Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

«Опасаюсь людей, которые рассказывают, как хорошо работают»

Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев о взаимодействии с подчиненными, новых проектах и мечтах

— Что самое сложное в работе губернатора?

— Я начинал работать еще в советское время, и знаете, набор задач по развитию территории с тех пор принципиально не изменился. Людям по-прежнему нужны роддома, детские сады, школы, дороги. Нужен достойный уровень жизни. Но эти задачи нужно уметь решать. И самое трудное — выстроить систему, которая бы позволяла слышать каждый город, каждую деревню, каждого человека, знать, что происходит, и решать проблемы в короткие сроки. Когда я только начинал работать в Москве, то меня учили: всё всегда проверяй сам, объезжай объекты. Я так попробовал несколько раз — не получается: вроде объехал, записал недостатки, потом собрал народ, стукнул кулаком по столу, через пару недель проверил — сделано, но не всё. Спрашиваю: «Почему?». Ответ: «Вы же не говорили, Валерий Павлинович». И это тупиковая ветка. Если начальник в отпуске, командировке или болеет, а система, которую он выстроил, работает даже лучше, чем когда он на месте, — вот признак хорошего руководителя. Когда я пришел на пост губернатора Нижегородской области, то в первую очередь обратил внимание на отсутствие этой системы и начал ее выстраивать. Сейчас у меня каждое утро есть полная информация о том, что произошло в регионе за прошедшие день и ночь, где электроэнергию отключили, где канализацию прорвало, где пожар случился. Я смотрю, своевременно ли отреагировали службы, насколько комплексно все вопросы решили, и если что-то не удалось, то уже включаюсь. Часто встречаюсь с жителями в районах, так вот они подходят и говорят: «Спасибо вам за то, что сделали это и то». А я порой даже не знаю, что именно, потому что вопрос решался подчиненными без моего вмешательства. И это правильно.

— А что вы цените в подчиненных?

— Я ценю подчиненных-единомышленников, тех, которые понимают, какие цели и задачи перед нами стоят. Такому человеку обрисовываешь стержень, а он, учитывая свой опыт и более глубокое знание отрасли, решает вопрос так, что не остается даже мелочей. И не терплю тех, кого надо все время понукать и толкать. Особенно опасаюсь людей, которые приходят и рассказывают, как они хорошо работают, а я их даже не приглашал, не требовал отчета. И у меня закрадывается подозрение: что-то тут не так. И когда начинаешь проверять, выясняется: то, что нужно, не сделано.

— Вас сложно вывести из себя? Можете накричать на сотрудника?

— Бывает, но крайне редко. Просто иногда человеку объясняешь спокойным тихим голосом, он от тебя уходит и ничего не делает. Приглашаешь его через некоторое время, спрашиваешь, а он говорит: «Меня вызывали в соседний кабинет, орали так, что я понял, им нужно больше, чем вам, Валерий Павлинович». В этом случае приходится разрядиться так, чтобы человек понял. И он делает все как надо. Но вообще я считаю, что человек же не скотина, его кнутом не надо бить, он должен понимать: доверили участок работы, будь добр неси ответственность. Я люблю самостоятельных людей. Например, мои заместители, министры, я же их не понукаю каждый день. Я собираю оперативные совещания, всем накидываю задачи, они их решают. И мне на них незачем кричать. Другой вопрос, что в условиях рыночной экономики в отличие от плановой топать ногами, смотреть на всех строгими глазами и говорить, не знаю, как ты будешь это делать, но чтоб все было, не получается. Если ты не проработал задачу вместе с подчиненными, не простроил ее с точки зрения ресурсного обеспечения, никакой крик не поможет.

— Как относитесь к критике в свой адрес и в адрес вашей команды?

— Знаете, я часто во время совещаний останавливаю лестные доклады и говорю: ребята, место, где похвалить себя, мы найдем. Нам сейчас надо вскрывать проблемы. Часто та критика, которая потом появляется в прессе, первоначально звучит именно на наших рабочих встречах. Я не боюсь критики и ценю тех людей, которые при обсуждении того или иного вопроса смело говорят, что и где у нас не так. Даже если человек не прав, мы можем лишний раз засомневаться и перепроверить себя. Я не раз демонстрировал, что готов поменять свое мнение, если кто-то предлагает более эффективное решение.

— Бытует мнение, что без таких связей, как у вас, на федеральном уровне, многие проекты в Нижегородской области так и не были бы реализованы. Ввод каких объектов вы считаете своими главными достижениями? С какими сложностями пришлось столкнуться при их реализации?

— Я не считаю, что мне надо ходить и выколачивать деньги по кабинетам. Я никогда этого не делал по одной простой причине — это безумие самой системы работы. Чтобы получить финансовый ресурс, надо провести грамотную подготовку, мы должны доказать, что эти объекты нужны как нам, так и федерации. Например, я очень горжусь, что мы за относительно короткий срок построили вторую и третью очереди Южного обхода Нижнего Новгорода. Это была одна из самых главных проблем, ведь по сути весь коммерческий транспорт по трассе М7 влетал в наш город, создавал ужасающую экологическую ситуацию, огромные пробки. Когда я начал изучать вопрос, то понял его сложность. Первую очередь обхода строили еще без меня, так вот 15 км от трассы М7 до Оки с мостом прокладывали 12 лет! Подсчитали — вторая очередь 14,5 км, третья — 17 км. Думаю, если такими темпами будем строить, то точно времени не хватит. Начал решать. Походил, послушал. Точка зрения была такова: ну ты что думаешь, у тебя у одного такая проблема, знаешь, сколько у нас по России такого? Сижу и понимаю, нужно проявлять инициативу. Говорю, давайте так — мы в областном бюджете найдем деньги на софинансирование, вы бы какую пропорцию предложили? Они — дай хотя бы 10%. Отлично. Мы нашли эти 10% и за два с половиной года построили вторую очередь. Третью очередь обхода строили уже в лучших условиях, поэтому я посчитал, что нужно предлагать федерации условия интереснее — софинансирование 50 на 50. Такого никто не делал до нас. В итоге в прошлом году весь транспорт мы вывели за пределы Нижнего Новгорода. Я не выбивал деньги, я доказывал, что мы решаем вопрос не своих личных или политических амбиций, а государственную задачу.

Если говорить о том же метро. Я извиняюсь, но его с 1987 года никто не строил. Метромост висел куском железа. Я спрашиваю, в связи с чем остановили строительство? Это же один из самых важных проектов, город задыхается в пробках. Выясняется — проект муниципальный. По сути могли бы его вообще не начинать, но я понимал — город при собственном бюджете по тем временам в 7 млрд руб. никогда не найдет 28 млрд руб. на строительство метро. Можно было бы, конечно, четыре года не есть, не пить, но это утопия. Тогда я пошел доказывать, что это проект государственной важности. И мы взяли бюджетный кредит, а 8 млрд руб. нам дала федерация. Так в нагорной части Нижнего появилось метро.

— Какие проекты у вас в планах на ближайшие годы?

— Из масштабных прежде всего строительство низконапорного гидроузла, параллельно думаем о Северном обходе Нижнего Новгорода. 30 июля мы заканчиваем борскую транспортную систему. Но ее пуск дает нам только первый этап решения проблемы пробок в этом направлении. Следующая задача — строительство автодороги Неклюдово —Золотово, которое начнется в сентябре. Также решаем вопрос по строительству моста или тоннеля в Подновье. Сейчас проводим анализ, что будет быстрее и экономичнее. При реализации этого проекта думаем использовать практику государственно-частного партнерства. Дорога через борскую магистраль у нас бесплатная, значит, здесь возможно организовать платную магистраль. Мы на сегодняшний день подсчитали, что плата в 150 руб. — вполне посильная. Но окончательно будем рассчитывать исходя из экономической ситуации. Что касается Нижнего Новгорода, то будем решать проблему ветхого фонда. Мы сейчас включаемся в программу аварийного фонда, который стоял у нас на учете с 1 января 2012 года по 31 декабря 2015-го. Это 226 тысяч объектов. И, конечно, остаются наши планы по строительству физкультурно-оздоровительных комплексов. К 2022 году в каждом районном центре будет свой ФОК.

— Судя по проектам, вы планируете остаться еще на один губернаторский срок?

— Мой нынешний губернаторский срок заканчивается в 2019 году. Поживём — увидим.

— Вы часто цитируете строчку из песни про то, что «Нижний Новгород — это значит домой». Стала ли Нижегородская область для вас домом?

— Стала, конечно. Я почти все свои выходные провожу здесь. Обязательно езжу в районы. С удовольствием провожу время на Волге, Ветлуге, Суре, бываю на озерах. Люблю встречаться с людьми. Нижегородцы очень гостеприимные. На любой праздник приезжаешь, все рады.

— Так вы губернатор, вам везде рады.

— Губернатор приехал на два часа, а люди празднуют по два-три дня. Все время отмечают, что вы, Валерий Павлинович, нам про кризис говорите? Вот смотрите, у нас свои пироги, рыба, мясо, наливка. По сути своей нижегородцы очень добрые и основательные. Я, признаться, в самом начале переживал, что, мол, река Волга — течет долго. А потом понял, что у нижегородцев — это не лень, а привычка все делать, основательно продумав.

— О чем вы мечтаете?

— Говорят, мечты, которые сбываются, — это не мечты, а планы. Так вот у меня все мечты связаны с планами в отношении нижегородской земли. Я хочу закончить программу по строительству ФОКов, построить в каждом селе дома культуры, хочу, чтобы через три года у нижегородцев не осталось вопросов по поводу качества дорог. Мечтаю, чтобы мы хорошо провели чемпионат мира по футболу, чтобы наш стадион-красавец стал центром культурной жизни всей области. Хочу, чтобы всё, что все мы строили и реализовывали в Нижегородской области, долго служило нижегородцам.

Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение