Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Рост следует со всеми остановками

Промышленность в июле отказалась ускоряться

Данные Росстата об итогах работы промышленности в июле 2017 года показывают, что общее ускорение экономического роста летом этого года есть, но незначительное. Промпроизводство в июле росло год к году на 1,1%, а оживление в обрабатывающей промышленности неожиданно сменилось депрессией. Несмотря на постоянные поводы для краткосрочного оптимизма, запасов которых достаточно на месяцы вперед, приближение к потолку роста экономики в 2018 году уже вполне ощутимо — временных, но неожиданных проблем с темпами роста становится все больше.


Рост промышленного производства в июле 2017 года наконец совпал с ожиданиями аналитиков, со скепсисом и недоумением оценивавших рекордные показатели промышленности мая и весьма хорошие — июня этого года. Июльская сводка Росстата, посвященная промышленности, не содержит ни слишком плохих, ни слишком хороших новостей. В июле год к году промпроизводство выросло на 1,1%, что ниже рассчитываемого статведомством июньского тренда, с начала года, таким образом, прирост год к году составляет 1,9%. По расчетам Росстата, происходящее не чисто статистический эффект, в июле промышленность в сравнении с данными июня сократила выпуск (с учетом календарного фактора) на 1,1%. На деле, разумеется, речь идет о мало что значащих отклонениях промышленного выпуска от вполне установившегося тренда — фактически промпроизводство в начале 2017 года вышло на среднемесячный уровень 2014 года и, видимо, в первой половине следующего года, если не случится ничего принципиально нового, восстановит уровень производства лета 2014 года.

За исключением непрогнозируемого обвала цен на нефть, неслучайных факторов, которые могли бы помешать и промышленности, и в целом экономике РФ вернуться к состоянию, на котором она остановилась в развитии в первом полугодии 2014 года, видимо, не существует. Как и предполагал “Ъ”, в споре Минэкономики, ожидающего дальнейшего ускорения роста промпроизводства, быстрого восстановления в строительстве и динамики ВВП по итогам 2017 года более 2%, и независимых аналитиков, считающих происходящее почти стагнацией и не ожидающих существенного роста ВВП, не выигрывает ни одна сторона. Рост существует, в том числе в промышленности, но майский рост в ней на 5,4% был или случайностью, или погрешностью методик статведомства. В реальности промышленность увеличивает выпуск на уровне 1,5–2,5% год к году, драйвером восстановления является в первую очередь ограниченное в масштабах восстановление автопроизводства в России, успехи угольного экспорта, стабильность в добыче нефти и газа, умеренные успехи в металлургии.

У восстановительного роста есть предел, и в ряде отраслей он, видимо, почти достигнут — после чего при нынешнем уровне инвестиций дальнейший рост будет сильно ограничен. Видимо, закончился цикл восстановления в химической промышленности, как и в отраслях, привязанных к розничному рынку,— в первую очередь в пищевой. Сводка Росстата демонстрирует даже некоторый спад в обрабатывающей промышленности — минус 0,8% год к году и минус 5,5% к июню (без учета календарного фактора), четырехпроцентный год к году рост в добыче, стагнацию в энергетике и других utilities. Впрочем, пока идентифицировать сектора обработки, в которых этот спад сконцентрирован, невозможно. Уверенно можно сказать только то, что это не автопром (выпуск автомобилей в июле год к году вырос на 19,7%), с определенной вероятностью это военно-промышленный комплекс и смежные с ним сектора — сокращение госрасходов в этой сфере в начале 2017 года отражается на выпуске с задержкой.

Пожалуй, единственная группа отраслей, которая может вызывать беспокойство на основе данных Росстата по июлю,— строительство: промышленность, обеспечивающая стройку (производство цемента, кирпича, металлоконструкций), показывает значительное (по разным подотраслям от 2% до 7,8%) сокращение производства и за июль, и за первые семь месяцев 2017 года. Отсутствие сезонного спроса на стройматериалы, возможно, демонстрирует некоторые проблемы с расчетом инвестиций в РФ — половину инвестиций составляют вложения в строительство, и это плохо сочетается с тем, что производители сырья сокращают производство даже в сравнении с 2016 годом, когда инвестиции сокращались. Но в более долгосрочной перспективе это не так важно: бум в типовом жилищном строительстве, поддерживаемый дешевеющей ипотекой, только начинается.

На среднесрочную перспективу выход из рецессии строительства — не единственный потенциальный источник для будущего роста: даже при низком уровне инвестиций и ограниченности трудового рынка, двух основных факторах, обеспечивающих будущий потолок роста, структурные изменения в промышленности и в целом в экономике, вызванные и изменениями в политике ЦБ, и кризисом 2014–2016 годов, будут продолжаться еще несколько лет. Несмотря на сомнения экономистов и промышленников во влиянии низкой инфляции на динамику промпроизводства и ВВП (их констатирует, в частности, июльский опрос Центра развития ВШЭ), относительная стабильность реальных цен после трех десятилетий инфляции на уровне 10% годовых и выше — это большой и пока явно не сыгравший ресурс. Кроме этого, продолжение роста численности крупных городов, не законченный (и во многом искусственный) подъем в сельском хозяйстве и ряд других реализуемых и нереализуемых сейчас возможностей делают рост ВВП в пределах 2% очень вероятным сценарием по крайней мере на 2018 год. Пока аналитики называют только одну системную угрозу, которая в состоянии дестабилизировать это медленное развитие,— это распространение санкций США на государственный и квазигосударственный долг РФ, прочие угрозы при их реализации, видимо, мало что изменят в общем предположительном сценарии.

Впрочем, по мере достижения «потолка» (его расположение уже можно оценивать — это уровень ВВП и промпроизводства 2013 года) восстановительный рост в экономике РФ будет все более пессимистично оцениваться экономистами вне зависимости от динамики мировой экономики. Это можно предсказать уже по оценкам качества промышленного роста в июне—июле 2017 года, по всем параметрам вполне обычного для докризисных лет. Так, Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ ВШЭ отмечает как тревожное четырехмесячное сокращение запасов предприятий, хотя и воздерживается от негативных объяснений. В мониторинге Института проблем естественных монополий отмечается сокращение значений рассчитываемого им опережающего индекса «ИПЕМ-производство» второй месяц подряд, сообщая, впрочем, что его аналитики не видят «системных причин, приводящих к спаду производства, возможно, нашло отражение влияние случайных факторов». Приближение к «потолку», очевидно, должно увеличить нервозность оценок текущего состояния дел и нарастающую радикализацию предложений по системному изменению ситуации — сейчас ей с очевидностью мешают предвыборные ограничения, они будут сняты весной 2018 года.

Дмитрий Бутрин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение