Коротко


Подробно

Фото: Andy Wong, Pool / AP

-->

У Си Цзиньпина с партией разговор курортный

Лидеры КПК удалились на закрытую встречу в Бэйдайхэ

В Китае проходит закрытая встреча коммунистических лидеров страны. Цель мероприятия — определить ход намеченного на осень XIX съезда Компартии страны. По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, председатель КНР Си Цзиньпин консолидировал достаточно власти, чтобы изменить нормы, по которым Компартия жила последнюю четверть века. Ослабив противостоящие ему элиты антикоррупционной кампанией и добившись преданности армии, лидер Китая теперь может попытаться остаться на посту дольше предписываемых правилами десяти лет и стать самым могущественным руководителем со времен Мао Цзэдуна.


Впервые китайская политическая элита собралась в курортном городке Бэйдайхэ вскоре после прихода коммунистов к власти в 1949 году. Мао Цзэдун построил там свой летний домик и спасался от пекинской жары на берегу Бохайского залива. Постепенно ежегодная августовская встреча с соратниками превратилась в важнейшее внутриполитическое событие. Плавая в море под присмотром специального водного отряда охраны, партийные чины обсуждают планы на будущее. В этом году поговорить есть о чем: в конце октября — начале ноября состоится XIX съезд Компартии, на котором Си Цзиньпин получит возможность ввести в состав руководящих органов своих соратников и, вероятно, попытается изменить нормы жизни партии.

Встреча проходит в обстановке максимальной секретности: о ее начале обычно узнают, когда партийные деятели внезапно исчезают с экранов телевизоров примерно на неделю. Плохой знак, если какой-то функционер продолжает активно светиться в этот период в СМИ: это означает, что его не пригласили и, скорее всего, его политическая карьера клонится к закату. В этот раз приглашение, похоже, получили все, включая многих ушедших в отставку.

Опрошенные “Ъ” российские, американские и японские эксперты сходятся во мнении: лидер КНР сумел консолидировать в своих руках достаточно власти, чтобы попытаться на съезде изменить правила игры. В чем именно будут состоять изменения, пока неясно, но большинство предполагает, что он планирует остаться на посту дольше предписываемых внутренними правилами десяти лет, а также сохранить в строю нескольких своих соратников, которые должны уйти на пенсию. «Он избавился от основных конкурентов и подчинил себе армию, и, скорее всего, этого будет достаточно для проведения серьезных реформ»,— пояснил “Ъ” эксперт Токийского фонда Акио Такахара.

Си Цзиньпин перед встречей в Бэйдайхэ сделал все, чтобы ослабить противников внутри партии. Антикоррупционная кампания, идущая с 2013 года, уже затронула 1,2 млн человек и, как замечали собеседники “Ъ” в экспертных кругах Китая, имела скорее внутриполитический, чем собственно антикоррупционный эффект. Яркий пример — начатое в конце июля расследование в адрес главы горкома Чунцина Сунь Чжэнцая, который считался преемником либо Си Цзиньпина, либо премьер-министра Ли Кэцяна. «Теперь по возрасту на роль следующего лидера Китая подходит только глава парткома Гуандуна Ху Чуньхуа, но он принадлежит к фракции “комсомольцев”, с засильем которой Си Цзиньпин активно борется,— сообщил “Ъ” глава Азиатской программы Вашингтонского центра Карнеги Даглас Пал.— Ху Чуньхуа изо всех сил демонстрирует лояльность, но его судьба после падения Сунь Чжэнцая под вопросом».

В соответствии с лозунгом Мао Цзэдуна «Винтовка рождает власть» Си Цзиньпин накануне съезда заявил о себе как о главнокомандующем Народно-освободительной армии Китая (НОАК). 29 июля он впервые с 1981 года принял парад в честь основания НОАК не в Пекине, а прямо на полигоне Чжужихэ во Внутренней Монголии. При этом председатель КНР стоял на трибуне один, а не в компании своих ушедших на пенсию предшественников, как предполагает традиция. Не упомянул он их и в своей речи в Пекине на следующий день, говоря об успехах НОАК в последние годы. Главный акцент Си Цзиньпин сделал на запущенной им в конце 2015 года военной реформе, которая позволила ему ввести в состав генералитета многих своих сторонников и уволить ставленников бывших председателей.

Глава Азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев также полагает, что важное свидетельство намерения Си Цзиньпина собрать в своих руках все рычаги власти — его атака на «серых носорогов», крупные обремененные долгами компании, которые долгое время держались на плаву за счет связей с бывшими лидерами Китая. В частности, эксперт указал на проблемы у конгломерата Anbang, связанного с семьей Дэн Сяопина, глава которой У Сяохуэй был недавно арестован. Проблемы начались и у холдингов Dalian Wanda и Fosun.

В 2012 году наблюдатели указывали на отсутствие у Си Цзиньпина собственной команды: он демонстративно держался на отдалении от кланов Ху Цзиньтао («комсомольцы») и Цзян Цзэминя («шанхайцы»). С тех пор ситуация изменилась: Си Цзиньпин сумел продвинуть своих протеже на посты 9 из 33 глав парткомов, 11 из 33 мэров и глав правительств, а также на восемь министерских и три ключевых партийных поста. Ожидается, что многие из них осенью войдут в состав политбюро и будут помогать Си Цзиньпину проводить его политику.

Михаил Коростиков


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение