Коротко

Новости

Подробно

Тени забытых банков

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 29
Полоса 029 Номер № 31(386) от 14.08.2002
Тени забытых банков
       На этой неделе исполняется четыре года одному из тех немногих событий в новой российской истории, которое любой россиянин может вспомнить не задумываясь. Речь о 17 августа 1998 года. В первые месяцы кризиса за судьбой банков внимательнейшим образом следил каждый из них. Однако после того, как вкладчики начали получать деньги в крупнейших банках-банкротах, интерес к ним заметно упал. Но именно тогда-то в банках и началось самое интересное.
Инкомбанк
       После кризиса Инкомбанк первым из крупных банков лишился лицензии. Это произошло еще 29 октября 1998 года. Однако его банкротство долго откладывалось — процедура наблюдения длилась здесь около полутора лет. И только 1 февраля 2000 года он был признан банкротом. За это время родилось и умерло несколько планов его спасения. Долгое время одним из активнейших участников этих планов был Гута-банк. В тот момент наибольший интерес представляла филиальная сеть Инкомбанка, часть которой Гута-банку и удалось получить.
       Позже выяснилось, что в Инкомбанке есть и более интересные активы. Так, перед самым объявлением Инкомбанка банкротом его попытались лишить контрольного пакета акций кондитерского концерна "Бабаевский". Вокруг этого разгорелась целая война, главными фигурантами которой были Гута-банк и банк МФК. Но в результате стороны решили дело миром.
       Во время процедуры наблюдения многим вкладчикам вернули их деньги — это называлось методом финансового факторинга. Тогда получившие свои деньги вкладчики были счастливы. Но начиная с 15 июня 2000 года они же начали называть людей, вернувших им деньги, не иначе как мошенниками. В тот день Арбитражный суд Москвы принял решение, по которому Инкомбанк должен рассчитаться с кредиторами по курсу на день признания его банкротом — 28,55 руб./$, а не по курсу на день отзыва лицензии — 16,33 руб./$. Вкладчики бросились судиться за право получить разницу. Но даже если суды признавали эти требования законными, их включали как штрафы и пени в очередь после юридических лиц, на которых денег целиком все равно не хватит. И только на прошлой неделе суд велел конкурсному управляющему включить эти требования в первую очередь.
       Правда, выплачивать деньги им будет уже другой конкурсный управляющий. Владимир Алексеев, проводивший процедуру наблюдения и большую часть банкротства банка, в сентябре 2001 года лишен лицензии конкурсного управляющего Инкомбанка и отстранен судом от банкротства. Его функции взял на себя другой управляющий — Александр Есин (см. интервью с ним).
       К этому времени за банкротство Инкомбанка взялась группа "Интеррос". В начале февраля 2001 года входящий в группу "Интеррос" Росбанк предложил комитету кредиторов Инкомбанка свои услуги, ссылаясь на опыт банкротства другой жертвы кризиса — ОНЭКСИМбанка. Тем временем другой банк этой группы — МФК скупал требования к Инкомбанку и вскоре сам стал членом комитета кредиторов банка.
       Но на прошлой неделе президент банка МФК Георгий Заболоцкий объявил о том, что его банк продает требования Инкомбанка близким Гута-банку структурам. Проданный пакет позволит Гута-банку вновь контролировать дальнейший процесс банкротства Инкомбанка. Сумму сделки и объем переданных Гута-банку требований стороны не разглашают. Но в МФК говорят, что банк вышел из этого проекта с прибылью.
       
Мост-банк
       Самой скоротечной оказалась смерть Мост-банка. Между тем одно время казалось, что банк выживет. Помочь ему путем перевода части бюджетных счетов пытались московские власти. Обсуждалась даже возможность объединения Мост-банка с Банком Москвы. Однако политические разногласия главы холдинга "Медиа-Мост" Владимира Гусинского с федеральной властью помешали этому. А вскоре банк лишился и московских денег.
       В мае 2000 года в банк была введена временная администрация. Почти год она ломала голову над вопросом, можно ли реанимировать Мост-банк. Хотя в основном этим вопросом мучились не чиновники ЦБ, а Внешторгбанк.
       Дело в том, что Банк России после кризиса выдал Мост-банку кредит под залог его акций. А после введения временной администрации передал их Внешторгбанку. В результате временная администрация разрабатывала план санации вместе с Внешторгбанком. И когда план наконец появился, стало ясно, что строится он на надежде договориться с основным кредитором — Минфином о реструктуризации долга перед ним. Когда же в апреле прошлого года оказалось, что сделать этого не удастся, ЦБ отозвал у банка лицензию. Внешторгбанк с легкостью отказался от этого проекта, поскольку единственной его затратой на санацию был кредит под залог основного здания Мост-банка на Воронцовской улице.
       28 мая в Мост-банке была введена процедура наблюдения, продлившаяся до 24 октября 2001 года, когда арбитражный суд принял решение о признании банка банкротом. Конкурсный управляющий Андрей Инце (см. интервью с ним) проводил и процедуру наблюдения, поэтому быстро выяснил, что в банке практически ничего не осталось. Все его должники были аффилированы с холдингом "Медиа-Мост", который и сам пал жертвой борьбы своего главы с российскими властями. Возможно, именно этим объясняется тот факт, что за все время банкротства Мост-банка вокруг него не вспыхнуло ни одного сколько-нибудь заметного скандала.
       
Промстройбанк России
       Промстройбанк России — один из главных претендентов на звание самого скандального банкрота. Два раза Банк России отбирал у него лицензию, дважды от него отказывалось Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Два раза он объявлялся банкротом. При этом было время, когда он одновременно был банкротом, но имел банковскую лицензию.
       Планы спасения Промстройбанка были самыми разнообразными. Изначально на его базе планировалось создать Российский банк развития. В 1999 году он боролся за это право с Инкомбанком, но был явным фаворитом. В середине июня того же года в качестве одного из этапов подготовки к этому шагу стало заявление АРКО о том, что оно готовится санировать Промстройбанк. Был даже составлен подробный план санации, но он не просуществовал и месяца — уже 2 июля АРКО пришлось отказаться от этих планов, поскольку ЦБ отозвал у банка лицензию. И несмотря на новые планы спасения банка, в ноябре 1999 года он впервые был признан банкротом.
       С этого момента начались длительные судебные тяжбы. И так бы банк и завяз в судах, если бы не неожиданный поворот в его судьбе. В феврале 2000 года за Промстройбанк вступился сам президент России Владимир Путин. После этого банк опять прекратили активно банкротить, ЦБ рапортовал, что готов вернуть ему лицензию и даже сделал это в сентябре. В ноябре АРКО опять начало рассматривать вопрос о санации банка.
       Но к тому моменту интерес Владимира Путина к банку уже иссяк, и в ноябре Федеральный арбитражный суд Московского округа признал законность отзыва у Промстройбанка лицензии. А в конце декабря суд вновь возбудил дело о банкротстве Промстройбанка. Во всей этой чехарде множество важных документов было утеряно, и нынешним конкурсным управляющим — за прошедшее время их сменилось немало — иногда приходится по второму разу платить одному и тому же вкладчику (см. интервью с конкурсным управляющим банка Александром Ваккой).
       
"Российский кредит"
       Банку "Российский кредит" повезло больше прочих. Спасать его взялось АРКО. Под его управление банк попал одним из первых, 18 июня 1999 года. И что важно, еще до принятия закона "О реструктуризации кредитных организаций". Это позволило ему пойти под АРКО по доброй воле. Отсюда и все дальнейшие преимущества: он вел с АРКО переговоры почти на равных.
       На восстановление "Российского кредита" АРКО выделило почти 5 млрд руб. Более 3 млрд руб. из них потребовалось для того, чтобы выполнить условия мирового соглашения с кредиторами банка. Сумма их требований на дату перехода банка под управление АРКО составляла 26,7 млрд руб. Но одним из условий, без выполнения которого агентство не берется никого спасать, является согласие кредиторов на реструктуризацию долгов банка перед ними. Кредиторы такое согласие дали, а АРКО взамен выделило деньги на частичное удовлетворение их требований.
       По состоянию на сегодняшний день банк полностью погасил долги перед бюджетом и заканчивает выплаты вкладчикам. По условиям мирового соглашения 10% от суммы вложений вкладчики получили сразу после его утверждения. На оставшуюся сумму им были выданы рублевые векселя со сроком погашения 1,5 года. Недостаток этой схемы заключается в том, что вложения за предложенный срок сильно обесценились.
       Юридическим лицам банк также заплатил 10% наличными от суммы их обязательств сразу после подписания мирового соглашения. Остальная часть долга перед ними была переоформлена в векселя с разными сроками погашения. Полностью расчеты с юридическими лицами закончатся к 2010 году.
       По плану реструктуризации в 2003 году "Российский кредит" должен объединиться с Импэксбанком. Этот банк изначально выступал партнером в плане реструктуризации "Российского кредита". Через него, в частности, производятся выплаты кредиторам последнего по мировому соглашению. Впрочем, не исключено, что "Российский кредит" выйдет на рынок в одиночку. По словам представителей АРКО, уже сегодня его можно отнести в числу нормально работающих банков. Однако новый "Российский кредит" и отдаленно не будет напоминать самого себя до кризиса. К 1 апреля 2002 года были закрыты все 42 филиала "Российского кредита". И ими сегодня небезуспешно пользуется все тот же партнер — Импэксбанк.
       
"СБС-Агро"
       Казалось бы, банку "СБС-Агро" тоже повезло. За его спасение также взялось АРКО. Однако он перешел под управление агентства уже после выхода закона, то есть принудительно. По сути, банк агентству навязало правительство, не выделив на его спасение достаточных средств. А "СБС-Агро" к этому моменту находился уже в плачевном состоянии. Общий объем задолженности составлял 45 млрд руб. (после уточнения требований эта сумма выросла до 52 млрд руб.), из которых 5,9 млрд руб. банк задолжал вкладчикам. А активы оценивались лишь в 3,6 млрд руб. На "СБС-Агро" было выделено только 3,3 млрд руб. И АРКО решило, что этих средств хватит только на банкротство банка по мягкому сценарию. Он предусматривал заключение мирового соглашения с кредиторами "СБС-Агро" и после его реализации — ликвидацию банка. Для сокращения расходов банка была закрыта вся филиальная сеть банка — это 73 филиала и 1233 дополнительных офиса. Ею, кстати, с успехом пользуется сегодня банк "Первое О. В. К.".
       Для расчетов с кредиторами "СБС-Агро" заключил мировое соглашение. По нему банк рассчитывается с 37 тыс. вкладчиков. Более 1 млн счетов на мелкие суммы (до 20 тыс. руб.) банк закрыл за счет средств АРКО. А на оставшиеся счета приходится подавляющая часть задолженности банка перед населением — 5 млрд руб. Этим вкладчикам банк заплатил 10% от суммы вклада после утверждения мирового соглашения. А остальная часть долга была переоформлена в облигации внутреннего валютного займа. Получить всю сумму по ним вкладчики смогут лишь в 2007 и 2008 годах — таков срок погашения этих бумаг.
       Еще хуже обстоят дела с юридическими лицами. Долги перед ними оформлены в рублевые векселя со сроком погашения 25 лет. Выплаты производятся в случае, если на специальном счете накапливается 0,2% от суммы задолженности перед юридическими лицами. Эти средства поступают от реализации активов или оспоренных сомнительных сделок банка. Первая такая выплата уже произведена. И по словам представителей АРКО, сейчас готовится следующая. Однако шансы юридических лиц на то, чтобы получить что-то еще, близки к нулю.
МАКСИМ БУЙЛОВ, НАТАЛЬЯ КУЛАКОВА
       
       

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

"Основные мероприятия будут завершены за полгода"
       О ситуации в Инкомбанке корреспонденту Ъ МАКСИМУ БУЙЛОВУ рассказал конкурсный управляющий Инкомбанка АЛЕКСАНДР ЕСИН.

       — Чем вы сейчас заняты?
       — Сейчас у нас идут поступления и от реализации активов, и от обслуживания кредитов. Но, правда, их становится все меньше. Основная работа у нас идет по судебным взысканиям и по продаже активов.
— С кем уже расплатились?
       — В основном расплатились с частными вкладчиками, причем еще в прошлом году. Последний транш был выплачен в ноябре прошлого года. Сейчас продолжают поступать претензии от кредиторов первой очереди, мы их рассматриваем и, соответственно, включаем в реестр кредиторов, производим выплаты уже на счета людей. Это работа постоянная. В настоящий момент первую очередь составляют 380 вкладчиков, сумма примерно 18 млн руб., но это уже очень маленький объем по сравнению с тем, что было сделано. Дело в том, что по закону, если приходит претензия кредитора первой очереди, она рассматривается сразу, приостанавливаются выплаты по остальным. А в целом в ноябре прошлого года требования первой и второй очереди были погашены.
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
       — Когда вы планируете заняться третьей очередью?
       — В третьей очереди у нас есть один кредитор. И мы, естественно, погасим эту задолженность, потому что средства на счете есть. Но пока я не могу это сделать, поскольку должен расплачиваться по дозаявленным требованиям со стороны двух первых очередей.
       — Сколько Инкомбанк остался должен?
       — На конец прошлого месяца в первой очереди осталось 399 требований на 18,5 млн руб., во второй — 4 требования на 564 тыс. руб., в третьей — одно требование на 1,5 млрд руб., в четвертой — 18 требований на 7,6 млрд руб. и в пятой — 16,5 тыс. требований на 353,88 млрд руб. Ну и есть еще требования, которые будут удовлетворены после расплаты со всеми очередями. Это требования по штрафам, санкциям и требования, которые были заявлены после закрытия реестра. Их более 3 тыс. на 2,87 млрд руб.
       — Это пассивы, а как обстоят дела с активами?
       — На счетах конкурсного производства более 3,1 млрд руб. Этого хватает на первую, вторую, третью и частично на четвертую очереди. Сейчас на балансе больше $1 млрд активов. Но это по балансу. Как показывают аукционы по продаже активов, интерес вызывает около 2% от выставленных лотов. И это несмотря на то, что цена некоторых лотов составляет менее 10% от долга. Качество активов достаточно низкое. Проведена огромная юридическая работа. Только за период банкротства, не считая периода наблюдения, предъявлен 671 иск юридическим лицам, получено 977 исполнительных листов на сумму 17 млрд руб.
       — И сколько в результате денег получено?
       — Истребовано 4,7 млрд руб., остальные исполнительные листы возвращаются. Мы участвуем во многих делах по банкротству, заявляем свои требования.
       — Сколько выплачено частным вкладчикам?
       — В ходе конкурсного производства были погашены требования 80 тыс. кредиторов--физических лиц на сумму 6,4 млрд руб.
       — Сколько всего осталось требований кредиторов?
       — Сегодня это около 20 тыс. требований.
       — Какой объем потенциально возможных требований по договорам, по которым требования еще не поданы?
       — Реально физических лиц, которые не подали своих требований, крайне мало. Если раньше поток был по несколько тысяч заявлений в месяц о включении требований в реестр кредиторов, то сейчас — около 150-200 требований в месяц, и поток этот уменьшается. Конкурсное производство это не только погашение требований первой очереди. Основная задача — набрать конкурсную массу. Как только все активы будут переработаны, реализованы, списаны, когда не будет уже конкурсной массы, тогда подается заявление о прекращении конкурсного производства. На прошлой неделе суд продлил конкурсное производство еще на полгода.
— В эти полгода вы уложитесь?
       — Я думаю, что основные мероприятия за эти полгода будут завершены. Ну, может быть, останется ликвидационный баланс, сдача дел в архив. Эти формальности занимают достаточно много времени. Но это будет последнее продление сроков. И оно будет посвящено скорее оформлению документов. Основная работа по активам, по их реализации, взысканию и по выплатам, естественно, будет происходить в ближайшие полгода.
       — Что осталось сделать?
       — По 100% кредиторов проведены все юридические мероприятия: проведены все суды, получены исполнительные листы, по некоторым продолжаем судиться. Филиалы в большинстве своем были закрыты еще в период наблюдения. Большинство помещений банковских филиалов было в долгосрочной аренде. Это имущество мы и сейчас еще продаем.

"Многие документы отсутствуют до сих пор"
       О ситуации в Промстройбанке России корреспонденту "Денег" МАКСИМУ БУЙЛОВУ рассказал конкурсный управляющий банка АЛЕКСАНДР ВАККА.
       — Вы были назначены конкурсным управляющим в конце июля. Долго придется входить в курс дела?
       — Я думаю, что это произойдет достаточно быстро, поскольку в конкурсном производстве я работаю с начала года. Кроме того, со мной пришла очень опытная команда из конкурсного производства Инкомбанка.
       — А зачем вообще понадобился второй конкурсный управляющий?
       — Мне поручены те участки работы, по которым, как считает суд, у первого конкурсного управляющего не то чтобы не хватает сил, а просто работа идет не так динамично, как должна идти. Ведь на конкурсном управляющем очень много персональных обязанностей, передоверить которые он никому не может. А разделение обязанностей между двумя управляющими уменьшает нагрузку на каждого. Я буду заниматься реализацией ценных бумаг, истребованием задолженности у третьих лиц и работой по передаче документов в архив.
Фото: ДМИТРИЙ ЛЕБЕДЕВ, "Ъ"  
       — Как сейчас обстоят дела в банке?
       — Хочу заметить, пока ни один из крупных банков, кроме Промстройбанка, не рассчитался даже с четвертой очередью кредиторов — по долгам перед государством. Мы уже расплатились с первыми четырьмя очередями и дошли до пятой. Но первая очередь постоянно дозаявляется: на текущий момент сумма таких требований составляет примерно 1,5 млн руб.
       — Сколько еще требований может быть дозаявлено?
       — Такая цифра есть, но я не уверен, что ее нужно обнародовать. Дело в том, что банк банкротится второй раз (Промстройбанку возвращалась лицензия) и на этапе первого банкротства расчеты шли через службы судебных приставов и нотариусов. Не все управляющие Промстройбанка действовали добросовестно и полностью передавали реестры. В результате конкурсный управляющий Владимир Бовкун вынужден был фактически заново формировать реестр кредиторов. А поскольку многие документы отсутствуют до сих пор, перед нами стоит задача избежать дублирования требований.
       — А как при дозаявках вы решаете, платить вкладчику или нет?
       — Поднимается дело, все проверяется, перепроверяется и, если нет отметок о том, что ему выплачено, конкурсный управляющий признает его требования. В случае если возникают сомнения, конкурсный управляющий отказывает. Далее вкладчик может обратиться в арбитражный суд, и, если тот примет решение в его пользу, выплаты также производятся. Кстати, в ходе конкурсного производства было подано более 300 жалоб кредиторов в различные инстанции, а удовлетворено из них не более 10%.
       — Сколько времени есть еще у вкладчиков, чтобы дозаявить свои требования?
       — Лучше это сделать до 15 ноября этого года, поскольку конкурсное производство должно быть завершено к этой, определенной судом дате.
       — Сколько уже выплачено?
       — По данным на 1 июля, первой очереди выплачено 568 млн руб., второй очереди — 5,5 млн руб., третьей — 853 млн руб., а четвертой — 119 млн руб. К выплатам пятой очереди мы пока не приступали. По реестру мы должны 3,5 млрд руб. и штрафы с пенями порядка 200 млн руб.
       — На что может рассчитывать пятая очередь?
       — Сегодня на счете конкурсного управляющего находится примерно 500 млн руб. И расчеты можно бы уже начать, но пока идет дозаявление первой очереди и выплаты по ней не закончатся, мы не можем приступить к пятой очереди.
       — Когда же начнутся выплаты по ней?
       — Как только все получим в конкурсную массу. Еще есть нереализованные активы и имущество, не закрыты филиалы.
       — Что не реализовано?
       — Часть недвижимости в регионах — филиалы Промстройбанка. Есть еще пакет ценных бумаг и дебиторская задолженность. Но с ней вопрос сложный, по балансу это звучит громко — ссудной задолженности там указано 1,5 млрд руб. А на деле с нее можно получить около 100 млн руб. Дело в том, что сроки исковой давности по большей части этой ссудной задолженности закончились в 1996-1998 годах. То есть эту задолженность специально держали и не списывали с баланса банка, чтобы не ухудшать показатели. И списывать ее приходится уже нам. В итоге мы ждем прихода еще около 100 млн руб. от недвижимости, где-то не более 55 млн руб. за пакеты ценных бумаг. От взыскания и реализации дебиторской задолженности 30-40 млн руб. мы уже получили и 60-70 млн руб. еще придет. С учетом имеющихся 500 млн руб. на счете в общем получится чуть больше 700 млн руб.

"Главный актив Мост-банка — здание"
       О ситуации в Мост-банке корреспонденту Ъ МАКСИМУ БУЙЛОВУ рассказал конкурсный управляющий АНДРЕЙ ИНЦЕ.
              — Как идут ваши расчеты с вкладчиками?
       — Уже через четыре месяца после начала введения конкурсного производства, 27 февраля, начались расчеты со вкладчиками, которые продолжались в течение трех месяцев. Их требования составляют 502,777 млн руб. И почти половина из них сейчас уже выплачена. В июле комитет кредиторов принял решение о выплате второго транша кредиторам первой очереди, и эти выплаты начнутся в середины сентября.
       — Как прошли выплаты первого транша?
       — Не все кредиторы идут за своими деньгами. Более того, не все и получают их. От прошлого транша в 228 млн руб. 13 млн руб. было возвращено в связи с тем, что вкладчики не явились за деньгами. При этом все внесенные в реестр кредиторы первой очереди гарантированно получат деньги. Даже если они не явятся на момент выплат, эти деньги после завершения расчетов с кредиторами первой очереди будут задепонированы на счете нотариуса и в любое время их можно будет получить.
       — Какие перспективы у кредиторов остальных очередей?
       — Вторая очередь составляет 20,4 млн руб.— это 389 бывших сотрудников Мост-банка, которым банк должен по зарплате. Третья очередь представлена двумя структурами — Внешторгбанком и ГТК России. Общая величина признанных требований по ним составляет 1,98 млрд руб. Средств по реализации активов разных видов достаточно для гарантированного удовлетворения кредиторов трех очередей. Возможно, хватит и на часть четвертой очереди. Это требования государственных органов — МНС, Минфина и ГТК. Что касается пятой очереди, где находится большинство бывших клиентов Мост-банка, то здесь перспективы, по сути, нулевые.
Фото: ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ  
       — А почему?
       — Кредитный портфель Мост-банка составляет около 5,6 млрд руб. Нами заявлены более 300 исков в судах разных инстанций, по которым ведется сейчас производство. Но перспективы довольно смутные, поскольку все дебиторы связаны со структурами "Медиа-Моста" и многие из них уже хозяйственную деятельность не ведут. В лучшем случае мы получим акты о невозможности взыскания.
       — Что реально можно получить?
       — Мы продали ряд объектов и сейчас ждем поступления средств на счет конкурсного производства по крайней мере более 600 млн руб. Есть доли участия банка в различных структурах. Все эти участия оценены. Они очень неравноценны. Мы продали контрольный пакет акций в дочернем банке "Мост-банк Азербайджана". Продали дочернюю структуру "Мост и Партнеры", профильным бизнесом которой было предоставление в аренду помещений на Новом Арбате. Есть у банка процессинговая компания "Мультикарта", вопрос по которой сейчас должен решаться. И ряд более незначительных объектов с точки зрения поступления средств в конкурсную массу.
       — Ценные бумаги в банке остались?
       — Основная часть ценных бумаг была клиентской, их мы перевели в депозитарий банка для последующей передачи клиентам.
       — На что у вас основные надежды в плане пополнения конкурсной массы?
       — Главный актив Мост-банка — это здание на Воронцовской улице. По оценке, оно стоит $48 млн, но рынок есть рынок, может быть, его удастся продать дороже, а может, и дешевле. Если мы получим за него более $52-53 млн, то достаточно большая часть требований четвертой очереди будет погашена.
       — Когда вы планируете завершить ликвидацию банка?
       — Собственно говоря, содержательная сторона ликвидационных процедур, то есть реализация активов и расчеты с кредиторами, до конца года должна быть завершена. Дальше останется подготовка ликвидационного баланса. Это очень важный документ, который фиксирует все результаты конкурсного производства, и его подготовка занимает достаточно продолжительное время. 24 октября истекает годичный срок ликвидационных процедур в Мост-банке, и по закону требуется ходатайство, поддержанное комитетом кредиторов, о продлении еще на полгода. Я думаю, что комитет кредиторов поддержит мое ходатайство. Так что я планирую завершить ликвидационные процедуры по Мост-банку до 24 апреля 2003 года.


       
       
Комментарии
Профиль пользователя