Коротко


Подробно

Фото: vk.com

«Печально, если трагедию эксплуатируют для усиления контроля»

Павел Дуров ответил на обвинения ФСБ и Роскомнадзора в адрес Telegram

Публичная дискуссия между Роскомнадзором, Федеральной службой безопасности (ФСБ) и основателем Telegram Павлом Дуровым, начавшаяся на минувшей неделе, продолжилась в понедельник. ФСБ сообщила, что Telegram использовали террористы при подготовке взрыва в метро Санкт-Петербурга 3 апреля. Павел Дуров в ответ на это заявил, что спецслужбы эксплуатируют трагедию «как предлог для усиления своего влияния и контроля над населением». А на неофициальном канале команды Telegram уже появилась инструкция по обходу возможной блокировки.


«Время появления информации о том, что почти три месяца назад Telegram якобы использовался при подготовке теракта, вызывает вопросы. Печально, если спецслужбы России эксплуатируют подобную трагедию как предлог для усиления своего влияния и контроля над населением»,— написал в своем профиле в социальной сети «ВКонтакте» основатель Telegram Павел Дуров. Так он отреагировал на распространенное ФСБ заявление о том, что Telegram использовался террористами при подготовке взрыва в метро Санкт-Петербурга 3 апреля. «Получена достоверная информация об использовании террористом-смертником, его пособниками и зарубежным куратором мессенджера Telegram для сокрытия своих преступных замыслов на всех стадиях организации и подготовки террористического акта»,— следует из официального заявления Центра общественных связей ФСБ России. Telegram предоставляет террористам возможность создавать секретные чаты с высоким уровнем шифрования передаваемой информации, утверждают в ФСБ.

По мнению Павла Дурова, средства коммуникации вроде Telegram или WhatsApp не могут стать небезопасными только для потенциальных террористов. «Шифрование этих сервисов либо одинаково защищает всех пользователей, либо всех их ставит под удар. Отказ от оконечного шифрования в отдельно взятой стране сделает десятки миллионов людей беззащитными от атак хакеров и шантажа коррумпированных чиновников»,— продолжает господин Дуров. Более того, он считает, что ослабление шифрования во всех мессенджерах приведет к подрыву национальной безопасности страны в целом, так как в этом случае иностранные спецслужбы неизбежно тоже получат доступ к переписке граждан России. «При этом риск терактов не исчезнет — как показали события в Париже, для проведения теракта достаточно одноразовых телефонов и обычных CMC без всякого шифрования»,— уточняет он.

В пятницу, 23 июня, глава Роскомнадзора Александр Жаров обратился к команде Telegram и его основателю с просьбой предоставить сведения для включения сервиса в реестр организаторов распространения информации. В случае отказа Telegram в России должен быть заблокирован в ближайшие дни, пригрозил господин Жаров. Блокировка может продлиться до момента получения требуемых сведений. Это необходимо по российскому законодательству для работы в России. «Включение Telegram в реестр означает обязанность собирать и хранить данные пользователей и передавать их российским компетентным органам по их запросу»,— обращает внимание проект «Роскомсвобода».

Также господин Жаров обвинил основателя Telegram в нейтральности «по отношению к террористам и преступникам, которые пользуются его мессенджером». Павел Дуров, в свою очередь, ответил, что только с начала этого месяца Telegram заблокировал более 5 тыс. публичных каналов и групп, связанных с пропагандой терроризма: «Telegram обрабатывает запросы на удаление террористических материалов со всего мира — и ни в одной стране Telegram не был заблокирован за несуществующую “нейтральность” в этом вопросе». Кроме того, на минувших выходных федеральные каналы, в том числе «Первый канал», «Россия 1», НТВ, «Пятый канал», показали несколько информационных сюжетов, рассказывающих о связи террористов и Telegram.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в эфире “Ъ FM”: «То, что террористы используют Telegram или любой другой мессенджер — это факт. Точно так же они могут использовать автомобили Audi, BMW или Mercedes-Benz, и какой из них популярнее — это вопрос к спецслужбам. Но блокировка мессенджера как такового, конечно, ничего не даст с точки зрения усиления безопасности. Оно создаст только ряд неудобств пользователям рунета, которые привыкли пользоваться Telegram и нормально с ним себя чувствуют». Читайте подробнее


По мнению отдельных экспертов, блокировка Telegram на способности террористов общаться между собой не скажется. Так, гендиректор Group-IB, специализирующейся на информационной безопасности и защите от киберугроз, Илья Сачков убежден, что только запрет пользоваться интернетом в принципе, а не лишь закрытие мессенджера Telegram может лишить террористов возможности общаться анонимно. «Нельзя недооценивать умственные способности и технические возможности террористов… Так или иначе террористы продолжат общаться. Избежать этих лазеек можно, только запретив использование интернета в принципе»,— заявил он (цитата по «РИА Новости»).

Между тем команда Telegram подготовила инструкцию для обхода возможной блокировки мессенджера. Сообщается, что это можно сделать через применение сетевого протокола SOCKS5, позволяющего незаметно пересылать пакеты данных от клиента к серверу через прокси-сервер. SOCKS5 предлагается включить как можно быстрее — до начала блокировки. Как утверждается в инструкции, опция уже доступна в Telegram Desktop и Mac, а мобильные клиенты получат ее в ближайшем обновлении.

На фоне последних событий популярность Telegram выросла. Так, с 22 по 26 июня Telegram переместился с 15-го на 7-е место по популярности среди бесплатных программ для iPhone, а в магазине для Android-устройств Play Market Telegram за те же пять дней переместился с 31-го на 20-е место, сообщили «Ведомости» со ссылкой на данные App Annie. Российская ассоциация электронных коммуникаций оценивала ранее мировую аудиторию Telegram в более чем 100 млн пользователей, а российскую — в 6 млн.

Сомнений в том, что в ближайшие дни Роскомнадзор выдаст провайдерам предписание закрыть доступ к сервису, практически не остается, констатируют эксперты. Технически для блокировки могут использоваться два типа мер: удаление приложения из App Store и Google Play, а также блокирование серверов мессенджера по IP-адресам и с помощью специализированных платформ (DPI), рассуждает аналитик Solar JSOC Solar Security Алексей Павлов. По его словам, способов обойти эти ограничения тоже достаточно, включая тот же VPN. «Разработчики Telegram тоже могут предпринять ряд шагов, которые позволят им остаться в РФ: это может быть использование динамических IP-адресов серверов сообщений и контента, что сделает блокировку по IP бесполезной,— говорит господин Павлов.— Или же если Telegram, как и анонсировалось, включит в ближайшее обновление поддержку протокола SOCKS5, что затруднит мероприятия по блокированию со стороны Роскомнадзора».

Атака на Telegram иллюстрирует общую тенденцию, сложившуюся в регулировании интернет-сервисов в России: государство в сфере обеспечения безопасности хочет единолично определять границы допустимого, закрывая тем самым возможность для пользователей самим решать, принимать на себя риски или нет, размышляет консультант ПИР-центра Олег Демидов. По его мнению, таким образом, пространство выбора и индивидуальной ответственности пользователя как потребителя услуг информационно-коммуникационных сервисов «выжигается нынешней концепцией регулирования под ноль». «Собственное ведение компьютерной гигиены, управление личными рисками информационной безопасности — признак и необходимая составляющая зрелого сообщества интернет-пользователей, неотъемлемая часть той самой цифровой экономики, о необходимости построения которой говорят на высшем уровне,— продолжает господин Демидов.— Это взаимосвязанные вещи, и регуляторы, превентивно запрещая те или иные сервисы под предлогом заботы о безопасности пользователей, то ли искренне видят, то ли пытаются сделать огромную аудиторию рунета инфантильной и беспомощной в этом смысле».

Telegram не крупнейший в РФ по аудитории и далеко не единственный мессенджер, предлагающий сервисы на базе сквозного шифрования и никак не оформивший отношения с надзорными и правоохранительными органами. «Но, похоже, дело в принципиальной и открытой позиции Дурова. Для активных сторонников госрегулирования и национального суверенитета в сети она опаснее: не должно быть никакой третьей стороны, которая имеет исключительные права на доступ к пользовательским данным и контроль над функционированием сервиса. В его бизнес-модели особого места государству нет. Это более фундаментальный вызов, чем деятельность сервисов, которые находятся в юрисдикции другого государства и именно по признаку юрисдикции строят сотрудничество с правоохранительными органами, не отказываясь от него в принципе»,— заключает Олег Демидов.

Роман Рожков


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение