Коротко


Подробно

Железный способ

Как циничный совет психолога помог сохранить семью

Отцы и дети

В рубрике «Отцы и дети» специальный корреспондент Русфонда Артем Костюковский рассказывает о том, как складываются отношения родителей тяжелобольных детей, с какими испытаниями им приходится сталкиваться, почему такие семьи часто распадаются. Многие читатели делятся с нами собственными историями. Сегодня мы предлагаем одну из них — это история супругов, нашедших в себе силы после пережитого кризиса в отношениях сохранить семью. Она записана со слов Владимира — мужа.


«Мы с Ниной — одна из редких по нынешним временам пар: общаемся еще со школы. Я ей первый раз предложение сделал в девятом классе. А поженились мы на втором курсе института. И никто не говорил ничего про опасность ранних браков, все как будто понимали, что мы действительно созданы друг для друга.

Десять лет назад у нас родился желанный и долгожданный сын Кирилл. Родился с тяжелым заболеванием. Он инвалид и передвигаться может только в инвалидной коляске. В общем, после рождения сына у нас началась совсем другая жизнь.

В отличие от героев всех ваших историй мы не ссорились, не скандалили. Но спустя два года нам с Ниной стало очевидно, что мы уже совсем не те, что были раньше. И чувства не те. Мы стали соратниками в борьбе за здоровье ребенка, но как будто перестали быть мужчиной и женщиной. Нас всегда многое связывало: общая специальность, общие интересы, но когда 99% разговоров связаны с болезнью ребенка… Не хочу вдаваться в подробности, скажу только, что в какой-то момент мы поняли: ничем хорошим это не закончится. И, что называется, забили тревогу. Но при этом, даже когда мы обсуждали самые худшие варианты развития событий (а была и такая стадия), у меня никогда мысли не было сбежать от ребенка, от этих проблем. А вот кем для меня будет Нина — матерью моего сына или плюс к этому еще все-таки любимой женой,— тогда было большим вопросом.

У меня есть лучший друг, он психолог. Когда я поделился с ним нашими проблемами, он сказал, что у него есть определенное мнение, но он не будет мне ничего советовать — из соображений этики, ведь он близко общается с нами. Посоветовал нам одного своего знакомого. Мы несколько раз ходили к нему, но как-то не очень удачно. А потом у этого моего друга чувство товарищества перевесило этические соображения, и он попросил меня рассказать, как с нами работает психолог. Я рассказал. Друг выслушал, ничего не ответил, но я понял, что он остался не очень доволен услышанным. А еще через некоторое время он мне сказал: “Я говорил с коллегой, который работает с семьями, где есть дети с инвалидностью. Он сказал: в ситуациях, подобных вашей, есть только один железный способ сохранить семью и отношения. Вам нужно завести еще одного ребенка. Здорового. Это вас сплотит”. Сам признавал, что звучит это цинично, и очень извинялся за прямоту. Но я не обиделся.

Год спустя у нас родился еще один сын. Он здоров. Этой осенью пошел в первый класс. Они с Кириллом настоящие братья и друзья. А мы с Ниной — настоящие муж и жена. Нам удалось преодолеть кризис, и рождение второго ребенка действительно сыграло в этом главную роль. И еще — у нас появилась уверенность, что, даже если с нами что-то случится, младший брат поможет старшему. Теперь есть на кого его оставить.

Как бы ни было тяжело, жизнь должна продолжаться. Я знаю, что многие герои вашей рубрики также могли бы сохранить семьи. А они растерялись. Мне очень жаль их».

Газета "Коммерсантъ" №126 от 14.07.2017, стр. 6

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение