Коротко


Подробно

Фото: Toru Hanai / Reuters

100 килотонн идей чучхе

КНДР испытала самую мощную бомбу в своей истории

Северная Корея в воскресенье утром провела наиболее мощное ядерное испытание в своей истории, спровоцировав очередной региональный кризис и вызвав волну осуждения во всем мире — включая Москву и Пекин, который считается главным спонсором КНДР. Воскресное испытание, которое последовало за двумя удачными запусками межконтинентальных баллистических ракет, свидетельствует о том, что Пхеньян вплотную подошел к статусу ядерной державы,— остановить его на этом пути пока не смогли ни международные санкции, ни крайнее недовольство ближайших союзников в Пекине. Заложниками ситуации стали Япония и Южная Корея, фактически оказавшиеся на линии огня,— в случае если президент США Дональд Трамп реализует свои угрозы обрушить на непокорный Пхеньян «гнев и ярость». Впрочем, вчера глава Белого дома предпочел сделать ставку на экономические меры воздействия: он пригрозил прекратить торговлю с любой страной, которая ведет бизнес с Северной Кореей.


Пять Нагасаки


Проведенное ядерное испытание (по словам представителей Пхеньяна — водородное) стало уже шестым и самым мощным в истории КНДР. Генштаб Южной Кореи оценил мощность взрыва в 100 килотонн, японские власти — в 70 килотонн. По разным данным, взрыв вызвал землетрясение силой от 5,7 до 6,3 балла по шкале Рихтера (предыдущие тесты вызывали максимум 5,3 балла). Если оценки подтвердятся, происшедшее будет свидетельствовать о качественном росте возможностей Пхеньяна. Напомним, что сброшенная на Нагасаки в 1945 году бомба «Толстяк» имела заряд в 21 килотонну и привела к гибели приблизительно 150 тыс. человек, из которых около 80 тыс. умерли на месте. Максимальная мощность предшествующих испытаний в КНДР оценивалась приблизительно в 30 килотонн.

Взрыв произошел через несколько часов после того, как Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) опубликовало новость об инспекции главой КНДР Ким Чен Ыном Института ядерного вооружения: там «уважаемый верховный лидер наблюдал за тем, как водородную бомбу загружают в ракету» и «познакомился с техническими характеристиками нового устройства». Новая бомба, как сообщает ЦТАК, «имеет изменяемую мощность от десятков до сотен килотонн» и способна «при подрыве в воздухе генерировать сверхмощный электромагнитный импульс в соответствии со стратегическими задачами».

Минобороны России не давало официальных оценок мощности взрыва.

Между тем источник “Ъ”, близкий к профильным структурам Минобороны, высказал сомнение в том, что взрыв действительно был термоядерным.

По его словам, согласно прошлогоднему внутреннему анализу российского военного ведомства, КНДР «понадобится еще несколько лет для полноценной готовности термоядерного оружия». «Определенный прогресс у них налицо, но до водородной бомбы еще очень далеко»,— заявил собеседник “Ъ”. По его словам, российское ведомство исходит из того, что на сегодняшний день КНДР работает не с плутонием, а с урановым зарядом, мощность которого не превышает 25 килотонн.

Директор Центра энергетики и безопасности Антон Хлопков сказал “Ъ”, что Северная Корея «заинтересована в преувеличении своего потенциала». «Сохраняются серьезные сомнения в том, что КНДР обладает термоядерным боезарядом, который может быть доставлен до цели с помощью межконтинентальной баллистической ракеты. Проведенное испытание не дает повода уверенно говорить об обратном»,— убежден господин Хлопков.

Головная боль для Китая


Испытания вызвали единодушное осуждение во всем мире. МИД РФ выразил «глубокую озабоченность очередным демонстративным пренебрежением требованиями соответствующих резолюций СБ ООН и норм международного права». Москва предупредила: «Продолжение такой линии чревато серьезными последствиями для самой КНДР». Но при этом призвала все стороны «воздерживаться от каких-либо действий, ведущих к дальнейшей эскалации напряженности».

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ назвал испытания «абсолютно неприемлемыми». Президент США Дональд Трамп в Twitter сообщил, что «умиротворение» КНДР работать не будет, так как «они понимают только силу». Он также раскритиковал Китай, который «пытается помочь, но совершенно безрезультатно». Министр финансов США Стивен Мнучин сообщил, что его ведомство начало проработку нового раунда санкций в отношении КНДР. А президент Трамп в воскресенье вечером вернулся к санкционной теме, пригрозив (опять-таки в Twitter): «В дополнение к другим вариантам США рассматривают прекращение всей торговли с любой страной, которая ведет бизнес с Северной Кореей».

Главным пострадавшим от испытания в этот раз оказался Пекин. Информационный шум после взрыва начисто перекрыл освещение начавшегося 3 сентября в китайском Сямэне саммита БРИКС. Это событие было крайне важно лично для лидера КНР Си Цзиньпина в свете намеченного на 19 октября XIX съезда Компартии КНР, на котором он должен предстать сильным лидером, крепко держащим в руках рычаги управления страной. Очередное ядерное испытание Пхеньяна в крайне неудачный для лидера КНР момент напомнило миру о том, что Пекин (многократно призывавший Ким Чен Ына прекратить ракетно-ядерные испытания) не в состоянии контролировать даже полностью зависящую от него с точки зрения экономики (до 90% гуманитарной помощи и товарооборота) Северную Корею.

«Китай не будет применять против КНДР действительно эффективные меры давления, потому что боится хаоса и революции в Северной Корее больше, чем появления у них боеспособной баллистической ракеты с ядерным зарядом,— говорит “Ъ” профессор университета Кунмин (Южная Корея) Андрей Ланьков.— Поэтому Пхеньян спокоен относительно позиции Пекина, какой бы негативной ни казалась его реакция».

Ответ Сеула


Череда северокорейских испытаний подрывает также и позиции нового южнокорейского президента Мун Джэ Ина, пришедшего к власти в начале мая с обещаниями наладить диалог с КНДР. Вместо разрядки Пхеньян вообще свел к минимуму контакты с Сеулом и многократно увеличил частоту испытаний, фактически исключив Южную Корею из решения северокорейской проблемы. В воскресенье на экстренном заседании Совбеза страны Мун Джэ Ин заявил, что всерьез обсудит с США размещение на территории Южной Кореи «наиболее мощных тактических средств», по всей видимости, имея в виду тактическое ядерное оружие. Оно, напомним, находилось в Южной Корее, но было вывезено в 1991 году.

Внутри Южной Кореи все громче звучат голоса в поддержку создания собственного ядерного оружия. Впрочем, по мнению Андрея Ланькова, минусов у этого варианта все же больше, чем плюсов. «Южная Корея — страна, сильно зависящая от экспорта и внешних рынков. Если станет известно, что там начались разработки ядерного оружия, против Сеула, без сомнения, будут введены санкции со стороны его основных торговых партнеров: США и Китая,— уверен эксперт.— Это приведет к резкому обвалу экономики и гарантированному поражению на выборах той партии, которая на тот момент будет у власти».

Учитывая два подряд успешных запуска межконтинентальной ракеты «Хвасон-14» и череду ядерных испытаний, основной задачей, стоящей перед северокорейскими инженерами, остается совмещение этих двух компонентов для создания полноценной межконтинентальной ракеты, способной достичь США. По мнению старшего научного сотрудника ИДВ РАН Василия Кашина, это может серьезно изменить структуру американских альянсов в регионе. «При наличии у КНДР рабочей ракеты такого рода перед властями США может встать выбор — защитить Лос-Анджелес или Сеул,— пояснил он “Ъ”.— И все понимают, каков будет этот выбор. Потому что, когда речь идет о физическом выживании, все бумажки о союзных обязательствах обычно летят в корзину».

Михаил Коростиков, Александра Джорджевич, Максим Юсин



Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение