Коротко


Подробно

Фото: Reuters

-->

Переход в пользу бедных

Сделка по Неймару послужила поводом возобновить борьбу за отмену трансферной системы

Футбольная политика

Рекордный по стоимости переход бразильского форварда Неймара из «Барселоны» в ПСЖ стал для Международной ассоциации профессиональных футболистов поводом продолжить начатую еще в 2015 году борьбу с Союзом европейских ассоциаций за отмену трансферной системы. Эксперты уверены, что последняя не выполняет своих задач — например, по поддержанию стабильности контрактов и высокого уровня конкуренции — и даже наносит вред отрасли. Свежие исследования подтверждают по крайней мере факт увеличивающегося расслоения в европейском клубном футболе, происходящего, несмотря на формально принимаемые UEFA, чтобы не допустить его, меры.


В минувший уикенд на самый обсуждаемый переход этого лета, в результате которого бразилец Неймар перебрался из «Барселоны» в ПСЖ, отреагировала Международная ассоциация профессиональных футболистов (FIFPro), объединяющая 65 тыс. игроков и являющаяся всемирным футбольным профсоюзом, признанным Международной федерацией футбола (FIFA). По поводу этого перехода, официально оформленного в пятницу заключением форвардом контракта с парижским клубом, успели, пока он готовился, высказаться многие функционеры, и часто их интересовала реакция Союза европейских футбольных ассоциаций (UEFA) насчет соответствия трансфера правилам финансового fair play (FFP). Стоимость Неймара — €222 млн — заставляла серьезно сомневаться в том, что ПСЖ сможет их соблюсти, а трюк, который провернули парижане при реализации сделки, обеспечив игрока необходимой суммой, чтобы он формально сам, без участия французской команды, мог выкупить свой договор у «Барселоны», заставлял сомневаться в эффективности FFP.

Между тем заявление генерального секретаря FIFPro Тео ван Сегелена акцентирует внимание не на отдельно взятом финансовом инструменте, а на трансферной системе в европейском футболе в целом. Организация призывает Еврокомиссию «провести расследование движения денежных потоков от трансферных выплат на территории ЕС, чтобы оценить их влияние на конкуренцию в регионе». При этом генсек FIFPro дает понять, что в принципе и так знает ответ на свой вопрос. Он называет «рекордный трансфер бразильца Неймара последним примером того, как футбол все более и более явно превращается в вотчину группы избранных клубов».

По мнению FIFPro, «колоссальные богатства футбола могли бы перераспределяться более эффективно и справедливо». А для того чтобы добиться этого, нужно «стимулировать реформу действующей трансферной системы».

На самом деле в появлении этого заявления нет ничего удивительного. Борьба за ликвидацию трансферной системы является одним из приоритетов FIFPro. Эту амбициозную цель ассоциация поставила перед собой еще осенью 2015 года, обратившись в Еврокомиссию с требованием ее отмены, притом что речь идет едва ли не о ключевом механизме функционирования футбольного рынка. В основе этого механизма, как известно, лежит правило, согласно которому игрок с действующим контрактом не может сменить клуб бесплатно, по собственному желанию. Противоречия футбольной трансферной системы базовым принципам, действующим на рынке труда Евросоюза,— прежде всего принципу свободного перемещения рабочей силы — были очевидны и раньше. Но Еврокомиссия, когда в 2001 году FIFA согласовывала с ней регламент по статусу и трансферам, сделала для футбола исключение, признав «специфичность» отрасли. При этом были определены цели, которые такое исключение преследуют. В список попали стабильность контрактов, финансовая солидарность (перераспределение доходов), поддержание высокого уровня конкуренции и подготовки молодых игроков.

В FIFPro, подавая иск, отмечали, что ни одна из этих задач не выполняется — наоборот, трансферная система наносит вред отрасли. В качестве доказательства профсоюз представил в Еврокомиссию 20-страничный доклад американского экономиста Стефана Шимански. Господин Шимански в нем утверждал, что трансферная система в ее нынешнем виде выливается в «доминирование группы элитных клубов»: постоянный рост цен на футболистов привел к тому, что только они способны приобретать лучших игроков. Для других же трансферная система превращается в «непреодолимый барьер».

Идея о «финансовой солидарности» тоже, как указывала FIFPro, не имеет отношения к действительности. Согласно исследованию Стефана Шимански, более двух третей трансферов осуществлялись внутри конгломерата из пяти ведущих лиг — английской, испанской, немецкой, итальянской и французской. Причем это, как правило, крупнейшие трансферы. Таким образом, деньги вращаются исключительно между грандами — маленьким же клубам практически ничего не достается.

За два года, прошедшие с момента подачи иска, FIFPro не добилась настоящего прорыва на этом фронте, ограничившись локальными успехами вроде устройства слушаний и семинаров на тему пагубности трансферной системы с яркими выступлениями против нее футбольных экспертов. Но случай с Неймаром представляется действительно отличным поводом вновь привлечь внимание к проблеме. Тем более что существует свежая аргументация в защиту тезисов FIFPro.

К ней относится, скажем, исследование, результаты которого опубликовало весной издание World Soccer, входящее в число наиболее авторитетных в футболе. Публикацию спровоцировало заявление нового президента UEFA Александра Чеферина о финансовых достижениях европейского клубного футбола, который сгенерировал за 2015 год прибыль в размере €1,5 млрд и рост «живой» аудитории на 2,6 млн человек. Господин Чеферин приписал их в том числе воздействию придуманных структурой инструментов вроде того же FFP.

Издание World Soccer сконцентрировалось на обратной стороне достижений. Из его отчета следовало: практически половина всех полученных континентальным клубным футболом в качестве доходов €8,2 млрд досталась 30 богатейшим его представителям. При этом средние доходы команд даже из относительно благополучных лиг — австрийской, датской, голландской, греческой, португальской, норвежской и шотландской — либо уменьшились, либо выросли крайне незначительно, а в шести первенствах они не дотягивают и до €400 тыс. При этом в 17 европейских странах некоторые клубы вынуждены были отменять взимание платы за вход на стадион из-за катастрофического падения посещаемости. Причиной его был отток сильных игроков из этих лиг. Журнал World Soccer отмечал, что для болельщиков, к примеру, из Восточной Европы главными футбольными соревнованиями становятся не местные чемпионаты, а чемпионаты, где выступают гранды,— такие как английский или испанский.

К следствиям этих трендов издание причисляло участившиеся случаи краха клубов из небогатых лиг, активное проникновение в них коррупции (экономическая ситуация и низкие заработки игроков и менеджеров служат стимулом для договорных матчей), а также «грандиозное расслоение» в клубном футболе в принципе, особенно в сопоставлении с футболом на уровне национальных команд. World Soccer в качестве иллюстрации приводил отборочные турниры к чемпионатам мира 2014 и 2018 годов и чемпионату Европы 2016 года, в рамках которых было сыграно совсем немного матчей, закончившихся со сверхкрупным счетом, а также собственно континентальное первенство во Франции, где блеснули сборные вроде исландской или валлийской.

Эта статистика контрастирует со статистикой предыдущего сезона Лиги чемпионов. На групповом этапе главного еврокубка в 14 матчах разница мячей составила четыре гола и более, а в 1/8 финала из 16 участников 14 представляли «большую пятерку» — Англию, Испанию, Италию, Германию и Францию. Настолько очевидной гегемонии история Лиги чемпионов до сих пор не знала.

Алексей Доспехов


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение