Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я не думаю, что мы находимся в новой холодной войне»

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков об отношениях России и США и санкциях против КНДР

Противоречия между Россией и США не могут в нынешних условиях перерасти в открытый конфликт. Такое мнение в интервью представителям китайских и японских СМИ высказал в среду заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков. Обозначив ключевые проблемы в отношениях между Москвой и Вашингтоном, дипломат затронул и ряд других актуальных вопросов глобальной и российской повестки: санкции против КНДР, предстоящий (сентябрь текущего года) саммит БРИКС в китайском Сямэне, необходимость уменьшить зависимость рубля от доллара в международных расчетах. “Ъ” собрал наиболее яркие высказывания Сергея Рябкова.


О невозможности перерастания противоречий между РФ и США в горячий конфликт


«Я не считаю такую конфронтацию возможной в новой ситуации. Все-таки опыт прошедших лет и десятилетий, я надеюсь, не только нас, но и коллег в Вашингтоне научил ответственно подходить к такого рода вопросам».

«Я не думаю, что мы находимся в новой холодной войне, по причине того, что нет оснований для холодной войны в ее том старом смысле, а именно противостояния систем, идеологий, борьбы за торжество идей. К сожалению, есть усиливающееся стремление США на российском направлении продиктовать свою волю и добиться изменения политического курса нашей страны, в том числе с использованием недозволенных приемов. Это привело к охлаждению отношений, безусловно, но это не эквивалентно состоянию, которое грозит перерасти и трансформироваться в горячий конфликт».

О нежелании Москвы отвечать ударом на удар


«В США принят далеко идущий и во многом беспрецедентный санкционный закон, который в ряде своих аспектов напрямую связал руки исполнительной власти США и лишил ее возможности для маневра в большом и малом: от вопросов отмены секторальных санкций и вплоть до недопустимости, как посчитали авторы этого закона, возврата незаконно изъятой российской дипсобственности в США. По этим направлениям исполнительная власть США без новых решений Конгресса не имеет возможности ничего изменить. Это огромная гиря, балласт и серьезный удар по фундаменту наших отношений».

«Мы не руководствуемся ложно понятой логикой "меры-контрмеры", когда независимо от последствий только по причине того, что нашим интересам нанесен ущерб или на Россию оказывается воздействие враждебных сил, мы должны отплатить той же монетой. Это не наш подход…

Мы по-прежнему считаем, что с приходом администрации Дональда Трампа есть возможность для определенного улучшения российско-американских отношений.

«Суммарно под санкциями США находятся около 400 российских организаций и около 200 российских граждан. Если мы теперь сравним это с тем, что было предпринято Россией в ответ, вы увидите, что американский долг нам, по большому счету, бесконечен. Мы можем, в полном праве, руководствуясь логикой международных отношений и доктриной международного права, позволяющей отвечать аналогичным образом на враждебные действия, применять, по сути дела, любые меры в отношении США в этих областях, но мы понимаем — в ряде случаев это было бы действием себе во вред».

О диалоге с Вашингтоном по вопросам стратегической стабильности


«Я бы сформулировал две области, по вполне понятным причинам требующие внимания, контактов и поиска соответствующих решений. Первая область — это вопросы контроля над вооружениями и нераспространения ОМУ (оружия массового уничтожения.— “Ъ”) и, соответственно, стратегической стабильности. К сожалению, пока, при новой администрации, диалог на эту тему идет крайне медленно. Но мы рассчитываем, что в ближайшее время соответствующие контакты возобновятся, особенно с учетом ряда проблем, которые у всех на слуху, в отношении базового Договора о ракетах средней и меньшей дальности, приверженность которому мы неоднократно подтверждали».

«Мы считаем этот договор (о стратегических наступательных вооружениях.— “Ъ”) очень важным и стабилизирующим фактором. Тем более в условиях, когда в мире ширится движение за полный запрет ядерного оружия и все больше голосов, ратующих, по сути дела, за замену нынешней архитектуры в сфере глобальной безопасности и контроля за вооружениями чем-то новым, селективным, касающимся только группы государств и проблемным для стран, которые по смыслу договора о нераспространении ядерного оружия являются ядерными».

О подоплеке решения США ограничить выдачу виз россиянам


«Если контакты с носителями российского паспорта настолько токсичны, что это вообще недопустимо, тогда просто они должны об этом сказать. Наверное, отражение этого подхода как раз проявляется в решении американской дипмиссии и Госдепартамента об ограничении возможности получения американских виз носителями российских паспортов».

О сотрудничестве в урегулировании региональных конфликтов


«Вновь повторяю положительную оценку взаимодействия с США по Сирии. Концепции зон деэскалации, которые были разработаны нами без участия США, но с подключением других партнеров, в частности Турции и Ирана, показали свою эффективность, и сейчас мы видим, что США все больше вовлекаются в процесс этой работы по стабилизации обстановки в регионах Сирии на основе зон деэскалации. И вообще, вовлечение США в такую конструктивную работу нам кажется весьма продуктивным, и мы будем этим заниматься и дальше».

«Что касается северокорейских дел, то диалог с США идет и на этом направлении, хотя мы видим, с одной стороны, приливы и отливы воинственной риторики, что само по себе оказывает дестабилизирующее воздействие на обстановку в Северо-Восточной Азии, а с другой стороны — абсолютную и не имеющую никаких границ склонность наших американских коллег заниматься в СБ ООН разработкой все новых и новых санкционных мер в отношении КНДР».

О предотвращении инцидентов в воздухе и на море


«Было бы полезно осовременить, привести в соответствие с реалиями сегодняшнего дня имеющееся у нас в обойме российско-американских отношений соглашение о предотвращении инцидентов в воздухе и на море… Много разговоров о том, как ведут себя экипажи кораблей и самолетов. Много рассуждений о том, что может произойти, если будут неправильно поняты намерения или действия друг друга».

О санкциях против КНДР


«Их (санкции.— “Ъ”) нельзя принимать до бесконечности, потому что целью санкций должно быть достижение вполне определенного результата — в данном случае в ядерной и ракетной сфере Пхеньян должен изменить свое поведение. Но мы видим, что в этой работе по линии Совета Безопасности не хватает ключевого ингредиента, а именно диалогового и политического ингредиента, потому что сами по себе санкции к искомому результату не ведут. Они не могут сами по себе изменить реальность, как они не могли изменить реальность, в частности, в ситуации с иранской ядерной программой. Что нужно сделать для того, чтобы появились предпосылки для нахождения политического компромисса сейчас, в том числе между Пхеньяном и Вашингтоном,— это отдельная тема, и Совет Безопасности в этой сфере явно недорабатывает».

О перспективах возврата российской дипсобственности в США


«В отношении дипсобственности я вынужден с большим сожалением констатировать, что после принятия законодательства, о котором мы говорили уже (новый санкционный закон США.— “Ъ”), возможность для возврата этой собственности без отдельного решения американского Конгресса сведена, по сути дела, к нулю. Поэтому мы не ведем никаких переговоров на эту тему».

«Они (администрация президента Барака Обамы.— “Ъ”) создали новые обстоятельства в наших отношениях, беспрецедентные. И создали занозу, которая будет болезненно отзываться очень долгое время».

Об обвинениях во вмешательстве РФ в американские выборы


«Мы не услышали ни одного понятного и внятного объяснения, о чем идет здесь речь. Мы только слышим постоянно обвинения о каких-то русских контактах людей, часть из которых никогда и не участвовала даже в предвыборной кампании ни Демократической, ни Республиканской партий, а часть из которых уже не является функционерами нынешней администрации… Мы будем наблюдать за этим. Это достаточно интересный такой феномен общественно-политический — феномен коллективного помешательства».

О планах Японии разместить у себя установки ПРО США Aegis Ashore


«Мы очень внимательно следим за тем, как развивается диалог и взаимодействие в рамках союзничества между США и Японией — для нас это небезразлично. Я имею в виду, в частности, развитие взаимодействия в сфере ПРО и перспективы появления в Японии дополнительных систем, таких как Aegis Ashore, о чем было заявлено буквально на прошлой неделе. Мы испытываем в этой связи серьезную обеспокоенность, которую доводим до японских коллег».

О значении предстоящего саммита БРИКС в Сямэне


«Мы думаем, что саммит в Сямэне ознаменуется выходом серьезного набора, внушительного пакета итоговых документов, где концептуальные подходы китайского председательства, в том числе к развитию диалога Юг-Юг, получат должное отражение. Хотя хочу обратить внимание, что БРИКС как объединение — это не та площадка, не та платформа и не та структура, где идет главным образом диалог по линии, по шкале координат Юг-Юг. Это более широкая площадка, и вопросы, которые там обсуждаются, выходят за рамки этого диалога».

«Нам, конечно, в равной степени было бы важно и ценно рассмотреть, обсудить, изучить, что можно сделать в бриксовском формате для мобилизации инвестиционного потенциала в экономике наших стран, какие требуются дополнительные усилия для ускорения структурных реформ там, где это необходимо, что следует осуществить, в том числе в формате БРИКС и с использованием нового инструментария БРИКС, для решения инфраструктурных проблем, с которыми сталкиваются наши страны».

О необходимости уменьшить зависимость рубля от доллара


«Я не говорил о том, что мы должны двинуться незамедлительно к отказу от доллара как расчетного средства. Я говорил о том, что

в повестке дня стоит задача уменьшения зависимости от доллара

как, по сути дела, доминирующего средства международных расчетов, доминирующей мировой резервной валюты».

«…вместо того чтобы всячески пестовать роль доллара как незыблемого международного средства расчетов, не зависящего ни от какой конъюнктуры, США путем внедрения противозаконных практик в международную жизнь всех принуждают к тому, чтобы люди, которые осуществляют расчеты в долларах, вначале писали заявление о верности и преданности Вашингтону в политическом плане — я фигурально выражаюсь, а потом им, может быть, будет разрешено рассчитываться в долларах».

Подготовил Георгий Степанов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение