Коротко


Подробно

"Нет для общероссийского канала названия лучше, чем 'Первый канал'"

Интервью гендиректора ОРТ Константина Эрнста

Сегодня на ОРТ состоится годовое собрание акционеров. Гендиректор телекомпании КОНСТАНТИН ЭРНСТ заявил обозревателю Ъ АРИНЕ Ъ-БОРОДИНОЙ, что намерен получить одобрение акционеров о переименовании телекомпании в "Первый канал".


       — Какова повестка собрания акционеров?
       — Основная повестка — отчет менеджмента телекомпании перед акционерами по итогам года, внесение поправок в устав, которые необходимо внести в связи с новой редакцией закона "Об акционерных обществах", но никаких радикальных изменений в нашем уставе не будет. Также на рассмотрение акционеров мы поставим еще один вопрос, связанный с переименованием ОАО "Общественное российское телевидение" в ОАО "Первый канал".
       — Чем вам не нравится брэнд "ОРТ"?
       — Нет для общероссийского канала названия лучше, чем "Первый канал". Сегодня это не просто "наследство", которое мы получили с советских времен, а констатация нашего лидерства. А "общественное телевидение" — это юридическая форма, такая же, как, к примеру, "акционерное общество". Мы на протяжении последних лет нашей деятельности все время были вынуждены комментировать своим зарубежным партнерам, что мы не являемся "Public TV" в том виде, как это принято считать на Западе. Но, конечно, не это главное. В последнее время в России активно идет дискуссия об "общественном телевидении" именно как юридической форме. И мы в том числе меняем название для того, чтобы ниша "общественного телевидения" была свободна. Если в России кому-то удастся создать в юридическом смысле "общественное телевидение", то мы не хотим им мешать.
       — С государственными представителями ОРТ вы обсуждали идею переименования телекомпании?
       — Госпакет будет представлять министр печати Михаил Лесин, и лично с ним я уже обсуждал идею переименования канала. Он в принципе эту идею поддерживает.
       — Министр Лесин в последнее время несколько раз говорил об идее создания общественного телевидения, явно кидая камень в ваш огород и имея в виду, что ОРТ, называясь "общественным телевидением", на самом деле таковым не является.
       — Вот после таких заявлений в том числе и возникла идея переименования компании. Но все равно брэнд "Первый канал" от нас никогда не отрывался. Люди почти семь с половиной лет знали, что первый канал — это ОРТ и наоборот. Возвращение к единому понятию "Первый канал" должно произойти плавно.
       — Вы хотите закончить юридическое переоформление телекомпании к новому сезону?
       — Сначала мы обсудим эту идею с акционерами. Если они с ней согласятся, мы перерегистрируем брэнд "Общественное российское телевидение" в виде аббревиатуры ОРТ и оставим его за собой навсегда, чтобы никто другой не смог им воспользоваться, а владельцем брэнда станет ОАО "Первый канал".
       — Вы оставляете название еще для одного своего канала?
       — Выступая в конце июня перед членами Совета федерации, я открыто сказал, что ОРТ нуждается в новом канале, на котором бы отрабатывались новые формы телевидения. ОРТ — самый большой канал, на нем лежит огромная ответственность по передаче информации по всей стране и территории СНГ. Мы работаем с самой большой и, увы, не с самой толерантной аудиторией. В развитии новых телевизионных проектов мы обязаны действовать очень аккуратно, дабы ничем не оскорбить даже небольшую часть нашей аудитории. Но нам нужен и рейтинг. Потеряв рейтинг, мы потеряем деньги, а государство, как известно, нас не финансирует. Поэтому нам необходима зона, в которой бы мы отрабатывали новые экспериментальные проекты, новые формы телевидения, не будучи озабочены рейтинговой проблемой. Кроме того, на ОРТ собрана очень сильная команда, которая способна насытить качественной продукцией еще не один канал.
       — А кто будет насыщать этот канал деньгами?
       — На качественном канале всегда хорошо продается реклама.
       — Вы считаете, что целый канал реально содержать только за счет рекламных поступлений?
       — В нынешней экономической ситуации я не вижу в этом проблем.
       — Брэнд "ОРТ" может появиться на другой частоте?
       — Да, если эту частоту купит ОАО "Первый канал".
       — В пятницу было объявлено, что 30 октября состоится конкурс на частоту канала "Дарьял ТВ". Вы будете в нем участвовать?
       — Почему бы и нет?
       — А вы эту идею уже обсуждали с Минпечати?
       — С министерством я это еще не обсуждал, но частоты выдает Федеральная конкурсная комиссия на конкурсной основе.
       — Какова судьба кредита Внешэкономбанка (ВЭБ), который ОРТ не погашает в течение двух лет? Сумма задолженности ВЭБу, включая проценты, составляет $117 млн. На собрании акционеров будет наконец решен вопрос о его погашении?
       — Еще на прошлогоднем собрании было принято решение проработать все возможности, и к концу осени 2001 года мы обратились в Минфин, Центральный банк и ВЭБ с предложением о реструктуризации нашего долга сроком на пять лет.
       — Судя по заявлениям представителей Минфина, ЦБ и ВЭБа, схема их не устроила?
       — Их не устроили сроки погашения — пять лет. ЦБ, Минфин и ВЭБ никак не могут договориться между собой о сроках. Они говорят: погасите кредит в течение года. Но в течение года это невозможно даже при растущем рекламном рынке. Мы не можем прекратить платить людям зарплату, финансирование программ, новостей, оплату сигнала.
       — У вас в залоге по кредиту сейчас заложено 13% акций. Источники Ъ утверждают, что при погашении кредита может серьезно измениться форма залога, чуть ли не 80% акций ОРТ?
       — Если канал говорит, что он в течение пяти лет может расплатиться по своим долгам, то зачем закладывать свои акции? В отличие от других компаний мы готовы расплатиться с долгами из тех денег, которые сами заработали. На ОРТ после 1998 года, как и у других телекомпаний, образовались долги. Общий долг с учетом кредита ВЭБа в 1999 году составлял около $180 млн. Из рекламных поступлений с начала года мы погасили около $50 млн. Если не считать кредита, то осталась небольшая сумма, которую мы должны сторонним кредиторам и которую мы, я думаю, сможем погасить до середины осени.
       — Но как все-таки вы собираетесь гасить кредит?
       — На собрании акционеров я буду просить разрешение акционеров перекредитоваться — может быть, даже у иностранных инвестиционных компаний. Если акционеры дадут нам добро, мы возьмем у новых инвесторов $117 млн и договоримся с ними, что будем возвращать деньги в течение пяти лет — наверное, чуть с большим процентом, чем мы бы возвращали ВЭБу. Когда мы такую сделку заключим, в течение года отдадим кредит ВЭБу, вернем свои акции и начнем выплачивать кредит уже другой финансовой структуре. Мы давно ведем переговоры с несколькими частными российскими и иностранными компаниями. Мы выбираем тех, кто предложит лучшие финансовые условия, но акции ОРТ никогда не будут залогом. Может обсуждаться вопрос о залоге рекламного времени, но я думаю, что мы будем работать с цивилизованными компаниями, которые просто дадут кредит под проценты. Акционеры сейчас должны одобрить предложенный нами вариант. Если они одобрят, то мы финализируем переговоры.
       — В марте Михаил Лесин заявлял, что именно руководство ОРТ вместе с частными акционерами и советом директоров без привлечения правительства и Минпечати сумели найти схему погашения кредита, подчеркнув, что "государство не создает никаких привилегий для ОРТ". Вы можете это подтвердить?
       — Я могу подтвердить, что государство не создает нам никаких привилегий. А вы разве этого не видите?
       — Но в отличие от истории с "Медиа-Мостом" ваша история с ВЭБом не заканчивается ни банкротством, ни судебными исками. В 2000 году ВЭБ судился с "НТВ-плюс" в отношении гораздо меньшей суммы — $20 млн и $42 млн и отсудил их. К вам почти за три года, что вы не выплачиваете кредит, такие меры не применялись, видимо, только потому, что вы канал государственный.
       — ОРТ — канал смешанный, несмотря на то что у нас 51% акций принадлежит государству. Согласно Бюджетному кодексу, мы не получаем ни копейки государственных денег. Что касается "Медиа-Моста", я не следователь прокуратуры и оперирую только тем, что публиковалось в прессе, но совокупные долги НТВ были $800 млн, а не $117 млн. К тому же ОРТ за свой кредит тогда заложило акции.
       — "Медиа-Мост" тоже предлагал погасить долг ВЭБу акциями...
       — Насколько я знаю, не акциями, а "вэбовками". Но если бы государство затеяло процедуру банкротства ОРТ, то в результате потеряло бы деньги. А тем, что нас не обанкротили, ОРТ дали возможность перестроиться, закрепить свои позиции лидера на рынке и забрать большую долю реклам, подготовиться к реструктуризации долга, а также к готовности его выплачивать.
       — С частным пакетом остается много вопросов. Правда, что большая часть акций из 49% частных акций переданы в управление Сбербанку?
       — Нет, это не соответствует действительности.
       — А кто является владельцем 49% акций ОРТ?
       — Владельцами частного пакета акций являются "ОРТ — Консорциум банков" и ООО "Бетос".
       — Что собой представляет компания "Бетос"?
       — Эта компания зарегистрирована в нашем реестре акционеров.
       — Роман Абрамович имеет отношение к компании "Бетос"?
       — Мне это неизвестно.
       — Планируются на собрании какие-то изменения в составе совета директоров?-- Насколько я знаю, нет. Потому что в противном случае кандидатуры должны были быть объявлены заранее.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение