Коротко

Новости

Подробно

Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ   |  купить фото

Как судят в Одессе

Юрий Ткачев — о процессе по делу о «Майской бойне»

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Вердикт и приговор по первому дошедшему до суда делу о "Майской бойне" в Одессе могут огласить уже в конце августа — начале сентября. Каким он будет?


Юрий Ткачев, Одесса


События 2 мая 2014 года стали самой крупной трагедией Одессы со времен Великой Отечественной. "Майская бойня", в которой погибли 48 одесситов, вызвала огромный резонанс во всем мире, и ее расследование, казалось, должно было стать делом чести для украинских правоохранителей. Увы, получилось наоборот. Следствие тянется уже более трех лет, улики и результаты экспертиз "теряются", следователи внезапно увольняются, а активисты "Евромайдана" фактически командуют судьями. ОБСЕ, миссия Совета Европы и офис комиссара ООН по правам человека неоднократно критиковали украинские власти за неспешный характер расследования, однобокость и предвзятость. Но особого впечатления эти упреки, кажется, не производят. На скамье подсудимых в данный момент — не те, кто сжигал Дом профсоюзов, а те, кто его защищал, десятки "антимайдановцев". Обвинение было выдвинуто лишь одному представителю "Евромайдана" — да и того вскоре выпустили, наградив медалью. И все-таки первое дошедшее до суда дело, по имеющейся информации, вот-вот завершится. Вердикт и приговор могут огласить уже в конце августа или самом начале сентября.

Странное следствие


Столкновения 2 мая 2014 года в Одессе, напомним, начались на Греческой площади, где организованные в боевые колонны активисты "Евромайдана" схлестнулись с "Одесской дружиной" — небольшой группой одесситов, митинговавших на "Куликовом поле" (одесском "Антимайдане"). В результате столкновений погибли шестеро человек — двое "евромайдановцев" и четверо "куликовцев". После этого "сторонники евроинтеграции" рванули к Дому профсоюзов, где находился палаточных лагерь их "противников" и где к вечеру случилась трагедия, унесшая жизни еще 42 защитников "Куликова поля".

После тех страшных событий в течение 2014-2015 годов было арестовано около 300 активистов "Куликова поля". Им предъявлены разные обвинения: сепаратизм, госизмена, сотрудничество с ДНР/ЛНР. Известно о семи уголовных делах (или, говоря языком украинского УПК, уголовных производствах) относительно 2 мая. Здесь и отдельное дело о событиях на "Куликовом поле" и пожаре в Доме профсоюзов, и производство в отношении руководства одесской милиции и руководства управления ГСЧС в Одесской области, которое обвиняют в несвоевременном выезде на пожар. Но единственным дошедшим до суда делом о массовых беспорядках 2 мая 2014 года пока остается уголовное производство по факту действий активистов "Куликова поля" в центре Одессы, на Греческой площади. Судят 20 "куликовцев". Пятеро из них, арестованные еще в 2014 году, находятся за решеткой в Одесском СИЗО. В настоящее время заканчивается судебное слушание в городском суде Ильичевска (городе в Одесской области, переименованном Верховной радой в Черноморск.— "О"), где дело осело, побывав перед этим во всех районных судах Одессы. Блуждания по инстанциям объяснимы: в материалах полно казусов и ляпов.

Помимо очевидной необъективности следственных органов, всеми силами старающихся возложить всю вину за происходящее исключительно на одесский "Антимайдан", дело с самого начала сопровождалось скандалами, связанными с низким качеством расследования. О многом говорит тот факт, что место происшествия было осмотрено лишь спустя две недели после трагедии, тогда как коммунальные службы в прямом смысле зачистили Греческую площадь, уничтожив массу ценных улик, уже в первую ночь после ЧП.

Большой резонанс получила и история с пулей, извлеченной из тела "евромайдановца" Иванова — он скончался от огнестрельного ранения, полученного при атаке на позиции активистов "Куликова поля". Иванов признан обвинением первым погибшим в тот роковой день — дескать, именно его смерть запустила маховик кровопролития, став своего рода прологом к кошмару в Доме профсоюзов. В этом убийстве подозревается запечатленный в тот день на фото и видео "куликовец" Виталий "Боцман" Будько. По официальной версии, он был вооружен гражданской версией карабина на базе АКСУ, из которого выпустил пулю калибром 5,45 миллиметров, ставшую роковой. Сначала следователи пулю эту... потеряли. Осталось только описание, сделанное врачом, извлекшим ее из тела Иванова, и врач указал, что калибр пули составлял не 5,45, а 5,65 миллиметров. Это означало, что Будько "Боцман" в смерти Иванова не виновен: ну, не стреляют карабины на базе АКСУ пулями калибром 5,65 миллиметров! Потом улика вдруг нашлась: оказалось, хранилась она (?) у того же врача. Ее исследовали эксперты-баллистики, сообщившие, что пуля все-таки имеет калибр 5,45 миллиметров — врач, мол, ошибся. Но затем улика снова оказалось "неправильной" — она не совпадала с образцами, выпущенными из официально принадлежащего Будько карабина (образцы специально хранятся в пулегильзотеке МВД). Выяснилось также, что существуют еще как минимум пять видов оружия, которое стреляет пулями такого калибра. Иными словами, прямая взаимосвязь между "Боцманом" и пулей, убившей Иванова, остается недоказанной. Однако из предположения, что пуля "могла быть выпущена" из карабина, с которым видели Будько, следствие сделало вывод: пуля таки была выпущена из этого карабина. Прямое передергивание никого не смущает — бумаги суду представлены.

Нестыковок в следственных документах множество, одни документы часто противоречат другим. К примеру, имеется разнобой в указании места и времени смерти Иванова — их в следственных материалах... несколько. Еще один, не менее яркий факт: в зале суда выяснилось, что экспертизы тел погибших на Греческой площади сделаны по результатам изучения неких медицинских документов, составленных вообще непонятно кем. При этом настоящая судебно-медицинская экспертиза тел погибших была проведена в предусмотренном законом порядке — сотрудниками одесского бюро судебно-медицинских экспертиз, с передачей, как и положено, документов следствию. Но на суде этих документов нет. Куда бумаги делись и почему вместо них к делу приобщено черт-те что? Эти вопросы на официальном уровне просто не звучат.

В деле 2 мая вообще очень мало реальных улик и доказательств. Их подменяют свидетельские показания... одного человека — Александра Посмиченко. И это тоже яркая история.

Весной 2014-го означенный гражданин действительно участвовал в движении "Куликова поля". После 2 мая он был арестован и изначально числился одним из обвиняемых, однако был отпущен из-под стражи и переквалифицирован в свидетели. И именно этот человек на этапе следствия "опознал" практически всех обвиняемых по делу "куликовцев" как "активных участников массовых беспорядков". Дальше еще интереснее: на первом же судебном заседании Посмиченко отказался от своих показаний и заявил, что сделал их под давлением правоохранителей. Но вскоре снова передумал: показания свои подтверждает, а заявление об их отказе сделал под давлением — уже со стороны обвиняемых. На процессе Посмиченко путался, запинался, уходил от ответов на уточняющие вопросы, ссылаясь на плохую память и плохое самочувствие. А "вишенкой на торте" стали обнародованные в социальных сетях фото, на которых Посмиченко позирует в расположении батальона МВД "Шторм", принимавшем участие в АТО на Донбассе. Теперь в Одессе звучит только одна версия на его счет: он изначально являлся провокатором правоохранителей, внедренным в ряды "куликовцев". И хотя в суде это не прозвучало, ключевой свидетель и фактически единственный источник доказательств вины обвиняемых был серьезно дискредитирован.

Настоящая детективная история развернулась и с видеозаписями камер наблюдения банка "Аркада", рядом с которым происходили столкновения. Два с половиной года эти записи вообще никого не интересовали. О них вспомнили только осенью 2016 года, когда производство по делу о событиях 2 мая передали в очередные "правоохранительные руки" (в разное время им занимались прокуратура Одесской области, Главное следственное управление МВД Украины в Киеве, Генеральная прокуратура, пока, наконец, не осело в следственном управлении одесской полиции). Одним из первых решений новой следственной группы было изъять записи "Аркады". Получение соответствующих судебных решений затянулось на несколько дней, но когда следователи пришли в банк, выяснилось, что записи уже изъяты. Кто же проявил чудеса расторопности? Следователи Генеральной прокуратуры! Той самой, которая ранее занималась этим делом, но и думать не думала ни о каких видеозаписях, пока ими не заинтересовались "конкуренты". Генпрокурор Юрий Луценко заявил, что его ведомство, мол, хочет всего лишь помочь одесскому следствию: записи якобы зашифрованы (?) и как только их расшифруют, так сразу и отдадут. Отдали. Правда, после того как одесская следственная бригада фактически прекратила существование: часть людей была переброшена на другие дела, часть и вовсе уволилась из органов внутренних дел. Злые языки поговаривают, что, узнав об интересе к записям "Аркады", в Генпрокуратуре испугались, что на ней увидят нечто, что видеть не положено. Именно из-за этого и была проведена операция по изъятию записей, а вернули их лишь тогда, когда ничего опасного на видео не осталось.

Весьма интересное чтиво представляет собой и обвинительный акт по делу о событиях на Греческой площади — своеобразное "либретто" уголовного дела, краткое содержание картины событий по версии следствия. Именно в этом документе среди прочего должны быть изложены мотивы обвиняемых и ответ на главный вопрос: зачем активисты "Куликова поля" 2 мая в центре Одессы вступили в схватку с многократно превосходящим их числом и куда лучше вооруженным противником (ведь именно это подсудимым вменяется в вину)? В обвинительном акте ответа нет: суду просто скормили набор идеологем о "представителях бывшей власти в Украине", "при поддержке властей одного из соседних государств", создавших движение "Куликова поля" "для дестабилизации обстановки в стране". Пустые фразы, никак не проясняющие, что именно произошло 2 мая. Но обвинение сочло, что представленных объяснений достаточно.

Награда за убийство


По идее, симметричное уголовное производство должно было быть открыто и в отношении "евромайдановцев", ведь из шести погибших на Греческой площади — четверо "куликовцев". Но вот парадокс: погибшие есть, а дел, похоже, нет. Точнее, были сюжеты, но за минувшее время "рассосались".

С самых первых дней расследование дела 2 мая проходит при постоянном вмешательстве активистов "Евромайдана". Они осаждают залы заседаний, нападают на адвокатов и обвиняемых, под угрозой физической расправы "строят" судей. По сути, активисты в балаклавах выступают "стороной процесса", но такие мелочи мало кого смущают. И хотя подобные действия имеют вполне четкую квалификацию на языке Уголовного кодекса, полиция в происходящее не вмешивается, а результат налицо.

Единственным официально виновным в кошмаре, случившемся в Доме профсоюзов, остается сторонник "Антимайдана" Вячеслав Маркин, сам ставший жертвой. Уведомление о подозрении в совершении преступления вручили его вдове



Под давлением "евроактивистов" был отпущен на свободу "украинский патриот" Всеволод Гончаревский — по версии следствия, именно этого человека запечатлела видеокамера в тот момент, когда он палкой добивал раненых, выпрыгнувших из окон горящего Дома профсоюзов. Открытое против Гончаревского уголовное производство было прекращено под радостные крики активистов. Основание: правоохранителям не удалось установить, кого именно из "куликовцев" добивал Гончаревский. Может, поэтому и к остальным представителям "Евромайдана" у официального следствия нет никаких претензий?

Обвинение предъявлялось и Сергею Ходияку (очевидцы засняли его расстреливающим активистов "Куликова поля" из охотничьей винтовки), но досудебное разбирательство по делу Ходияка было завершено еще в феврале 2015 года, а рассмотрение его в суде, что называется, не задалось. Все заседания срывались активистами "Евромайдана": по их мнению, за убийство "сепаратистов" их побратим достоин не наказания, а награды. "То, что происходит, ненормально, он герой,— заявила во время одного из таких заседаний активистка одесского "Евромайдана", уроженка и бывшая сотрудница налоговой инспекции города Хмельницкого Алина Радченко.— Мы ездили в Киев, чтобы передать президенту Украины требование присвоить Сергею Ходияку звание героя Украины. Требование подписали все патриотические организации Одессы. Также недавно Украинская православная церковь Киевского патриархата наградила Ходияка медалью "За самопожертвование и любовь к Украине". Это очень показательно, что патриоты и церковь выражают благодарность и уважение Сергею Ходияку".

В августе 2015 года активисты "Евромайдана" во главе с нардепом от "Радикальной партии" Мосийчуком буквально штурмом взяли здание Приморского суда Одессы и потребовали, чтобы судьи, рассматривающие дело Ходияка, добровольно взяли самоотвод или будет хуже. Судьи решили, что хуже не надо, и ретировались. С тех пор дело кочует из одного одесского суда в другой, а несколько месяцев назад было возвращено в прокуратуру для исправления ошибок, с тех пор о нем ни слуху ни духу.

Сам Ходияк, арестованный по "горячим следам" в мае 2014-го, был освобожден буквально через несколько дней, благодаря поддержке соратников, оказавших должное воздействие на апелляционный суд Одесской области. И больше "привлекать" его даже не пытались. Хотя было за что: в 2016-м частный дом, который он снимает в Одессе, обыскали в рамках дела о незаконном обороте наркотиков и нашли там солидную порцию запрещенных препаратов, а также огнестрельное оружие — серьезные основания для привлечения к ответственности сразу по двум статьям УК. Правда, квартирант в этот момент в городе отсутствовал, а отчитавшиеся о находке правоохранители не догадывались, что обнаруженные предметы принадлежат не кому-нибудь, а известному активисту "Евромайдана". Когда это выяснилось, "эпизод" решили замять...

В ожидании вердикта


По имеющейся информации, вердикт и приговор обвиняемые "куликовцы" могут услышать уже в конце августа или самом начале сентября. А "евроактивисты" уже выразили намерение "проконтролировать", чтобы итоговое решение суда "отвечало сути момента". Лидер "Самообороны Одессы" Виталий Кожухарь уже призвал единомышленников посетить суд Ильичевска с тем, чтобы "напомнить судьям, кого они судят".

И все же "куликовцы" надеются на лучшее, ведь представленные гособвинением доказательства явно недостаточны для вынесения суровых приговоров. В счастливый финал, правда, мало кто верит (в стране практически отсутствует практика вынесения оправдательных приговоров, особенно для тех, кто во время суда находился в СИЗО), но адвокаты рассчитывают на компромиссный исход: признание вины и мягкие приговоры, которые будут сочтены отбытыми с учетом трехлетнего пребывания в изоляторе. Скептики полагают иначе: в прокуратуре вряд ли смирятся с этим и наверняка потребуют апелляции. И перспектива угадывается такая: с учетом многочисленных ляпов, которые имеются в материалах уголовного дела, вероятность того, что апелляционный суд отменит приговор первой инстанции и запустит разбирательство по новому кругу, более чем велика, и тогда рассмотрение дела начнут с самого начала.

Остается только гадать: будут ли обвиняемые переживать очередной этап судебной волокиты под стражей или же на свободе, со своими семьями?

P.S.

Об обещании украинских властей привлечь к расследованию международных экспертов уже и не вспоминают — они так и остались пустыми словами. А все материалы по "майской бойне" по-прежнему строго засекречены. Кстати, единственным официально виновным в кошмаре, случившемся в Доме профсоюзов, пока остается сторонник "Антимайдана", экс-депутат Одесского облсовета Вячеслав Маркин, сам ставший жертвой. Он получил тяжкие телесные повреждения в результате падения из горящего здания и скончался в больнице, но уведомление о подозрении в совершении преступления вручили его вдове — ее заставляли расписаться вместо покойного...

Комментарии
Профиль пользователя