Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«Этот учет никто не отменял»

Правозащитники считают, что дагестанские полицейские продолжают вести списки неблагонадежных граждан

В МВД Дагестана заявили, что в республике отменен профилактический учет по категории «приверженец нетрадиционного течения в исламе». Правозащитники называют это победой гражданского общества, но считают, что учет все еще ведется. Год назад проблема профучета — реестра «неблагонадежных» граждан, которые в результате сталкивались с более пристальным вниманием силовиков и ограничениями прав, например, на свободу передвижения,— оказалась в центре внимания президентского Совета по правам человека (СПЧ). Представители правоохранительных органов заявляют, что учета по религиозному признаку нет и никогда не было, но в неформальных беседах признают, что отменить учет нельзя.


МВД Дагестана сообщило о прекращении ведения профилактического учета «приверженцев нетрадиционного течения в исламе». Это следует из ответа отдела МВД по Буйнакскому району врачу из селения Эрпели Даниялу Алхасову. 31 октября 2016 года Буйнакский районный суд обязал МВД снять господина Алхасова с учета и сообщить об исполнении суду и истцу. Реакции на решение не последовало. В январе его подтвердил Верховный суд Дагестана. 7 июня Даниял Алхасов обратился с заявлением к начальнику отдела, на что получил ответ, что профучет больше не ведется. В конце марта на запрос судьи Верховного суда Республики Дагестано о прекращении профучета по категории «экстремист» заявил министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов.

Профилактический учет — форма полицейской профилактики правонарушений со стороны потенциально опасных граждан (алкоголики, наркоманы, лица, имеющие судимость). В Дагестане осуществляется в том числе в рамках кампании по профилактике экстремизма и терроризма. Согласно судебным документам и отчетам правоохранителей, некоторые граждане республики состоят на учете по категориям «религиозный экстремист», «ваххабит», «приверженец нетрадиционного течения в исламе». В эту категорию также могут попасть родственники, друзья и знакомые осужденных за терроризм. По данным МВД на 2016 год, в Дагестане на профучете состоят около 6 тыс. человек, по оценке правозащитников — от 10 тыс. до 15 тыс. По их информации, состоящие на профилактическом учете граждане регулярно сталкиваются с нарушением права на свободу передвижения, защиту персональных данных и неприкосновенности частной жизни: их вызывают в отделы полиции, где снимают отпечатки пальцев, фотографируют, записывают голос и походку. Как ранее сообщал “Ъ”, в июле 2016 года МВД Дагестана рекомендовало состоящим на профучете уведомлять полицию о смене адреса, телефона и поездках за пределы республики.

По словам сотрудника правозащитного центра «Мемориал» в Дагестане Сиражудина Дациева, официальные заявления об отмене профилактического учета — победа правозащитников. «С другой стороны, это может быть хитростью,— говорит господин Дациев.— Так ли это, станет ясно лишь со временем». По его словам, многих прихожан мечетей, идентифицированных силовиками как салафитские, по-прежнему задерживают.

«Только теперь заявители в ответ на свои жалобы получают письмо, в котором говорится, что учет не ведется»,— признает правозащитник.

Пока практика профучета признавалась, правозащитники могли предложить инструкцию о том, как получить правовую помощь, обжаловать постановку на учет и сняться с него. Так как учета теперь официально не существует, с него нельзя и сняться.

Дагестанское адвокатское сообщество скептически относится к заявлению МВД. Адвокат Магомед Магомедов, который ранее вел дела о незаконной постановке на профучет, отметил, что на неправомерные задержания продолжают жаловаться. «Информация о том, что учет не ведется,— неправда,— считает господин Магомедов.— Поменялась формулировка, могли сменить пару слов в категории, по которой ведется учет». В суде защита требовала от МВД предоставить приказы, на основании которых осуществляется учет. Однако в МВД ссылались на секретный характер материалов. «Когда (в марте 2017 года.— “Ъ”) Верховный суд потребовал эти приказы, последовал ответ, что они уничтожены,— рассказывает адвокат.— Сейчас люди, ранее состоявшие на профучете, по-прежнему заявляют о задержаниях. Недавно некоторых из них обязали сдать все личные документы и объяснили это тем, что это необходимо для снятия с профучета. Этот сбор информации незаконен, правоохранители могли бы обратиться в соответствующие ведомства для сбора данных». По его мнению, заявления об отмене профилактического учета связаны с тем, что Верховный суд республики, в отличие от судов первой инстанции, стал все чаще вставать на сторону заявителей по жалобам на незаконные действия правоохранителей.

Адвокат Аида Касимова также предположила, что сегодня учет может вестись по другой категории, например, «религиозный экстремист». Однако на запрос в МВД о том, состоят ли ее подзащитные на каком-либо учете, был получен отрицательный ответ.

И. о. начальника отдела информации и общественных связей МВД по Дагестану подполковник Руслан Ибрагимгаджиев на просьбу “Ъ” предоставить статистику сказал, что в республике учета по категориям «экстремист» и «приверженец нетрадиционного течения в исламе» нет и никогда не было. Он пояснил, что учет может вестись лишь в отношении людей, которые являются потенциальными преступниками,— алкоголики, наркоманы, граждане с судимостью. По его словам, ведомство не вмешивается в вопросы различных религиозных течений.

В то же время источники в силовых структурах республики сообщают, что работа по профучету все еще ведется. Один из собеседников “Ъ” в МВД по Дагестану отметил, что профилактический учет — необходимая процедура:

«Понимаете, есть люди, родственники или друзья которых уехали на Ближний Восток, потом вступили в незаконные вооруженные формирования. И мы их имеем в виду, потому что потом оказывается, что они начинают помогать своим друзьям и родным, оказывают пособничество. Этот учет никто не отменял».

Профучет «неблагонадежных» молодых мусульман ведется в Дагестане уже несколько лет. Год назад Совет по правам человека по итогам выездного заседания в субъектах Северо-Кавказского федерального округа подготовил доклад президенту. СПЧ обратил внимание на то, что граждане, состоящие на учете, могут впервые узнать об этом, столкнувшись с ограничениями права на свободу передвижения или блокировкой банковских счетов.

Нормативная база профучета не представлена в открытом доступе. Так, приказ МВД РФ по Республике Дагестан от 3 апреля 2015 года об утверждении порядка постановки на профилактический учет по категории «экстремист» членам СПЧ предоставить отказались. В судебных постановлениях упоминается лишь закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан», в котором учет не упоминается. Правозащитники подчеркивают, что на федеральном уровне нет норм, ограничивающих приверженцев «ваххабизма», «салафизма» и иных направлений «нетрадиционного ислама». Члены СПЧ выразили обеспокоенность возможным распространением практики постановки на профилактический учет по признаку религиозному признаку на всей территории России.

Подполковник полиции в отставке Амир Колов во время работы в МВД разрабатывал учебное пособие об актуальных проблемах противодействия экстремизму. По словам господина Колова, он работал над критериями оценки деятельности правоохранителей (в том числе в области профучета.— “Ъ”). В Главном управлении по противодействию экстремизму МВД России ему не предоставили запрашиваемые исходные данные. Ученый совет Института повышения квалификации сотрудников МВД принял теоретическую часть работы и рекомендовал перейти к практической, «но в главке подготовили отзыв на мою работу, в котором говорилось, что я поставил под сомнение политику ведомства по противодействию экстремизму и нарушил режим секретности».

Господин Колов считает, что информация об отмене профилактического учета недостоверна. «Если профучеты (по нескольким категориям.— “Ъ”) отменили, значит, они были,— рассуждает он.— Значит, государство выделяло на это деньги. Если их отменили, значит, деятельность была ошибочна. Однако сейчас никто не привлечен к ответственности. А если так, значит, учет еще ведется, а их информация — вранье». Амир Колов обращает внимание на отсутствие ясных критериев постановки на профучет: «Вас ставят на учет за то, за что вы сами не знаете. По моим данным, 480 тыс. человек только в Дагестане попали под профилактический учет (по данным на 1 января 2017 года, численность населения Дагестана составляет 3 041 900 человек.— “Ъ”)».

Получить представление о критериях можно из решения суда по одному из дел о признании незаконной постановки на профучет: «Основанием для постановки административного истца на оперативный учет послужил рапорт ... согласно которому по полученной информации Ш. Г. является верующим, посещает мечеть “салафитского” направления». Далее отмечается, что так как преобладающее количество преступлений экстремистской и террористической направленности совершаются приверженцами «салафизма», необходимо провести мероприятия по недопущению преступлений и административных правонарушений путем постановки на профилактический учет.

Сообщения о задержаниях прихожан мечетей продолжают поступать и после заявления о прекращении учета. Так, жители Махачкалы с 5 июня 2017 года начали заявлять о массовых задержаниях посетителей ряда кафе и мечети «Тангъим» после молитвы. По словам источника в силовых структурах, такие задержания планируется проводить и дальше. Официально массовые проверки никак не комментируются. “Ъ” ранее сообщал, что так называемые салафитские мечети в Дагестане остаются объектом противостояния сообществ прихожан и представителей правоохранительных органов. В отчетах МВД о проведении служебных проверок и задержаниях граждан, состоящих на учете как «приверженцы экстремизма», говорится, что такие действия не противоречат требованиям ст. 12–14, 18–20 закона «О полиции».

Заира Рабаданова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение