Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Бальтерманц/Фотоархив журнала / Дмитрий Бальтерманц/Фотоархив журнала "Огонёк"

«Для приема вещей от иностранных делегатов»

Чем закончилась попытка упорядочить и контролировать контрабанду

7 июня 1956 года Совет министров СССР принял постановление об усилении борьбы со спекуляцией товарами иностранного происхождения. Но вскоре оказалось, что из политических соображений важнейшие пути нелегального ввоза в страну перекрыть невозможно. И летом 1957 года власти пошли на неординарный шаг, попытавшись сделать контрабанду организованной и контролируемой.


«Крутился возле пограничных отрядов»


На протяжении многих лет советские идеологи и экономисты постоянно пытались доказать, что социалистическая экономика развивается по своим, в корне отличающимся от капиталистических, законам. А плановая система организации народного хозяйства удовлетворяет все потребности населения страны. Однако как только возникал дефицит каких-либо товаров, а случалось это очень часто, и на них появлялся платежеспособный спрос, законы рыночной экономики тут же давали о себе знать.

В изготовлявших товары повседневного спроса цехах и на небольших предприятиях, днем выполнявших государственный план, несознательные товарищи по ночам делали левую продукцию из добытых нелегальными путями материалов. А сложные в изготовлении или не производившиеся в СССР товары всеми правдами и неправдами доставляли из-за границы.

Из-за хронического дефицита всего и вся борьба с контрабандой во всех ее проявлениях не прекращалась никогда. Переток товаров через южные границы СССР — в Закавказье и Средней Азии — сохранялся даже в те годы правления Сталина, когда за нелегальное пересечение рубежей страны грозило суровое наказание. Секрет был прост: у контрабандистов нередко были очень влиятельные покровители. Капитан госбезопасности К. А. Самохвалов вспоминал, что в 1939 году докладывал руководству НКВД СССР о брате одного из высокопоставленных чекистов — С. А. Гоглидзе:

«У Гоглидзе есть брат Владимир — большой хулиган и бандит, все время крутился возле пограничных отрядов на Афганистанской границе, заделался футболистом “Динамо” и в то же время был связан с контрабандистами».

Но обычно заграничный дефицит доставляли более безопасными способами — его везли возвращавшиеся на родину советские дипломаты и командированные за рубеж специалисты. Еще чаще и больше контрабандных товаров доставляли в порты СССР советские и иностранные моряки. В послевоенное время к ним прибавились офицеры, служившие в группах советских войск за границей. Как тогда было принято говорить, в странах народной демократии.

Но весь этот поток дефицита не шел ни в какое сравнение с тем, что началось после того, как с 1956 года многочисленные иностранные делегации и туристические группы начали прибывать в страну, чтобы увидеть обновленный, разоблачивший культ личности СССР.

Иностранные гости быстро поняли, что продавать привезенные с собой вещи предприимчивым советским гражданам за рубли гораздо выгоднее, чем обменивать валюту по официальному курсу. И вскоре купля-продажа в местах, где жили или бывали интуристы, достигла такого размаха, что правительство страны обязало МВД СССР принять самые серьезные усилия по пресечению купли-продажи иностранных товаров. Но оказалось, что сделать это было не так-то просто.

«Скупили в целях перепродажи»


В феврале 1957 года Главное управление милиции МВД СССР подготовило справку о проделанной работе, в которой говорилось:

«Совет Министров СССР Постановлением №783–432с от 7 июня 1956 года о мерах борьбы со спекуляцией товарами иностранного происхождения в СССР и советской валютой за границей обязал Министерство внутренних дел СССР усилить борьбу со спекуляцией товарами, допускаемой иностранцами...

Активизировав агентурно-оперативную работу по борьбе со скупкой и перепродажей товаров иностранного происхождения, органы милиции выявили и привлекли к уголовной ответственности ряд преступных групп из числа граждан Советского Союза, которые в целях наживы скупали у иностранцев различные товары и перепродавали их по спекулятивным ценам».

Чаще всего объектом перепродажи были швейцарские наручные часы. Во-первых, потому, что дизайн и качество изготовления отечественных оставлял желать много лучшего. А во-вторых, компактный, но дорогой товар было удобно скрытно перевозить через границу.

«В октябре 1956 года,— говорилось в справке,— управлением милиции города Ленинграда арестованы КАЛЬМАНОВИЧ, МОИСЕЕВ И КАЗАНОВИЧ, которые скупили в целях перепродажи у финских туристов 287 часов швейцарского производства.

В городе Бресте в октябре 1956 года выявлена группа преступников в числе 11 человек, занимавшаяся спекуляцией товарами иностранного происхождения. При аресте преступников обнаружено и изъято: 46 часов, различных промтоваров на сумму 20000 руб. и 95000 руб. наличных денег и облигаций».

Для сравнения: по данным Центрального статистического управления СССР, в 1955 году среднемесячная зарплата рабочего в промышленности равнялась 785 руб. Из них на покупку непродовольственных товаров оставалось чуть больше четверти, то есть около 200 руб. в месяц.

Занималась милиция и теми, кто торговал импортным дефицитом не оптом, а в розницу:

«Располагая данными о том, что во многих случаях скупка товаров у иностранцев производится у гостиниц, в портах и около скупочных магазинов, было усилено наблюдение за этими местами преступных сделок. В результате были задержаны спекулянты-одиночки, а также иностранцы, продававшие им товары.

Например, 30 августа 1956 года в вестибюле ленинградской гостиницы “Астория” был задержан спекулянт БЛОМБАУМ, скупивший у иностранных туристов 7 мужских сорочек, перчатки, ботинки и другие товары.

Аналогичные случаи имели место в Москве, Одессе и других городах».

Однако в ходе проведения этих операций выяснилась примечательная деталь. Милиционеры задерживали продавцов-иностранцев. Но всерьез наказывать их было политически нецелесообразно, а на практике и невозможно.

МЫСЛЬ. «Разница в ценах на товары в различных странах, а также не одинаковый курс валюты не позволяют органам милиции собрать доказательства корыстных целей»

«В отношении иностранцев,— констатировало Главное управление милиции,— занимавшихся продажей товаров, привезенных ими из-за границы, органы милиции ограничивались в основном мерами административного воздействия через административные комиссии местных Советов депутатов трудящихся или через таможенные учреждения.

Так, в гор. Вильнюсе только за июль-август 1956 года было задержано при продаже товаров на рынках и приглашено на заседание административной комиссии 219 граждан Польской Народной Республики, из которых 140 человек было подвергнуто штрафу за нарушение постановления Вильнюсского горисполкома, запрещающего продажу новых вещей на рынках города.

В Ленинграде были задержаны польские граждане — ГУРСКАЯ и КУКЛИС, занимавшиеся продажей носильных вещей на рынке и у комиссионных магазинов. По представлению органов милиции, Постановлением Ленинградской таможни обнаруженные у них товары конфискованы и кроме того с ГУРСКОЙ взыскан штраф в сумме 3685 руб. Однако, как это показала практика, такие меры не оказывают на иностранцев существенного воздействия, а применять же к ним статью 107 УК РСФСР (злостное повышение цен на товары.— “История”) и соответствующие статьи союзных республик не представляется возможным из-за отсутствия доказательств целей наживы, что является обязательным в случаях привлечения виновных к уголовной ответственности за спекуляцию.

Иностранцы приобретают товары за пределами СССР на валюту соответствующих государств, продают их на территории Советского Союза за советские деньги. Разница в ценах на товары в различных странах, а также не одинаковый курс валюты не позволяют органам милиции собрать доказательства корыстных целей при продаже иностранцами привезенных ими товаров».

«Беспошлинный провоз их в СССР»


Некоторые меры для пресечения контрабанды и спекуляции, как говорилось в справке ГУМ МВД СССР, уже были намечены:

«Министерство внутренних дел СССР, обобщив данные о размерах ввоза и вывоза из СССР различных товаров частными лицами, а также учтя наличие сигналов о вывозе за границу советской валюты, доложило об этом ЦК КПСС и Совету Министров СССР и внесло предложение о пересмотре порядка провоза товаров через границу СССР и об усилении таможенного досмотра, так как считало, что основными условиями, благоприятствующими спекуляции товарами иностранного происхождения, является отсутствие твердых норм провоза через границу товаров массового потребления.

Совет Министров СССР Постановлением №26–12 от 11 января 1957 года поручил Министерству внешней торговли утвердить перечень и количество предметов, разрешаемых к ввозу в СССР и вывозу из СССР, а также определил другие меры, направленные к устранению условий, облегчающих иностранцам совершать (так в тексте.— “История”) спекулятивные операции».

Кроме того, Главное управление милиции предлагало:

«Министерству внешней торговли СССР при подготовке торговых соглашений со странами народной демократии учитывать, в пределах имеющейся возможности, расширение взаимных поставок товаров, пользующихся наибольшим спросом у населения».

Но куда больше надежд внушало другое мероприятие:

«В целях создания материальной заинтересованности работников таможенных учреждений, военнослужащих пограничных войск и сотрудников милиции в деле выявления и пресечения контрабандного ввоза в СССР различных товаров, вывоза за границу советских денег, золота и других ценностей, Госэкономкомиссии СССР рассмотреть вопрос о возможности восстановления существовавшей ранее системы поощрения этих должностных лиц от размера выявленных и конфискованных ими ценностей у контрабандистов».

Однако вскоре МВД СССР признало, что предложенными мерами все каналы ввоза все равно перекрыть не удастся. В докладе, отправленном в ЦК КПСС 11 апреля 1957 года, говорилось:

«Управлению по борьбе с хищениями и спекуляцией УВД исполкома Моссовета по поступившим материалам стало известно, что в гор. Москве появились ввозимые из-за границы контрабандным путем золотые часы, которые перепродаются спекулянтами по высоким ценам.

В результате проведенных милицией оперативных мероприятий была выявлена группа лиц, занимавшаяся поставкой и сбытом импортных золотых часов, иностранной валюты, бриллиантов и золота. В числе этой группы оказались: БЕРКОВИЧ Я.С., НЕЙМАН В.А., ГИНЗБУРГ С.Г., ИВАНОВ Б.К., ЧЕРТОРИЦКИЙ И.Б. (заведующий часовой мастерской 2-го Государственного часового завода), КОГАН А.Р. (нигде не работал) и другие.

Установлено, что некоторую часть импортных часов и иностранной валюты БЕРКОВИЧ доставлял из гор. Вильнюса...

Другим, более широким источником получения золотых часов и иных промышленных товаров является беспошлинный провоз их в СССР сотрудниками иностранных посольств в Москве.

Так, начиная с сентября 1956 года, сотрудники итальянского посольства ТОКОЦЦИ, РИНАЛЬДИ, РЕВЕРВЕРИ и индийского посольства БХАДУРИ и РАМАСВАМИ, установив связи с работниками комиссионного магазина №2 Мосскуппромторга, систематически поставляли им импортные золотые и позолоченные часы партиями до 30 штук. Директор указанного магазина ЕРМОЛАЕВ В.Е., его заместитель МЕДВЕДЕВА A.M. и товаровед НИДЕРМАН Е.П. принимали эти часы без документального оформления и сбывали их спекулянтам. Купленные у иностранцев часы за 1400 рублей преступники перепродавали по 2200–2400 рублей. 19 февраля с. г. были задержаны с поличным ИВАНОВ и НЕЙМАН в то время, когда они получили от посредников для сбыта 43 штуки импортных золотых часов.

В результате спекуляции импортными часами БЕРКОВИЧ и его соучастники нажили большие средства и скупили много драгоценностей».

Наказывать как-либо поставщиков-дипломатов, учитывая их неприкосновенность, милиция и суд не могли, а власть, чтобы не нарушать процесс улучшения отношений со всем миром, не хотела.

«Всего ею было сдано 1748 часов»


Однако все выявленные проблемы с пресечением ввоза иностранных товаров меркли на фоне главного московского события 1957 года — VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. В столице СССР ожидали прибытия более тридцати тысяч участников из 131 страны мира. Устанавливать для молодежных делегаций нормы ввоза товаров, провоцируя скандалы, которые обязательно нашли бы свое отражение в зарубежной прессе, не стали. Но в местах размещения участников фестиваля открыли скупочные пункты, чтобы взять процесс купли-продажи привезенными вещами под контроль. И, как оказалось, не зря.

МЫСЛЬ. «Она же сдала еще 330 аналогичных часов, 113 юбок из кашемира и 58 брюк из полугабардина»

30 июля 1957 года начальник ГУМ МВД СССР комиссар милиции 2-го ранга М. В. Барсуков сообщал:

«Докладываю, что для приема вещей от иностранных делегатов — участников VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в городе Москве было открыто три скупочных пункта — один при общежитии студентов МГУ на Ленинских горах и два в районе ВСХВ (Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, с 1959 года — Выставка достижений народного хозяйства.— “История”) при гостиницах “Ярославская” и “Заря”.

За период с 24 по 29 июля с. г. скупочный пункт при общежитии МГУ принял от иностранцев различных товаров на сумму 2475 рублей, при гостинице “Ярославская” — на сумму 3000 рублей, а скупочный пункт при гостинице “Заря” с 26 по 29 июля принял товаров от иностранцев на сумму 450 тысяч рублей.

Установлено, что вещи преимущественно сдают участники делегаций Финляндии, Швеции и Польши. Так, делегатка Финляндии Эло Мери Мериан 27 июля от имени участников делегации сдала в скупочный пункт при гостинице “Заря” 817 наручных металлических часов марки “Палас” по цене 270 рублей за штуку. 29 июля она же сдала еще 330 аналогичных часов, 113 юбок из кашемира и 58 брюк из полугабардина. Всего ею сдано вещей на сумму 107 тысяч рублей.

Шведский делегат Каллерсон 29 июля сдал в скупку от себя лично 100 наручных металлических часов и получил 23600 рублей, другой шведский делегат Маркунд сдал 44 штуки часов на сумму 12936 рублей. В этот же день финский делегат Ниелид сдал в скупку 86 штук часов и получил за них 23220 рублей.

Отмечены случаи, когда отдельные иностранные делегаты, доставив вещи в скупочные магазины, отказывались от сдачи их по мотивам низких приемочных цен».

Министр внутренних дел СССР Н. П. Дудоров счел, что действия делегатов-торговцев нужно пресечь, и приказал:

«Это очевидно спекулянты. Они могут большие суммы советских денег увезти за границу, а это нам не выгодно. Надо разобраться с этим случаем и принять меры».

21 августа 1957 года Главное управление милиции доложило министру внутренних дел:

«Финская делегатка Эло Мери Мериан 27 июля сдала в скупочный пункт 817 часов на сумму 220590 рублей, 29 июля — 330 часов на 89100 рублей, 4 августа — 153 штуки часов на 46818 рублей, 9 августа — 113 часов на 30510 рублей и 10 августа — 335 часов на 90450 рублей, а всего ею было сдано 1748 часов на сумму 477468 рублей».

Но констатацией этих фактов дело и ограничилось:

«Об указанных фактах сдачи часов известно Главному таможенному управлению Министерства внешней торговли СССР. Начальник этого управления тов. Морозов А.Г. в беседе заявил, что он не усматривает здесь нарушения Таможенного кодекса СССР».

Похожей была и реакция сотрудников КГБ при Совете министров СССР.

Фестиваль закончился, иностранные делегаты уехали, но в Москве остались тысячи молодых и не очень людей, получивших опыт скупки вещей у иностранцев и приличный доход от продажи зарубежных товаров согражданам. Полученные деньги были пущены в оборот, и спекуляция нелегальным импортом, которая возмущала власти в 1956 году, выросла до таких размеров, что во всем мире заговорили о существовании в Москве настоящего черного рынка, где продавался не только нелегальный импорт, но и золото вместе с валютой.

Собственно, ничего другого произойти не могло. Если какой-то вид деятельности объявлен незаконным, но остается почти ненаказуемым, не стоит удивляться его бурному росту и процветанию.

Евгений Жирнов


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение