Коротко


Подробно

Фото: Илья Питалев/ТАСС

Стрельба по спасателям дала осечку следствия

Дело о нападении на сотрудников МЧС вернули прокуратуре, а обвиняемых отпустили

Неожиданной развязкой завершился в Щербинском суде столицы повторный процесс по громкому делу о нападении группы уроженцев Чечни на спасателей МЧС, совершенном в сентябре 2014 года в Новой Москве. Как стало известно “Ъ”, суд вновь вернул материалы дела прокуратуре, решив, что допущенные следствием нарушения не позволяют вынести приговор. В частности, не была проверена изначально выдвинутая защитой версия о причастности к нападению совсем других лиц — тоже жителей Чечни, которые в конце концов сами пришли в правоохранительные органы с повинной. Тем временем подсудимые, двое из которых провели в СИЗО почти три года, а еще один находился под домашним арестом, вышли на свободу. Они и их адвокаты намерены добиваться окончательного прекращения уголовного преследования, реабилитации и выплаты компенсаций.


Итог разбирательства в Щербинском суде Москвы стал полной неожиданностью даже для защиты подсудимых — Саид-Магомеда и Хусейна Цетиевых, а также Хамида Ражапова. «Особенно меня удивила та тщательность, с которой суд разобрался во всех обстоятельствах дела,— сказала вчера “Ъ” адвокат Татьяна Окушко.— Председательствующая на процессе Оксана Клименко назвала даже те допущенные следствием нарушения, которые мы сами не указывали в своих жалобах». В частности, речь шла о том, что в обвинительном заключении не оказалось доказательств со стороны защиты, по ходу расследования были утеряны некоторые первоисточники, например оригиналы документов, а постановления о предъявлении обвинения были составлены с нарушениями. «Суд обратил внимание на то, что обвинения в хулиганстве и в покушении на убийство дословно повторяли друг друга: в них были указаны одинаковые обстоятельства и время совершения,— пояснила госпожа Окушко.— Хотя понятно, что эти два разных преступления в версии следствия нужно было хотя бы разнести хронологически: сначала подрались с сотрудниками МЧС, затем стреляли в их сторону».

Отметим, что это уже второе решение суда о возвращении дела в прокуратуру,— первое было принято около двух лет назад по той же причине, что и нынешнее.

Как уже рассказывал “Ъ”, вызвавший большой резонанс конфликт между приезжими из Чечни и столичными спасателями произошел в сентябре 2014 года в районе деревни Рассказовка на Староборовском шоссе. Все началось с ДТП: ехавшая на Volkswagen Touareg женщина не справилась с управлением и врезалась в «Газель», а та — в Skoda. Один из водителей, решив, что его машина может загореться, вызвал пожарных. Тем временем, говорится в деле, мимо места аварии проходила группа молодых чеченцев, приехавших в Москву на заработки. Между одним из них и владелицей Touareg возник спор, в который вмешались подъехавшие сотрудники МЧС. Конфликт перерос в драку, в которой участвовали несколько сотрудников МЧС и чеченцев, а закончилось все стрельбой из травматики, в ходе которой резиновые пули попали в троих спасателей.

Было возбуждено уголовное дело, обвиняемыми по которому стали Саид-Магомед и Хусейн Цетиевы, а также Хамид Ражапов (еще одно дело расследуется в отношении неустановленных участников конфликта). Им вменили в вину хулиганство, совершенное группой лиц (ч. 2 ст. 213 УК РФ), и покушение на убийство сотрудников МЧС (ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ). Саид-Магомед Цетиев был помещен под домашний арест, двое остальных почти три года провели в СИЗО.

С самого начала защита утверждала, что у всех троих обвиняемых имеется алиби. В частности, адвокаты указывали на запись с камеры наружного наблюдения, установленной возле дома, где жили фигуранты. Она свидетельствует, что в день ДТП молодые люди с утра находились дома, а потом ушли на дискотеку — как минимум на час позже обстрела спасателей. Кроме того, защита указывала на то, что ряд потерпевших и свидетелей, поначалу опознавших было фигурантов дела, затем свою позицию изменили, сообщив, что просто поддались уговорам следствия. Но основным аргументом адвокатов было то, что известны и были ими названы следствию имена земляков обвиняемых — настоящих участников конфликта с сотрудниками МЧС.

Это расследование получило огромный резонанс и в Чечне. По заявлению матери одного из обвиняемых следователь Ачхой-Мартановского отдела СКР провел доследственную проверку, в ходе которой опросил в том числе и свидетелей по делу. В результате чеченский следователь пришел к выводу о причастности к обстрелу спасателей совсем других лиц, тоже уроженцев республики. Постановление о проведении проверки он направил столичным коллегам. Одновременно, по данным источников “Ъ”, между семействами обвиняемых и возможных участников инцидента с сотрудниками МЧС разгорелся конфликт, который достиг такого напряжения, что вынужден был вмешаться даже Рамзан Кадыров. Он попросил местных правозащитников провести собственное расследование, а чиновникам поручил оказать необходимое содействие. «Мы пришли к выводу, что правоохранители поймали не тех, кто был виноват. Старейшины призвали родственников настоящих зачинщиков драки, из-за которых страдают ни в чем не повинные ребята, поступить по справедливости и помочь следствию установить истину»,— рассказывала “Ъ” член совета по правам человек при главе Чечни Хеда Саратова.

В конце прошлого года в ситуацию вмешался и СПЧ при президенте РФ. Его глава Михаил Федотов встречался с адвокатами и родителями обвиняемых, а член совета, руководитель фонда «Антимафия» Евгений Мысловский, кстати более 20 лет проработавший в органах прокуратуры, на встрече Владимира Путина с членами СПЧ привел дело о стрельбе по спасателям в качестве примера, когда к уголовной ответственности привлекают людей, у которых имеется алиби.

Наконец, в январе этого года в Ачхой-Мартановский отдел полиции Чечни пришел житель республики Шейх Даутов, который признался, что он вместе со своими приятелями Алиханом Азиевым, Магомедом Арцихаевым и Адамом Закриевым участвовал в драке с сотрудниками МЧС и что именно он стрелял из травматического пистолета в одного из спасателей. Даутов сдал травматический пистолет, из которого, по его словам, вел огонь. Спустя две недели Шейха Даутова вызвали на допрос уже в следственное управление СКР по Восточному округу Москвы (оно ведет дело в отношении неустановленных участников конфликта), где он подтвердил свои показания. По данным “Ъ”, экспертиза уже установила, что по спасателям стреляли из сданного оружия.

В свою очередь, Алихан Азиев, Магомед Арцихаев и Адам Закриев сами приехали в Москву и дали показания о своем участии в инциденте следователю. Молодые люди, по словам адвокатов, тогда же намеревались выступить свидетелями со стороны защиты в Щербинском суде. Но суд не стал нарушать порядок представления доказательств, предложив защите дождаться, когда свои доводы приведет прокурор. Когда же пришла очередь адвокатов представлять свои доказательства, свидетели исчезли — они перестали отвечать на звонки, а их родственники утверждали, что ничего не знают об их местонахождении. Однако, как выяснилось, суд не оставил без внимания историю с признательными показаниями земляков обвиняемых — она также была упомянута в постановлении о возвращении материалов дела в прокуратуру.

Теперь вышедшие на свободу обвиняемые с помощью адвокатов намерены добиваться прекращения их уголовного преследования. «Сначала мы дождемся, будет ли прокуратура опротестовывать решение суда, а затем продолжим борьбу,— сказала вчера “Ъ” адвокат Татьяна Окушко.— Будем требовать прекращения уголовного дела в отношении наших подзащитных и выплаты им компенсаций. Отмечу, что 6 июля ЕСПЧ вынесет решение по нашей уже коммуницированной жалобе на незаконное продление ареста».

«Если оценивать расследование в отношении меня лично, то я его могу назвать крайне некомпетентным,— сказал “Ъ” Хамид Ражапов.— Хочу подчеркнуть, что решение о возврате дела суд принял объективно — после того как внимательно изучил доводы сначала гособвинения, а затем и адвокатов». Господин Ражапов рассказал, что условия содержания в следственных изоляторах (в разное время фигуранты находились в Бутырке и пресненском СИЗО №3) были удовлетворительными. «Нас проверяли правозащитники, претензий нет,— отметил он.— Но из–за постоянного стрессового состояния у меня появились хронические заболевания». «Теперь дождусь окончательного решения по делу и буду восстанавливать свое честное имя»,— резюмировал господин Ражапов.

Александр Александров, Муса Мурадов


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение