Коротко


Подробно

9

Порно как оружие

Василий Корецкий о методе Брюса Ла Брюса

В летнем кинотеатре Garage Screen покажут два новых фильма Брюса Ла Брюса — "Мужененавистницы", историю о вооруженной автоматами ячейке фем-радикалок, и прилагающийся к нему "фильм в фильме" "Мозг Ульрики" — об оживлении Ульрики Майнхоф


В недалеком будущем воскресшие мертвецы-геи ведут войну против живых, не только поедая их, но и пенетрируя через проеденные в телах отверстия. В Берлине 1970-х члены ячейки RAF переключаются с политического террора на секс-революцию и через не могу вступают друг с другом в однополые отношения. Находящийся в условном сквоте гей-скинхедов Ярослав Могутин в ушанке, напротив, делает это с видимым удовольствием — и даже напевает "Интернационал". Бездомный атлет совокупляется с найденными на улицах Лос-Анджелеса жертвами автокатастроф и передозировок в надежде оживить их. А другой бомж, неонаци, заводит трогательный роман с денди-парикмахером. Все эти макабрические картины — не что иное, как аннотированная фильмография канадского режиссера Брюса Ла Брюса.

Эксцентрик и бывший порнограф (а еще публицист и фотограф) Ла Брюс, как ни странно, никогда не был персоной нон-грата в России. Он не раз приезжал в нашу страну, а в 2014-м две его картины — "Геронтофилию" и "Лунного Пьеро" — даже показывали на ММКФ. Теперь вот — показ в "Гараже". Возможно, дело в том, что фильмы Ла Брюса совершенно невозможно подвести под закон о гей-пропаганде: никому не придет в голову считать этих зомби, скинхедов, трансгендеров-комбатантов нормальными членами общества. Собственно, нормализация ЛГБТ — как и общество, которое должно милостиво признать "других" "такими же",— главная мишень всех сатирических атак Ла Брюса, называющего себя "антигеем". Действительно, взгляды Ла Брюса на проблемы меньшинств довольно сильно отличаются от сегодняшней либеральной повестки равных прав, он выглядит человеком из того героического прошлого андерграунда, где не существовало ни единого фронта ЛГБТ, ни мультикультурализма, ни представления об автономной территории искусства, а только нигилистический антагонизм между "системой", "контролем" и всевозможными "разрушителями цивилизации".

«Мужененавистницы»

Ла Брюса даже можно назвать духовным наследником Уильяма Берроуза, мечтавшего не о жалкой легализации однополых браков, а сразу о создании отдельного милитаристского гей-государства, по примеру Израиля или утопических пиратских анархий XVII века. "Nothing Short Of A Total War" ("Только тотальная война") — этот слоган британских внесистемных авангардистов из группы Throbbing Gristle вполне могли бы начертать на стене своей штаб-квартиры герои фильмов Ла Брюса — например гендерные сепаратистки из "Мужененавистниц", которые молятся "матери, дочери и святой ***** (cunt)" и борются за освобождение всех людей женского пола из тюрьмы патриархата, под дулами автоматов заставляя человечество смотреть самодельное фем-лесби-порно.

Героини "Мужененавистниц" опираются в своих теориях на тексты и практику ультралевых активисток, от Симоны де Бовуар и Эммы Гольдман, полицейское фото которой украшает спальню их предводительницы Большой Мамы, до Анджелы Дэвис и Ульрики Майнхоф. Но по мере удаления от центра крайности сближаются и правое уже не слишком отличается от левого — в этом смысле фильмы Ла Брюса служат отличным описанием сегодняшней реальности, в которой президентом США становится Дональд Трамп. В киновселенной режиссера примером такого парадоксального слияния красных и коричневых служит история, описанная в "Мозге Ульрики" — фильме в фильме, который в какой-то момент смотрят две девушки из "Мужененавистниц".

Две линии событий (сюжетом это трудно назвать даже с натяжкой) "Мозга" посвящены воскрешению двух немецких радикалов второй половины XX века: Ульрики Майнхоф, мозг которой в действительности таинственным образом исчез после ее загадочной смерти в тюрьме Штайнхайм (в 1990-х его c непонятными целями отправили в Гейдельбергский университет и потеряли), и Михаэля Кюнена, лидера неонацистов и открытого гея, умершего от СПИДа в 1991-м. Прах Кюнена долгое время не могли захоронить, урна с пеплом хранилась у соратников, и именно этот пепел и используют в фильме несколько наци-сатанистов, чтобы вернуть в земную жизнь своего покойного геноссе. Параллельно с левой стороны фронта осуществляются попытки пересадить мозг Майнхоф донору (этот сюжет, в свою очередь, позаимствован Ла Брюсом из трэш-хоррора 1960-х "Они спасли мозг Гитлера", а сам Гитлер из кинохроники здесь периодически появляется в интермедиях с неожиданными призывами — например к миролюбию). В конце концов все — включая зомби-Кюнена и девушку с чужим мозгом — сходятся в одной операционной и сливаются в клубок неразличимых борющихся тел.

Точно так же неразличимы в фильмах Ла Брюса высокая культура и ее ерническая профанация. Его трэш-поделки часто оказываются ремейками "большой классики" — так, дебютный "Меня это не касается" — парафраз "Холодного дня в парке" Олтмана, "Геронтофилия" — гей-версия "Гарольда и Мод", "Лунный Пьеро" — транс-порно-балет на музыкальные темы Шенберга. И это не постмодернистская ирония, но своего рода апгрейд: по мнению Ла Брюса, вся история порно — это история потерянных возможностей, неиспользованного потенциала пропаганды ("ведь порно смотрят все"). Соединяя проверенные "академические" сюжеты с завлекательно-фривольной формой, он как бы дает им шанс на вторую жизнь — пусть и в качестве гомосексуального зомби.

Кинотеатр Garage Screen

14 июля, 21.00 («Мозг Ульрики») и 22.15 («Мужененавистницы»)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 14.07.2017, стр. 22
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение