Коротко


Подробно

2

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Тень выборов

Что происходит в закулисье избирательной кампании. Личные впечатления бывшего главного федерального инспектора в Брянской области Николая Бурбыги

До единого дня голосования, 10 сентября, осталось всего ничего — меньше месяца. О ходе кампании исправно сообщают федеральные каналы, чиновники разного уровня отчитываются о поступательном движении процесса: прошел этап выдвижения кандидатов, заканчивается проверка документов, стартует активная фаза избирательной кампании... Этот размеренный ритм практически нигде не сбоит. А чего ему сбоить-то — при зрелой демократии? Но вот в редакцию пришел человек. В прошлом наш коллега, журналист. Не простой, правда, а кадровый военный, дослужившийся до генерала, прошедший едва ли не все горячие точки, начиная с Афгана, имеющий государственные награды, возглавлявший целое управление в Министерстве обороны, а потом (уже на гражданке) 7 лет проработавший в должности главного федерального инспектора в Брянской области, заслуживший и на этом посту благодарность президента. И рассказывает этот человек дивную историю о том, как он решил поучаствовать в текущей избирательной кампании и что из этого получилось. "Огонек" эту историю записал


Николай Бурбыга


Скажу как на духу: в депутаты загодя не собирался, особых перспектив в такой карьере для себя не видел, но возникла ситуация и перед соблазном не устоял. А ситуация такая: стали поступать многочисленные звонки из Брянской области с просьбой поучаствовать в избирательной кампании — от депутатства в Госдуме вроде как по собственному желанию отказался представитель "Единой России", возникла вакансия, судьба которой будет решена на едином дне голосования, 10 сентября. Главный манок: ЕР от выдвижения своего кандидата устранилась, "поляна" чистая, а вас, Николай Владимирович, в области помнят и ценят, за плечами работа в государевой структуре, в активе — знание проблем территории и людей. Короче, включайтесь! Ну я и включился...

Чтобы было понятно: Брянская область для меня в самом деле стала почти родной — семь лет там проработал главным федеральным инспектором. Это серьезная аппаратная позиция, входящая в структуру полномочного представителя президента в федеральном округе. В данном случае — Центральном. Функция полпреда и его людей в субъектах федерации — "присмотр" за губернатором и всей вертикалью исполнительной власти. Так было задумано, когда этот управленческий инструмент создавался. Помню, был один из полпредов ЦФО. Когда пришел к нему на представление, он свою позицию во властной иерархии обозначил так: сначала господь бог, потом президент Дмитрий Анатольевич, а потом полпред. Я тогда рассмеялся в ответ, и это его задело. Но ведь в самом деле смешно: при таком раскладе получалось, я — четвертый после всевышнего. Это лирика, впрочем, а практика состояла в том, что на такой позиции, как у меня была, знание реального состояния дел в регионе было действительно исключительным. Если честно, это порой тяготило: сюрпризов ведь на малых территориях не случается, все про всех известно, но поправить без отмашки сверху ничего нельзя — сиди, собирай информацию, а уж когда и как она будет использована, не тебе решать. Дисциплина для меня, как военного человека, дело святое. Вот и сидел, собирал... Не скрою: сомнения в эффективности складывающейся системы управления территорией и вопросы к компетенции отвечающих за это подразделений наверху меня посещали. И чем дольше я работал в структуре, тем чаще. Порой возникало ощущение, что столичные кураторы живут в каком-то придуманном ими самими мире. Ну вот, например, звонит мне очень скромная по должности и очень юная годами девушка со Старой площади и спускает указание: собираюсь к вам тогда-то, к моему приезду соберите у себя руководителей региональных подразделений ФСБ, МВД и замов губернатора. Спрашиваю: зачем? Отвечает: ну, я им вопросы позадаю, послушаю, как там у них... Не шучу, так и говорит. Перезваниваю ее начальству, пересказываю разговор. И слышу: да, перегнула, конечно, но время пройдет — научится. Какое время? Чему научится? Короче, дисциплина дисциплиной, а раздражение накапливалось. Прорвало в 2012-м, когда по истечении второго губернаторского срока глава области Николай Денин собрался на третий заход. Бывший директор птицефабрики в высокое кресло попал после смещения губернатора Лодкина — выбор руководителей управления внутренней политики администрации президента остановился именно на нем. Чем он приглянулся тогда, в Брянске до сих пор гадают, но сел на должность, руководил.

Уже первые контакты с чиновниками на прежнем месте работы заставляли полагать, что разговоры об "открытом мандате" — это для особо доверчивых. Откровенно звучало: брянская "партия" уже расписана, решение принято

Я приехал, когда он год уже был губернатором. Первое впечатление — милейший человек, он мне говорит при встрече: вы мне подскажите, а как правильно — квартАл или квАртал? При этом всю свою птицефабрику в администрацию области перетащил, бухгалтер фабрики, например, стал заместителем губернатора по финансам, заместителями оказались и другие соратники по бывшему месту работы. Возглавил, в общем, этот коллектив область. И рулил ею аж две каденции. В столице претензий к нему не было: принял все правила, которые существуют, усвоил взаимоотношения с центром, вертикаль держал. Но на земле-то все иначе выглядит и секретов нет. Словом, когда он мне сказал, что пойдет на третий срок, я честно его попытался отговорить: слишком много косяков, не ходи, кончится плохо. Он в ответ: все согласовано уже. Проверил: и в самом деле так, отмашка АП имеется. Тогда я написал докладную записку полпреду ЦФО Беглову: изложил свою точку зрения, факты и вывод — если Денин останется губернатором, то неизбежно сядет. Потом был вызов в Москву. Разговор, увы, знакомый: решение принято, пересмотра не будет, о фигуранте все знаем. Я в ответ: зачем же брак в работе допускать, ведь мы через такой кадровый выбор и себя, и администрацию, и президента подставим. Кончилось так: мне настоятельно предложили из Брянской области переехать инспектором в Орловскую, Денин на выборы пошел и губернатором избрался, но спустя два года был отстранен, арестован и судим. Сидит и сейчас — получил четыре года. У территории теперь новый губернатор, крупный картофелевод в прошлом, в администрации области по традиции — теперь уже его соратники по овощной отрасли, а за прокол с Дениным не ответил никто: полпред прежний, а куратор внутренней политики и вовсе пошел на повышение.

Ну так вот. На фоне всех этих декораций и открылась думская вакансия в Брянской области. Мои резоны выстроились так: учитывая, что безусловный "политический лом" в лице ЕР на позицию не претендует, принимая во внимание, что куратор внутренней политики в АП с недавних пор другой и есть надежда, что "стиль и почерк" админресурса может измениться, почему бы не попытать судьбу? Тем более что регион знаком, связи остались, да и люди зовут поучаствовать в кампании. Параллельно, впрочем, выстраивались и сомнения: уже первые контакты с чиновниками на прежнем месте работы заставляли полагать, что разговоры об "открытом мандате" — это для особо доверчивых. И чем ниже был уровень моих "консультантов", тем откровеннее звучало: Брянская "партия" уже расписана, решение принято, смысла в попытке сыграть на этом поле — никакого. Но я уже увлекся "проектом", прозрачных намеков не ловил, советов не слушал, заявление на участие в местный избирком подал, став одним из 12 соискателей думской вакансии по Брянскому одномандатному избирательному округу N 77.

На избавление от иллюзий ушло всего ничего — пара недель. За это время мне объяснили, "на каком свете мы живем": рассказали массу интересного о новом депутате ГД от Брянской области, за которого голосование еще только предстоит через месяц; посвятили в формулу "размен мандатами" в межпартийных отношениях; и даже рассказали о том, что Александр Хинштейн будет работать пресс-секретарем Росгвардии аж до следующих думских выборов — типа, зря он в этот раз прицеливался на Брянск.

Вся эта информация стекалась без особого труда, сама собой: и про приезд в область задолго до всяких избирательных баталий высоких столичных чинов с директивами, и про "проводку" по высоким областным кабинетам "санкционированной кандидатуры". И даже про воспрянувшие надежды брянского клуба "Динамо", которому наконец-то обещан крутой спонсор (чуть ли не из списка Forbes).

За это время я успел открыть избирательный счет в банке, отпечатать листовки для сбора подписей (как самовыдвиженец) и даже собрать за 10 дней не 15 положенных, а 17 с хвостиком тысяч рекомендаций граждан в мою поддержку (мне помогало в этом, честно скажу, местное отделение КПРФ). К слову, видный борец за патриотические идеалы Николай Стариков, тоже пытавшийся штурмовать "брянский мандат", местными ресурсами пренебрег, положившись на завезенных в область из далеких краев сборщиков подписей. Итог: теперь ему предстоит отмываться от малопочетного титула "кандидата от покойников" — в его списках избирком обнаружил солидную долю мертвых (не фигурально — реально) душ.

А я в избирком собранные документы не понес: мне наглядно показали, на чем мои списки могут споткнуться, и за эту четкую консультацию я очень признателен авторитетным экспертам. Могут сказать: сдрейфил. Не соглашусь: сэкономил время и деньги. Но не эмоции.

Если принять за основу, что в капле воды отражается весь океан, и учесть, что население Брянской области — это примерно 1 процент от общероссийского, то в "брянской капле" можно угадать ряд тревожных перспектив. Прежде всего разговор о неизбежной девальвации доверия граждан к институтам власти: ведь если все заранее известно (в Брянске, поверьте, кулуарные тайны не держатся), то к чему вся эта многозначительная суета вокруг выборов, кандидатов, штабов, программ? Если сложившаяся в регионе административная система ориентирована только на исполнение директив и игнорирует положение дел "на земле", то не ведет ли это к профанации управления как такового — ведь при такой конфигурации принимаемые решения опираются не на реальную картину мира, а на фантом, созданный аппаратной машиной? И как быть с неизбывным во все времена тезисом о необходимости нести ответственность за принимаемые решения (за брянские кадровые просчеты былых лет, напомню, никто не наказан)?

Фильм "День выборов" пережил и отмену губернаторских выборов, и их возвращение, но актуальности не потерял. Вот, к примеру, памятный кадр из него: глава региона накануне выборов вызван для получения ценных указаний к курирующему лицу в столицу

Фото: kinopoisk.ru

Предвижу, мне на все вышесказанное ответят через губу: с дистанции сошел, обиду вымещает, мстит... С чем-то даже соглашусь: и с дистанции сошел, и обидно. Но вот месть — это не про это.

За семь лет работы в области на приеме у меня около 7 тысяч человек побывало, каждый со своей болью, жалобами. Так что я знаю, чем живут в регионе люди, какие настроения. Знаю и то, как административная машина работает, там подневольные трудятся, им сказано "исполнить", они исполнят. Так вот, если все оставить как есть, "низы и верхи" окончательно разойдутся.

Я меньше всего хотел бы выглядеть каким-то заправским критиканом или оппозиционером, вся моя служба и в армии, и на гражданке была "системной". Но как быть, если понимаешь, что эта самая система либо скверно настроена, либо за ней пригляда нет и она уже рулит как бы сама по себе? Сколько за последние пару лет губернаторов и представителей региональной номенклатуры пошло под суд? Много. А кто спросил с тех, кто их назначал туда? Кто их рекомендовал и лоббировал эти кандидатуры? Вот кто-нибудь спросил? Я искренне восхищаюсь Сергеем Лавровым — тем, как он борется за внешнеполитические интересы нашей страны. Но когда я сталкиваюсь со "спецификой" нашей внутренней политики... Понимаю: лояльность важна, но ведь не только она одна. А у нас отстроен механизм как в штрафбате: делай как сказано, сомневаешься — враг, мир вокруг двухцветный, свой-чужой, все очень жестко заточено.

Я уже выпал из этого гнезда, так скажем. Так что могу говорить без опасения кого-то, кроме себя, подвести: в 90-е годы внаглую продавали должности, и это было недопустимо, но сегодня столь же недопустимо их кулуарно распределять. Это развращает власть, это вызывает раздражение у людей. И не замечать этого больше нельзя. Если мы не начнем с населением честно работать, то не удержимся,— вот что я хотел донести.

В 90-е годы внаглую продавали должности, и это было недопустимо, но сегодня столь же недопустимо их кулуарно распределять. Это развращает власть, это вызывает раздражение у людей. И не замечать этого больше нельзя

А то, что не стал депутатом,— это, наверное, к лучшему...

"Огонек" попросил Центризбирком ответить на вопрос, позволяет ли нынешняя законодательная система избежать злоупотреблений по части использования административного ресурса региональными властями?

К сожалению, на момент сдачи номера обещанного комментария так и не поступило, но озабоченность ЦИКа этой проблемой по итогам прошедшего год назад единого дня голосования известна: комиссия фиксировала нарушения и даже обращалась в Генпрокуратуру в связи с "беззастенчивым использованием" административного ресурса. Всего в ходе предвыборной кампании — 2016 было подано около 200 жалоб именно по этому поводу, а глава ЦИКа перечислила 13 регионов, в которых административный ресурс применялся особенно активно: Алтайский и Краснодарский края, Самарская, Московская, Нижегородская, Курская, Брянская, Новосибирская области, Карачаево-Черкесия, Якутия, Башкирия, Марий-Эл, Бурятия.

Новый список ждем после 10 сентября?

В кампании не без скандала

Досье

10 сентября 2017 года в России пройдет единый день голосования. Россияне выберут, в частности, 16 глав субъектов РФ, членов шести региональных заксобраний, депутатов городских дум административных центров 11 регионов, а также других глав муниципальных образований и депутатов органов местного самоуправления. В ряде регионов избирательные кампании не обошлись без скандалов


Главной причиной скандалов в текущей предвыборной гонке стала необходимость прохождения кандидатами в губернаторы так называемого муниципального фильтра. Согласно этой процедуре, претендентам на губернаторский пост для регистрации на выборах необходимо собрать, в зависимости от законодательства региона, по 5-10 процентов подписей от общего числа депутатов и глав муниципальных районов и городских округов.

18 июля мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман заявил, что не смог собрать достаточного количества подписей для прохождения муниципального фильтра на выборах губернатора Свердловской области. По закону кандидату необходимы были минимум 126 подписей. На момент прекращения кампании он собрал более 80. 31 июля региональный избирком отказал Ройзману в регистрации кандидатом. 3 августа глава ЦИК Элла Памфилова назвала ложью заявление мэра о невозможности преодоления фильтра. По ее словам, он даже не пытался его преодолеть и не открыл банковский счет для участия в кампании. Господин Ройзман с обвинениями главы ЦИК не согласился и заявил, что избирательный счет не нужен для прохождения "противозаконного" и "антиконституционного" фильтра.

25 июля избирком Бурятии отказал в регистрации на выборах кандидату от КПРФ Вячеславу Мархаеву, который считался главным конкурентом врио главы республики Алексея Цыденова. Мархаеву также не хватило подписей для прохождения муниципального фильтра — из 226 необходимых подписей члены комиссии сочли действительными 221. Двое депутатов к моменту подписания сложили полномочия, остальные автографы оказались сдвоенными: сначала муниципалы поддержали Алексея Цыденова, затем — Вячеслава Мархаева. Кандидат жаловался на процедуру президенту, а также обещал обратиться в суд и написать жалобу в ЦИК.

31 июля экс-депутат Верховной рады Украины Вадим Колесниченко стал одним из пяти кандидатов, кому было отказано в регистрации на первых в истории прямых выборах главы Севастополя. В горизбиркоме объяснили отказ тем, что выдвинутый партией "Великое Отечество" Колесниченко собрал 12 подписей не из восьми муниципалитетов, как того требуют правила, а из семи. Изначально кандидат выдвигался от местного отделения "Родины", однако ее конференция 29 июня закончилась скандалом после того, как лидер партии Алексей Журавлев аннулировал свое решение о согласовании кандидатуры. Кандидат заявил, что региональные власти оказали давление на руководство партии. 13 июля Колесниченко направил в Следственный комитет заявление на врио губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова, обвинив того в "намеренном" сборе подписей подавляющего большинства муниципальных депутатов с использованием "административного давления".

В Карачаево-Черкесии предвыборная гонка стартовала со скандала иного рода. В конце июня представители партии "Коммунисты России" сообщили журналистам, что не могут зарегистрировать своих кандидатов на местных выборах, так как их отказываются пускать в городскую администрацию Карачаевска и принимать документы. Инцидент завершился потасовкой, на место происшествия вызывали полицию. 10 августа стало известно, что ЦИК России признал нарушения со стороны местного избиркома.

Подготовил Михаил Малаев


Новые и иногородние

Детали

"Огонек" присмотрелся к кандидатам в Госдуму от брянского одномандатного округа


В нынешнем списке кандидатов в Госдуму по 77-му округу с прошлогодним не совпадет ни одна фамилия. Правда, в Брянской области есть еще другой, 78-й избирательный округ, и двое нынешних претендентов в прошлом году пытались избраться в нем. Это глава Брянского отделения "Партии Роста" Сергей Горелов и инструктор местного "Яблока" Ольга Махотина. На прошлогоднем голосовании она заняла только шестое место, зато сумела снять с выборов кандидата от "Коммунистов России" и пыталась через суд "зачистить" кандидата от партии "Родина". Возможно, именно поэтому на нынешние выборы от "Яблока" пошла именно она, а не Александр Богомаз (тезка и однофамилец брянского губернатора), получивший в прошлом году в 77-м округе уверенное второе место ("Он у Махотиной член избирательной комиссии с правом совещательного голоса",— поясняет председатель Брянского избиркома Елена Анненкова). Едем дальше. Занявший третье место на прошлогодних выборах Константин Павлов из КПРФ в гонку включился, но за другой мандат — в областную думу (в Брянской области на 10 сентября намечены довыборы еще и в региональный парламент). А в Госдуму вместо него выдвигается региональный секретарь КПРФ по идеологии Александр Куприянов. Вместо Дмитрия Винокурова из ЛДПР, который в 2016-м занял четвертое место и набрал ощутимый процент голосов, партия Жириновского в этот раз выставила кандидатуру нездешнюю и неожиданную — петербургского миллиардера Бориса Пайкина. "Единая Россия", чей кандидат осенью победил в голосовании в 77-м округе, сейчас решила никого не выставлять.

— Процедура "Единой России" требует провести праймериз для выбора кандидатов. Все это длительный процесс, на который не было времени,— разъясняет линию партии Елена Анненкова.— Поэтому они дали своим однопартийцам возможность участвовать в выборах как самовыдвиженцы. Но таких среди членов "Единой России" не оказалось.

Сами себя выдвинули только два кандидата: 19-летний специалист Брянского горсовета Андрей Новиков и 67-летний Николай Бурбыга, бывший главный федеральный инспектор по Брянской области. "В итоге оба самовыдвиженца с выборов снялись,— подводит черту глава областного избиркома.— Они написали заявления в комиссию о том, что отказываются сдавать документы для регистрации. Новиков почему-то вообще не пытался собирать подписи, а Бурбыга собрал 19 тысяч. Но сборщики оказались, скажем так, не на высоте. Сам кандидат это увидел и принял решение из кампании выйти".

В итоге в бюллетенях будет девять претендентов на думский мандат.

— Бывало у нас и больше, в прошлом году, например, было 11 зарегистрированных кандидатов. Но впервые так много приезжих,— констатирует Елена Анненкова.— Прежде на основных выборах по моим округам, если мне память не изменяет, все были наши, брянские.

Теперь все иначе. Например, Николай Алексеенко от партии "Родина" приехал из Москвы, один из лидеров "Коммунистов России" Сергей Малинкович прибыл из Петербурга. А "Партию пенсионеров за социальную справедливость" на выборах представляет москвич с уральскими корнями Владимир Ворожцов. За думский мандат пытался побороться и петербургский патриотический публицист Николай Стариков, но был снят избирательной комиссией.

— Кандидат Стариков, выдвинутый партией "Великое Отечество", шел со сбором подписей. Кандидаты сдают по 15 199 подписей. Из них комиссия должна проверить 20 процентов, то есть 3040 подписей. Так вот, у Старикова 1621 подпись, больше половины, оказалась недействительна. Этих людей либо вообще не существует, либо они давно убыли и не проживают, либо умерли. Умерших было, к сожалению, очень много,— говорит Елена Анненкова.

А вот кандидат от ЛДПР миллиардер Борис Пайкин электорату хоть и не знаком, но значится в документах своим, брянским. Давно ли? "Не так давно, но прописка брянская",— говорят в избиркоме. И действительно, еще прошлой осенью Борис Романович баллотировался в Госдуму в Санкт-Петербурге, где до этого всю жизнь учился, работал и имел бизнес.

Никита Аронов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение