Коротко

Новости

Подробно

Фото: DIOMEDIA / SuperStock

Вечно молодой

Ольга Волкова о той-фокстерьере

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 38

Почему-то чем собака меньше, тем больше она о себе понимает. Видимо, комплексом Наполеона страдают и миниатюрные песики... Впрочем, почему это "страдают"? И ничего они не страдают, наоборот — мелкие собачки вовсю наслаждаются своим величием. А также своей мощью, своим умищем, своей ловкостью, быстротой, удалью, непобедимостью, отвагой и нехилыми, как им кажется, бойцовскими качествами. В общем, обычно маленькая собачка сама себя считает большой и главной. И одна из самых внутренне больших внешне маленьких собак — это американский той-фокстерьер, сокращенно называемый амертоем.

Той — это по-английски "игрушка". Между тем все эти "тои" — тойтерьер, тойпудель, той-фокс — никакие, конечно, не игрушки, а гордые псы, которых надо уважать не меньше, а может, и побольше, чем ирландских волкодавов, неаполитанских мастино и прочих собачьих гигантов. Так что той-фокстерьер — это вам не игрушка. Хотя, если честно, очень похож: глазки-пуговки, ушки треугольничком, хвостик торчком, мордаха умильная... Впрочем, вполне игрушечный вид имеет и прародитель амертоя, обычный гладкошерстный фокстерьер, так что это у них семейное.

Фокстерьеры, специализировавшиеся на вытаскивании из нор несчастных лис, появились в Англии лет пятьсот назад. В то время о стандартах породы никто особо не размышлял, так что фоксы имели право быть очень разными — кто-то получался чуть ли не десятикилограммовым титаном, а кто-то жил крохой весом в 3 кг. И всех это устраивало. Но однажды особо мелких фоксов увидели американцы... и понеслось!

Случилось это отнюдь не вчера — амертои существуют уже почти сто лет: в начале прошлого века некие американские заводчики взяли самых маленьких гладкошерстных фокстерьеров, поженили их с крошечными чихуа-хуа, тойтерьерами и даже, говорят, с левретками и манчестер-терьерами и в результате получили такую вот прелесть. Которая, несмотря на обилие участвовавших в ее создании пород, больше всего похожа именно на гладкошерстного фокстерьера. Только раза в три меньше: если просто фоксы обычно весят килограммов семь-восемь, то грациозные тои — от полутора до трех. То есть они вполне могут изображать из себя карманную собачку, которую совсем не обременительно носить на руках. Если, конечно, вам удастся ее поймать и зафиксировать.

Даже взрослые той-фоксы шустры до умопомрачения. А юный амертой так мал, быстр и вертляв, что его и не ухватишь. То есть он был бы рад, чтоб его потискали, он охотно прибегает за лаской, но живость нрава не позволяет ему оставаться на месте дольше одной наносекунды, поэтому применить к нему любовь бывает затруднительно. Такого даже сфотографировать не получается — на снимках вместо собаки часто выходит нечто размытое, похожее не на щенка, а на импрессионистское изображение инверсионной полосы. Впрочем, такая непомерная бодрость вскоре пройдет — повзрослев, амертой станет капельку спокойнее. Но именно капельку, он просто чуть притормозит свой радостный бег по жизни, но тихим и сонным валенком он не станет никогда. Он хоть и маленький, но крепкий, сильный, выносливый, быстрый и прыгучий, похоже, он вообще не знает, что такое усталость. Между прочим, именно за такую непреходящую резвость той-фоксы особо ценятся активными американскими пенсионерами: с этим общительным и подвижным песиком им волей-неволей приходится много гулять, что способствует хозяйскому здоровью, долголетию и прочему счастью. Поэтому в Америке амертоев много. А у нас, к сожалению, их буквально единицы.

Может, мы слишком много работаем? Ведь людям, которых вечно нет дома, этот мини-фоксик совсем не подходит — вернее, это они ему не подходят: амертою нужны хозяева не виртуальные, а реальные, такие, чтобы с ними было можно много играть-гулять и всячески общаться, попутно избавляясь от излишков энергии. Которые, в смысле излишки, если не потратились в мирных целях, скорее всего, будут направлены на разрушение дома и прочие хулиганства: одинокому, всеми покинутому и ненабегавшемуся тою станет скучно, вот он и примется развлекать себя всеми доступными способами. И уверяю вас, его манера развлекаться вам вряд ли понравится — больно много после нее уборки. Да и сколько можно покупать новые кресла? И ботинки? И удлинители? И книги? И вообще все?

Так что придется вам цеплять песика на поводок и отправляться на долгую энергичную прогулку. Конечно, без поводка было бы лучше — но не стоит: той-фокстерьер, несмотря на свою ангельскую внешность, унаследовал от "настоящих" фоксов весь присущий им охотничий пыл. Собственно, американцы в свое время его и выводили вовсе не для красоты, а чтобы на грызунов охотился. Поэтому на улице он запросто может увлечься погоней за вороной, голубем, крысой или белкой и умчится за дичью, совершенно не обращая внимания на ваши истошные "ко мне" и "стоять"! К тому же амертоев никак нельзя назвать образцами послушания — моментальное исполнение всех команд не в их характере. Особенно команд серьезных — а вот всяким забавным бессмысленным трюкам эти собаки учатся моментально и охотно демонстрируют свои таланты при каждом удобном случае.

Конечно, и среди этих маленьких авантюристов попадаются серьезные и чрезвычайно послушные особы, всякое бывает. Но все же, как правило, весельчак амертой слушаться не спешит. То есть приятные ему команды он выполнить готов, а вот то, что ему делать неохота, он, скорее всего, постарается не расслышать. Конечно, если хозяин будет настаивать, придется песику его уважить. Но пусть сначала его как следует попросят! Словом, той-фокса уму-разуму надо учить с детства, терпеливо, настойчиво, нежно и не позволяя ему наглеть, вредничать и капризничать. И не забывая его хвалить за хорошее поведение — амертои очень ценят похвалу, от нежных слов они буквально расцветают. Впрочем, от вкусного тоже не откажутся, насчет поесть эти песики совсем не дураки.

Да, в этих собачках есть капелька хитрости и вредности. Но при этом они умеют быть такими милыми и покладистыми, что их часто учат работать с больными — считается, что именно забавные и ласковые той-фоксы быстрее многих других находят путь к сердцу особых детей. С детьми обычными они тоже дружны, играют вместе с утра до ночи и счастливы. Лишь бы ребенок не был грубым: амертой хоть и крепкий, но все-таки маленький, его легко травмировать — например, уронив на пол.

Тихим сонным валенком он не станет никогда

Впрочем, сам он свою уязвимость явно не сознает, поэтому всегда готов вступить в бой с превосходящим противником. Нет, сам по себе амертой не агрессивен, но бдителен. Он сторожит дом, сообщает хозяевам о приходе гостей, слух и нюх у него отменные, мимо него незамеченной и муха не пролетит. Ну а если ему померещилась опасность, если он заподозрил угрозу здоровью или имуществу хозяев, или если он решил, что во-о-н тот бульмастиф как-то косо на него смотрит — отважный малыш кинется в бой. У него сердце льва, да только все остальное совсем не львиное. В общем, не позволяйте вашему излишне самоуверенному амертою вступать в схватку с бойцовыми псами, ему их не победить. Хотя для своих размеров он очень сильный. Он как пушечное ядро: если с разбега кинется вам под ноги, вполне может и свалить. А когда вы упадете, он страшно обрадуется, потому что лежачего хозяина гораздо удобнее целовать в губы и ковырять маленькой, но могучей лапкой.

Ну а когда никакой опасности амертой не ощущает, он невозможно мил, ласков, игрив и прелестен. Он обожает свою семью, причем как человеческую ее часть, так и звериную составляющую: ему вполне хорошо с другими собаками, а также с кошками и так далее. Правда, с домашними мышами и крысами могут возникнуть некоторые проблемы — а могут и не возникнуть, если песик знаком с этими зверушками с детства и привык и их считать членами семьи. Он верный компаньон, он всегда рядом, он готов поддержать любое хозяйское начинание — хоть в поход на байдарках отправиться, хоть под одним одеялом поваляться, он на что угодно подписывается, лишь бы быть в центре событий. Он страшно любопытный, ему непременно надо все знать — кто что делает, что там у вас в сумках, что спрятано за шкафом и что таится в темном углу, он везде сунет свой хорошенький носик. И вообще, он такой радостный и счастливый, что в его присутствии даже самые серые будни превращаются в лучший день жизни.

Словом, вам от той-фокса — сплошные восторги. А в смысле хлопот он многого не требует: шерсть короткая, линяет мало, ухода не просит, разве что теплое пальтишко зимой надеть все-таки придется. Живет он лет пятнадцать и больше и все эти годы остается вечно молодым — счастливым, энергичным, любопытным и любящим существом. Даже странно, что за такую бесценную прелесть просят что-то около 50 000 рублей. Хорошо, что сам амертой не знает, что он такой недорогой — это был бы страшный удар по его самолюбию.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя