Коротко


Подробно

Вы за черных или за белых?

 Фото: СЕРГЕЙ ПОНОМАРЕВ 
  
       На прошлой неделе президент Зимбабве Роберт Мугабе торжественно подтвердил, что земля его страны должна принадлежать черным. Процесс вытеснения белых из Африки заканчивается
     Алексей Волин, заместитель руководителя аппарата правительства России. Черный расизм для меня куда отвратительнее белого: он более дикий, агрессивный и абсолютно неразумный. А в Зимбабве театр абсурда дошел до предела, ведь сначала мировое сообщество заставляло белых передавать власть черным. Теперь Мугабе со товарищи начал убивать белых, а мировое сообщество только сокрушается. И тут я, конечно, за белых.
       
       Константин Кагаловский, предприниматель, в 1992-1995 годах директор МВФ от России. Раз уж родился я белым, то люблю белых — был бы я негром, любил бы черных. А вот бабы мне больше нравятся загорелые, тут уж ничего не могу поделать. И потом, не стоит так переживать по поводу цветов. На планете всем места хватит, люди потихоньку расселятся. Главное, чтобы красных на земле было поменьше. А о коричневом и голубом и говорить не стоит: нежизненесущие это цвета.
       
       Рамазан Абдулатипов, член Совета федерации от Саратовской области. Мне нравятся носители всех цветов, кроме коричневых и голубых. Если эти цвета возобладают в России, страна наша кончится. А черного цвета я не боюсь. Он уже давно захватил Америку, и ничего. Желтый же цвет — цвет солнца, имеющий древние традиции и в культуре, и в философии. Смешение разных рас — дело благое: оно улучшает породу и здоровье, повышает культуру.
       
       Анатолий Климин, владелец группы компаний "Том Клайм". Как демократ и патриот, я за белый, синий и красный цвета России. Даже коричневые имеют право на существование: они нам не чужие и пытаются отстаивать российские интересы, только очень своеобразно. И мне все равно, кого полюбит мой выросший ребенок — азиатку или черную. Возражать не буду.
       
       Петр Романов, зампред Госдумы. Я за красных. Только они последовательно выступают за интернационализм, сохранение национальных корней и культурных традиций, за обеспечение достойной жизни человеку труда независимо от цвета кожи и вероисповедания. А через тысячу лет, возможно, все мы будем смуглыми, с узкими глазами и говорить с китайским акцентом.
       
       Александр Дугин, лидер партии "Евразия". Я за черных. Белая цивилизация — ее культурные ценности, лживая, антигуманная модель мира, построенная ею — не оправдала себя. Все идет к началу белых погромов в планетарном масштабе. Россию спасает только то, что мы не чисто белые. Грабительские транснациональные корпорации, угнетение и подавление всех остальных, MTV, голубые и розовые — вот плоды белой цивилизации, от которых надо избавиться. Поэтому я за красных, желтых, зеленых, черных — только не за белых. Я всем сердцем на стороне народа Зимбабве.
       
       Герберт Моралес, лидер группы "Джа Дивижн". Я за ум и интеллект, который не дает людям возможности преувеличивать значение цвета. Но иногда ловлю себя на приступах бытового национализма, когда на каком-нибудь рынке еле говорящий по-русски кавказец начинает кричать, тыча в меня пальцем: "Смотрите, смотрите, черный! Негр идет!"
       
       Мишель Виатто, глава представительства Agence France Presse в России и СНГ. Процесс продвижения людей с небелым цветом кожи в Европу неизбежен. Пока мы защищаемся, но конфликты неизбежны. Закрыть дорогу нельзя, но нужно строго дозировать.
       
       Дмитрий Васильев, лидер общества "Память". Я за русских, потому что сам русский. А Африка — родина черного населения, и там пусть пришлые белые с этим считаются. Основной прецедент с черными создала Америка. Они вывозили негров как рабов, потому что сами не хотели работать. Вот настоящие интернационалисты! Нет для них ни белых, ни черных, ни желтых — все только по выгоде, всех готовы попользовать. Но если в России не одумаются, волна с Кавказа и Средней Азии скоро захлестнет страну. Русские превратятся в индейцев, будут жить в своих резервациях за колючей проволокой, на гармошке играть да лаптем щи хлебать. И никто за них заступаться не станет: ни желтые, ни черные.
       
       Андрей Серов, вице-президент банка "Зенит". За цивилизованных. От нецивилизованных вне зависимости от цвета их кожи хочется держаться подальше, и никакие принципы политкорректности не добавляют желания соседствовать с ними. Им можно помогать, только если они сами себе хотят помочь.
       
       Бари Алибасов, продюсер. Будущее за теми, чья культура соответствует основному закону природы — воспроизводству себе подобных. В Африке половые органы олицетворяют культ плодородия. А белая раса вымирает, потому что уже в Средние века женские гениталии называли вратами ада и давно сформировалась мораль, считающая этот процесс грязью, пошлостью и порнографией. Наше общество зашло в тупик.
       
       Сергей Машуров, вице-президент аэрокосмической корпорации "Воздушный старт". Я за красивых. Красота и здравый смысл должны править миром, а внутренне и внешне красивые люди бывают и белыми, и черными, и желтыми. Они должны желать счастья своим народам, и это будет началом объединения всего человечества.
       
       Лариса Рубальская, поэт-песенник. Белые мне больше нравятся. Белая раса более цивилизованна и расположена к культуре. Да и сама я белая, и мне это привычно и приятно. Но я противник любого апартеида. А судя по количеству, желтая раса побеждает, ведь каждый четвертый житель планеты — китаец. Но не думаю, что этого стоит бояться.
       
       Хаваж Митюнин, президент группы антикризисного управления "Центр-регион". За успешных в бизнесе, а бизнес, как известно, интернационален. История успеха Америки насчитывает 200 лет, а история Китая — десятки династий по 300-400 лет успехов и крахов. Я не восторгаюсь белой расой, но она и не вымирает. А какие-то приоритеты нельзя давать никому.
       
       Иван Дыховичный, режиссер. Я не дальтоник, мне нравятся все цвета. А если один начнет устанавливать свое господство, все пойдет кувырком: сила действия вызывает равную силу противодействия.
       
       Андрей Коркунов, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики. За башковитых. А какого цвета они под черепной коробкой, мне не важно. После поездки в Китай, где основной цвет — желтый, могу сказать: если белые россияне не избавятся от лени и пьянства, не перестанут спихивать свои недостатки на других и не захотят работать, то нам будет трудно.
       
       Маркус Уоррен, корреспондент газеты Daily Telegraph в России и СНГ. Я не боюсь оккупации ни белого, ни черного цвета, ни даже желтого. Цвет кожи большой роли не играет, играет то, что под кожей.
       
       Марк Рудинштейн, президент группы компаний "Кинотавр". Мое поколение боялось красного, а теперь я опасаюсь желтого. Это мировая проблема, что представители белой расы рожают в несколько раз меньше, чем желтой. Через 50 лет китайский вопрос встанет в полный рост. Европейцы слабы и беззащитны, они и в войны перестали вступать: на это просто не хватает человеческого материала. Азиаты, конечно, оцивилизуются, и тогда наступит эра полного мира: сам с собой никто не будет же воевать. Так что желтого нужно опасаться.
       
       Анатолий Карпов, посол Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), многократный чемпион мира по шахматам. В шахматах деление на черный и белый цвет условно. Сегодня ты играешь одним цветом, а завтра другим. Так должно быть и в жизни. Деление людей по цвету кожи должно быть условно — и даже гораздо больше, чем в шахматах.
       
       Григорий Куликов, председатель совета директоров компании "Миэль". Нам угрожает грязный цвет. Я не расист и не забываю, что негры — отличные спортсмены и родоначальники такой прекрасной музыки, как джаз. Белый же цвет имеет множество оттенков, а культуры Китая или Индии древнее, чем Европы. Проблема не в цвете, а в том, что на территории, которую считаем своей, мы не гадим, а на остальной делаем все что вздумается.
       
       Игорь Игошин, депутат Госдумы. Ни за кого. Я не сторонник расовой дискриминации — ни белой, ни черной. По-человечески мне жалко белых фермеров Зимбабве. Но они расплачиваются за ту политику, что сами проводили.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД

       
Где вы были 19 августа?

       
       Александр Лившиц, заместитель гендиректора компании "Русский алюминий", в 1991 году профессор Московского станкоинструментального института. В подмосковном санатории. Услышав про путч, мы с приятелем раздобыли бутылку водки, пошли в лес и там тихо ее распили. Мы слышали грохот военной техники, которая шла в Москву. Под водочку мы прокрутили возможные варианты и успокоились.
       
       Владимир Платонов, председатель Московской городской думы, в 1991 году зампрокурора Москворецкого района Москвы. На дежурстве. Преступность, она есть всегда, была и во время путча.
       
       Сергей Станкевич, лидер движения "Демроссия", в 1991 году первый зампредседателя Моссовета. Я вылетел из Вильнюса. И потом все время был в Белом доме рядом с Ельциным.
       
       Виктор Алкснис, депутат Госдумы, в 1991 году народный депутат СССР, инспектор ВВС Прибалтийского военного округа. Мотался между штабом округа и ЦК партии Латвии, а потом вылетел в Москву. Я сочувствовал идеям ГКЧП и не боялся говорить об этом, но меня возмутило их бездействие.
       
       Валерия Новодворская, председатель партии "Демократический союз". В "Лефортово". И я даже не представляла, что меня вот так 23 августа выпустят.
       
       Сергей Ковалев, депутат Госдумы, в 1991 году народный депутат РСФСР. В деревне. Утром пришел сосед и сказал, что другой сосед — Иван допился до какого-то переворота. Когда мы добрались до телевизора и я услышал "Лебединое озеро", понял, что Иван прав, и поехал в Москву.
       
       Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК "Система". На баррикадах, конечно. Правда, не помню, с какой стороны.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 20.08.2002, стр. 3
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение