыжный тренажер-симулятор. Лыжи на рельсах, по бокам — сетка («Клиентоуловитель…— объяснил мне инструктор Максим Петров.— Лыжина если бьется, то телом в сеточку и входит…»).

— Если Владимир Владимирович зайдет к нам, ему очень понравится…— мечтательно сказала дама, которая тоже, видимо, имела отношение к разработке тренажера.

— У него такой есть,— махнул рукой Максим Петров.— Только без огоньков…

По краям тренажера и правда светились огоньки, демонстрирующие, что с тренажером и с тем, кто на нем стоит на лыжах, все нормально, когда они горят. Стоит человеку пошатнуться — и привод отключается, и все останавливается — и сам человек; и ровное, метра три на четыре 3D-изображение горы, с которой этот человек только что катился, а также льдинок, которые он высекал из-под своих лыж…

Значит, есть у Владимира Путина такой тренажер.

Кроме того, мною на стенде «Камчатка» была обнаружена юрта из оленьих шкур, и тут вдруг выяснялось: «Современные технологии позволяют реалистично передать внешний вид традиционного жилища, не причиняя вреда животным». Юрта оказалась картонной. А все равно, настаивали производители, теплой. Конечно, когда на набережной +25…

В небольшом помещении были выставлены живописные ножи эвенов, но сюда Владимир Путин и его корейский коллега точно бы не зашли: мне объяснили, что изготовителя ножей, «Владимира, не утвердили для встречи с Владимиром Владимировичем».

Следующий павильон назывался «Золотая Колыма». Стенд открывался боевым мамонтом в натуральную, по-моему, величину в глухой кольчуге. Мамонту было что охранять: в небольшом помещении оказались выставлены золотые самородки какой-то ненатуральной величины: «Адамыч», «Мефистофель», «Билибинский феномен» и совсем уж невероятных размеров, килограммов, мне показалось, пятнадцать, «Золотой великан».

Я помимо своей воли воровато оглянулся.

И только потом заметил, что в скобках после каждого названия содержится одно слово: «муляж». Я, конечно, был разочарован: и это готовились показать Владимиру Путину? Подделку? Да он ведь их не терпит — ни в жизни, ни в искусстве! Да, готовились. Решимости выставить настоящие шедевры Колымы духу не хватило. Так что нет, уж лучше вы к нам.

Венчал улицу Дальнего Востока стенд Еврейской автономной области. Тут я увидел большое полотно, на котором была изображена карта какого-то, кажется, поля, расчерченного на более или менее ровные куски. Было написано: «1 гектар — 0 рублей». Я понял, что речь идет о великом проекте Дальнего Востока: россияне имеют право бесплатно получить этот гектар, если станут обрабатывать его и сами на него переедут.

Были тут и такие надписи: «Моне». «Себе». «Тете Циле». И конечно, «Маме». Авторы шедевра собрали всю эту большую еврейскую семью на одном, можно сказать, клочке земли в несколько гектаров и теперь предлагали сделать то же самое остальным гражданам страны.

Вдруг грянула песня: «Время равнодушия пройдет!.. Мы познали привычки расчет… И совсем забыли небеса…» О чем была эта песня? А играл на гитаре и пел ее относительно молодой человек в нескольких метрах от меня. Ему тихо подпевали две миловидные еврейские девушки в богато расшитых платьях и в головных уборах Еврейской автономной области.

Может быть, и правильно, что Владимир Путин и Мун Чжэ Ин не заглянули сюда: могли бы просто не справиться с лавиной информации, которая немедленно обрушилась бы на них…

А в павильоне Приморского края я обнаружил его губернатора Владимира Миклушевского, который любезно согласился провести краткую, но емкую экскурсию по этому павильону. Он показал мне крупный план Владивостокской крепости позапрошлого века с фортами, батареями и пороховыми погребами и объяснил, что эта крепость была настолько неприступной, что ее ни разу никто даже не пытался взять (а еще бывает, что не берут, потому что оно никому не нужно… Но это был, конечно, не тот случай…).

— А вот на этой стене — переселенческая политика,— воскликнул Владимир Миклушевский,— которой мы занимаемся и сейчас тоже в рамках программы «Дальневосточный гектар»… Люди ехали в наши края и брали с собой даже камни для соления капусты в бочках, потому что не знали, что увидят тут! А тут — прекрасно!.. И вот можно изучать интересные факты о нашей рыбе! Смотрите: «Камчатский краб устроен задом наперед: сердце у него находится в задней части туловища, а желудок, наоборот, в головной!..» Все же написано!.. А вы знаете, что камчатский краб идет к нам с Камчатки (лично я на этих словах вряд ли выглядел удивленным.— А. К.) по дну моря и тащит на себе еще и свою возлюбленную! Каково?!

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

— И тут-то вы его встречаете…— вздохнул я.— И прибираете обоих…

— Не всегда…— немного, впрочем, смутился Владимир Миклушевский.

Некоторым то есть удается прорваться, а вернее прорвать сети во имя любви. Они же, как и все влюбленные и возлюбленные, не знают, что дальше их ждут другие, гораздо более крепкие сети…

Владимир Путин с корейским президентом сначала изучили вертолет. Когда они подошли к нему, справа вдруг раздалось массовое курлыканье. Так курлычут, мне казалось, только журавли да стерхи. Но оказалось, что примерно так курлычет и стая девушек на набережной. Мне шепотом объяснили, что это особенное, брачное курлыканье.

То есть девушки вели себя очень откровенно. А вообще-то картина была на редкость противоестественная: курлыкающие девушки на фоне белоснежного корабля «Ураган»…

Тут я увидел, что на курлыканье вдруг потянулся корейский президент. Не устоял, значит.

Но Владимиру Путину все-таки удалось отвлечь его вертолетом Ка-62, тем самым, который когда-нибудь обязательно взлетит. Им долго рассказывали о его преимуществах перед предшественниками, а Мун Чжэ Ин спросил, сколько он весит. Кореец, услышав, что всего 6,5 тыс. кг, осторожно покачал головой, так что непонятно было, понравилось ему или нет.

И когда Владимир Путин и Мун Чжэ Ин уже отошли от вертолета, российский президент вдруг приотстал и негромко спросил у разработчиков:

— А полегче не можете сделать?!

Ему нужно было теперь догнать корейского коллегу, но вдогонку ему послали обещание, которое сводилось к тому, что он даже не представляет себе, насколько это возможно…

В павильоне Приморского края они прошли, как уже известно, тот же путь, что, к примеру, и я, и направились к павильону Сахалинской области, где были встречены губернатором Олегом Кожемяко, на голове которого была размещена пышная и ухоженная шевелюра, которая отчего-то даже издали бросалась в глаза.

Показывая вид с одной из сахалинских гор, Олег Кожемяко с гордостью сказал, что в 2025 году здесь будет курорт европейского уровня.

Корейский президент кивнул и поспешил к следующему экспонату. Я подумал, что зря все-таки Олег Кожемяко на Сахалине равняется на Европу. Мун Чжэ Ину было бы легче, если бы господин Кожемяко сказал, что это будет горнолыжный курорт корейского уровня, тем более что следующим павильоном был тот, который посвящен Олимпиаде следующего года в корейском Пхёнчхане.

Впрочем, в одном Олег Кожемяко сделал абсолютно бесспорный выбор: он нажал клавишу компьютера, и на просторном экране начался фильм про Василия Ощепкова, родоначальника советского дзюдо и одного из основателей самбо, уроженца, разумеется, Сахалинской области (вот повезло-то Олегу Кожемяко!).

Президент России Владимир Путин (справа) и президент Республики Корея Мун Чжэ Ин

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

— В возрасте 11 лет Вася стал сиротой и был отправлен в детский дом…— журчал из динамиков голос диктора.— А уже в 14 лет его отправят в Японию…

Владимир Путин зачарованно смотрел на экран, где демонстрировали кадры откуда-то добытой хроники того времени. Да и Мун Чжэ Ин не шевелился сам, а шевелились только его губы, кажется, повторяя за диктором ласкающие, видимо, слух русские слова. Нет у меня теперь оснований сомневаться, что и корейский президент провел часть своей жизни в дзюдо.

Они через несколько минут были вынуждены отойти к макету поля, на котором изображены «Международные игры “Дети Азии”», а Владимир Путин, я видел, искоса все наблюдает за тем экраном справа и вверху от него, где в этот момент в разгаре была история о том, как Вася получал свой черный пояс, первый дан. «Русский медведь добился своей цели!..»

А на свежем воздухе их уже ждали юные дзюдоисты, которые продемонстрировали известные даже мне приемы, и по лицам двух этих людей, Владимира Путина и Мун Чжэ Ина, я видел, что ничего больше им на этой набережной и не нужно. Да, Олег Кожемяко, хотел он этого или нет, бросил через плечо всех своих коллег по многотрудному губернаторскому цеху…

Российский и корейский президенты остановились у последнего в этот день для них стенда. Он был посвящен Олимпиаде в Пхёнчхане. Для них тут даже приготовили два кресла: предстояла небольшая презентация. Она заключалась в том, что несколько корейских девушек минут пять отчаянно стучали деревянными колотушками в большие барабаны и многозначительно улыбались при этом обоим лидерам. И в самом деле возникла интрига, смысл которой постичь, впрочем, не представлялось возможным.

Я подумал, что, между прочим, рассерженные горожане у входа в Верховную раду в Киеве бьют в железные бочки ничуть не тише и, может быть, даже слаженней: гораздо дольше репетируют…

Мун Чжэ Ин подарил Владимиру Путину тигренка, символ Олимпиады-2018, и медвежонка, символ Паралимпиады, они сфотографировались и наконец попрощались до следующего дня, проведя друг с другом по крайней мере половину сегодняшнего.

А в программе Владимира Путина оказался еще один, до этого тщательно скрывавшийся пункт: на белоснежном теплоходе «Ураган» он отправился к корвету «Совершенный», стоявшему метрах в двухстах, в бухте Аякс,— чтобы убедиться, что корвет, созданный Объединенной судостроительной корпорацией и спущенный на воду в 2015 году, во всем, в чем надо, соответствует своему названию. Посторонних, в том числе губернаторов Сахалинской области и Приморского края, на борт не взяли.

А уже через полчаса в корпусе «Б» Дальневосточного университета Владимир Путин проводил заседание президиума Госсовета, посвященное комплексному развитию регионов Дальнего Востока. Здесь, кроме членов президиума, было множество людей, которые инвестируют в Дальний Восток. Участие в президиуме было для них заслуженной наградой за этот самоотверженный и даже, быть может, безрассудный поступок. Надо сказать, президиум запомнился прежде всего тем, что Владимир Путин произнес:

— Знаете, я иногда смотрю на то, что делается, и мне кажется, что мало что делается!..

Он имел в виду, что из Приморского края продолжается отток населения, примерно 1 тыс. человек в год, против, впрочем, 2,6 тыс. три года назад.

И тут Владимир Путин произнес еще и вот что:

— Напомню также о принятом решении выделять так называемые дальневосточные разделы в ключевых программах. Я посмотрел отчет об исполнении этого решения, своего рода рейтинги госпрограмм в интересах Дальнего Востока. Надо прямо сказать, по ряду направлений картина не хочется говорить удручающая, но, мягко говоря, скромная!

Прозвучало как-то вдруг. Ничто, как говорится, не предвещало. Но это оно только начиналось:

— О чем идет речь? Кто составляет программы? Отраслевые министерства и ведомства. И там вместо того, чтобы выделять, как я и просил, дальневосточные направления, их вообще нет или это представлено чисто символически. Послушайте, я хочу обратиться к своим коллегам в правительстве! Я проанализирую это серьезно! Вот честное слово!.. Я посмотрю на это самым серьезным образом, и кто не будет исполнять это!.. Я хочу, чтобы вы все услышали… Будут приняты соответствующие меры: нужно будет тогда привлекать людей в эти министерства и ведомства (то есть новых.— А. К.), которые понимают приоритеты страны!

Да, Владимир Путин, конечно, не хочет терять Дальний Восток. Ни на мгновение. Ни на сантиметр. Ведь опасность рядом. Вот она — протяни только руку. Ведь Мун Чжэ Ин никуда с острова Русский не уехал. А Синдзо Абэ со своими грандиозными предложениями по освоению Дальнего Востока еще не приехал. И Си Цзиньпин — ближе всех.

Такие друзья, что врагов не надо.

Андрей Колесников, остров Русский


Комментарии
Профиль пользователя