Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Кредиторы сцепились за РУМО

Юрий Чадаев предъявил к заводу требования на 1 млрд рублей

Обострилась борьба за контроль над банкротящимся машиностроительным заводом РУМО между крупным акционером Юрием Чадаевым, который отбывает срок за подготовку к мошенничеству, и противостоящей ему командой самарских акционеров. Арбитражный суд начал рассматривать требования заключенного Чадаева к заводу на сумму свыше 1 млрд руб. Если суд признает эту задолженность, Юрий Чадаев получит большинство голосов в комитете кредиторов. В свою очередь его соперники пытаются доказать, что его кредиторская задолженность фиктивная, и просят возбудить уголовное дело о мошенничестве.


В деле о банкротстве завода РУМО (началось в феврале 2016 года), арбитражный суд начал рассматривать требования бывшего председателя совета директоров предприятия Юрия Чадаева о включении его в реестр кредиторов. Задолженность завода перед ним составляет почти 1,2 млрд руб. – это около 40% всех долгов РУМО (3 млрд руб). Если эта кредиторская задолженность будет признана, то Юрий Чадаев, который сейчас отбывает трехлетний срок за «приготовление к мошенничеству в особо крупном размере» в исправительной колонии поселка Сухобезводное (Семеновский район), получит большинство голосов в комитете кредиторов. Напомним, суд признал, что на протяжении нескольких лет давая займы под залог недвижимости РУМО по заниженной стоимости, акционер в дальнейшем намеревался похитить корпуса завода. Сам осужденный считает обвинение абсурдным, а уголовное дело сфабрикованным.

Справка

ОАО РУМО было одним из крупнейших российских предприятий тяжелого машиностроения. Основано в 1874 году в Риге как АО «Фельзер и К°». В 1915 году было эвакуировано в Нижний Новгород. В 1922 завод переименован в «Двигатель Революции», в1993-м преобразован в ОАО РУМО в рамках госпрограммы приватизации. Выпускал дизель-электрические агрегаты (двигатели) для судостроения, газодобычи и электроэнергетики. Самарским акционерам (ЗАО «КинельАгропласт», ООО «Раздолье», ООО «Самара-Авиагаз») предприятия в данный момент в общей сложности принадлежит 32,4% уставного капитала РУМО. Еще 19% «голосуют» АО «НК Банк» и представители Андрея Горшкова. Акционерам, которые объединились вокруг Юрия Чадаева (его дочь, миноритарии), принадлежит 36,84% УК. ­Уставный капитал — 183 тыс. руб.

Соперники Юрия Чадаева в борьбе за площадку РУМО, самарская группа «Автоком» Вячеслава Малеева и Андрей Горшков, который раньше занимался конкурсными процедурами, пытаются доказать, что задолженность завода перед крупным акционером фиктивная. Как стало известно „Ъ“, от представителя РУМО в полицию поступило заявление на Юрия Чадаева: против него просят возбудить новое уголовное дело по мошенничеству. Представители Юрия Чадаева сообщили „Ъ“, что даже в его обвинительном приговоре займы заводу не оспаривались, и они готовы представить в суд аудиторское заключение о движении средств. Кроме того, им неясно, кто вообще уполномочен подавать какие-либо жалобы от имени РУМО. Напомним, ранее арбитражный суд установил, что совет директоров, сформированный самарскими акционерами в марте 2016 года с последующим назначением Вячеслава Голанова руководителем завода, не легитимен. Господин Голанов покинул предприятие еще в начале года, а нового назначенца Андрея Горшкова налоговая инспекция отказалась регистрировать гендиректором из-за вопросов к его коммерческим фирмам. Сейчас господин Горшков пытается оспорить отказ в суде. Де-юре у неработающего предприятия-должника, находящегося в стадии наблюдения, долгое время нет легитимного руководителя.

Несостоявшийся директор Андрей Горшков, в свою очередь, намерен доказать, что требования Юрия Чадаева необоснованны. По информации „Ъ“, господин Горшков даже пытался встретиться с заключенным в колонии, но Юрий Чадаев отказался разговаривать с ним. Как рассказал „Ъ“ Андрей Горшков, он собирался объяснить акционеру плохие последствия «попытки принести в арбитражный суд фальшивые документы»: «Я хотел помочь ему выйти на свободу, так как считаю, что он вынес уже достаточно. Я уверен, что если бы он видел все экспертизы, то сам бы отказался от ряда заведомо фальшивых требований к РУМО и избавил бы меня от греха писать заявления на тяжело больного человека» (Юрию Чадаеву 65 лет, он инвалид второй группы, перенес несколько кардиологических операций, болеет панкреонекрозом).

Представители интересов Юрия Чадаева парируют, что никаких заключений экспертиз, свидетельствующих о недостоверности его требований, их оппоненты в судебный процесс пока не представили. Юрий Чадаев, даже будучи в заключении, пытается через своих юристов добиться уголовного преследования самарских акционеров, трактуя их вхождение в акционеры предприятия как рейдерский захват. Источник „Ъ“ среди акционеров предприятия сообщил, что между Юрием Чадаевым и Вячеславом Малеевым еще летом 2015 года был возможен компромисс: первый был готов уступить второму в рассрочку свои акции в обмен на инвестиции в завод и гашение долгов. «По этому поводу два года назад между Чадаевым и Малеевым было заключено соответствующее соглашение о намерениях. Но оно прожило ровно один день. Самарцы сразу попытались навязать Чадаеву кандидатуру своего гендиректора, и все договоренности рухнули», – добавил собеседник „Ъ“.

Добавим, что не работающий завод РУМО, задолженность которого только по налогам составляет 548 млн руб., с большой долей вероятности до конца года войдет в процедуру конкурсного производства. Самарские акционеры, год назад обещавшие нижегородским властям погасить долги по зарплате и восстановить работу РУМО в кооперации с предприятиями «Автокома», так и не реализовали свои планы. Попытка самарской команды отозвать иск предприятия о своем банкротстве также к успеху не привела: признаки несостоятельности РУМО были признаны Верховным судом. Сейчас в пустых цехах царит разруха, а большинство станков было продано на металлолом.

Роман Кряжев


Коммерсантъ (Н.Новгород) от 23.08.2017
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение