Подробно

10

Мы про страсть

Андреа Буччеллати о ювелирном доме Buccellati

Когда президент и главный дизайнер дома Buccellati Андреа Буччеллати говорит, что украшения марки не похожи ни на какие другие, он не лукавит. Buccellati — это ювелирный дом, который использует старинные и очень сложные техники, например гравировки, создает «кружевные» украшения и обрабатывает драгоценные металлы особым мозаичным способом. Этот способ был изобретен Марио Буччеллати, дедом Андреа, в начале прошлого века. Изделия Buccellati из серебра, особенно столовые приборы, которые изготавливаются в мастерских дома вручную, знамениты во всем мире.


— У вас был шанс не стать ювелиром?

— Не думаю. Я был зачарован нашей работой, работой моего отца, историей семьи. Когда я был ребенком, то чаще играл в мастерской, чем на детской площадке. Я дышал этим воздухом и с 13 лет повторял, что буду ювелиром. С моей дочерью Лукрецией было точно так же.

— Вы не просто президент компании, вы сами занимаетесь дизайном украшений. Непросто совмещать?

— Это семейная традиция. Один из членов семьи должен непременно заниматься дизайном и творческой частью работы. Мой дед основал компанию, потом это был мой отец, теперь я, а следом — моя дочь. Сейчас мы с ней вдвоем придумываем дизайн коллекций.

— Бывает, что вы не можете найти с дочкой общий язык?

— Конечно. Мы из разных поколений. И мы думаем по-разному. Но это приносит свои плоды. Я мужчина — я вижу эти украшения на женщинах по-мужски. Я представляю нашу клиентку в красивом вечернем платье, на торжественном ужине. Лукреция же отлично понимает, что женщины не живут лишь зваными ужинами и что украшения, которые создаю я, не всегда хороши на каждый день. Она вносит свои коррективы.

— Почему вы никогда не приглашали других известных ювелирных дизайнеров работать с вами?

— Мы думали над этим. Хотели предложить кому-то поработать с нашим серебром. А потом поняли, что клиенты не хотят коллекций господина N для Buccellati. Они хотят то, что делаем мы. Вы узнаете наши изделия из тысячи. Если мы кого-то пригласим, то рискнем потерять свое лицо. Украшения узнаваемы. И это наша заслуга, а не приглашенных дизайнеров. Главное отличие семейного бизнеса от корпоративного — мы учитываем все риски. Сиюминутная прибыль нас не интересует. Мы не про деньги, мы про страсть!

— Вы не стали отмечать 15-летие запуска линии часов. Почему вы решили не использовать такой хороший повод развернуть кампанию, напомнить всем вокруг о своих моделях?

— Наши часы относятся к сегменту ювелирных часов. Ведь мы в первую очередь ювелиры. Не думаю, что это хорошая идея — выделять один продукт и устраивать вокруг него праздник. Мы одинаково серьезно относимся ко всему, что делаем. Каждый продукт уникален.

— Но столетие дома Buccellati вы ведь отметите?

— Разумеется! Это совсем другой повод, и мы будем праздновать с размахом. Но вдаваться в подробности я пока не буду.

—В 2008 году в Кремле у вас была большая выставка «Buccellati. Искусство вне времени». Ваш отец тогда стал первым ювелиром, при жизни которого созданные им украшения выставлялись в Кремле. Расскажите, как вам это удалось?

— Я не очень помню все подробности, но это не мы были инициаторами. Скорее наоборот. В запасниках музеев Кремля обнаружились предметы Buccellati времен моего деда. Мы получили письмо от кураторов с предложением организовать выставку. И для нас это была большая честь, и это не пустые слова. Я всегда с уважением относился к русским ювелирам. Фаберже я считаю лучшим ювелиром в мире. И я чувствую, что есть какая-то связь Buccellati с мастерами тех времен, ведь мы до сих пор используем многие старинные техники.

На выставку вместе с нами приехали и некоторые наши сотрудники. Они были счастливы увидеть украшения, над которыми трудились, в музее. Наш мастер, его фамилия Браун, приехал с сыном, подвел его к одной из витрин и сказал: «Этот предмет когда-то изготовил твой дед». И вот уже третье поколение семьи работает у нас. Поэтому, когда я говорю, что у нас семейный бизнес, я имею в виду не только семью Буччеллати.

— Вы упомянули старинные техники. Это значит, что вы можете починить любое изделие Buccellati независимо от его возраста?

— Да, и не только Buccellati. Нам приносят предметы, изготовленные в мастерских Фаберже. И мы можем их починить, потому что до сих пор обладаем необходимыми для этого знаниями и умениями.

Дизайн, работа ремесленников, старинные техники — это три кита, на которых стоит наш бизнес. Мы ведь одни из немногих, кто до сих пор использует технику гравировки. Это наша особенность, отличительный знак. Мы обучаем молодых людей этому мастерству. Чтобы стать гравировщиком, нужно учиться от 5 до 15 лет. Коллекция из пяти-семи украшений требует года работы десяти мастеров. Некоторые предметы создавались на протяжении нескольких лет. «Смитсоновскую чашу», например, мой отец делал с 1976 по 2000 год. Нам не нужны машины, станки, сложные технологии. Мы инвестируем в наших сотрудников, в их руки.

— Не боитесь, что они после этого от вас уйдут?

— Нет, не боюсь. Такое тоже бывает, конечно, но почти все потом возвращаются. И знаете, что они говорят? «Мы теряем навыки. В других ювелирных домах наши старинные техники никому не нужны». Они любят то, что делают. И хотят передавать свои знания дальше, следующим поколениям.

— Есть ли какие-то техники, которые вы возродили?

— Мы экспериментировали с этрусской техникой филиграни. Она действительно редко встречается. Кроме того, безумно дорога и сложна. В итоге мы отказались от филиграни, потому что не смогли создавать изделия, в которых она сочеталась бы с нашим фирменным стилем. Получалось интересно, но это было не Buccellati.

— А как вы вписываете все свои знания и умения в современный контекст? В Instagram, блоги и прочее?

— Нам пришлось начать играть в эти игры, но я бы не хотел об этом много говорить, поскольку ничего в этом не понимаю. Этим у нас в компании занимаются другие люди. Все только и говорят о новом поколении потребителей — миллениалах. Мы не можем игнорировать их, а потому создаем украшения для них. Например, коллекция Opera появилась как раз для нового поколения наших покупателей.

— Как обстоят дела с этикой? Кто ваши поставщики? Поддерживаете ли вы этичное производство и добычу драгоценных камней и металлов?

— Безусловно, поддерживаем. Все наши поставщики медленно, но верно движутся в этом направлении. Некоторым контрактам много десятков лет, а рвать устоявшиеся партнерские связи не в моих правилах. Безусловно, наши поставщики пересматривают свои принципы работы. Уверен, пройдет не так много времени — и ювелирный бизнес будет абсолютно прозрачным и этичным.

Беседовала Натела Поцхверия


Наглядно

Приложения


Стиль Санкт-Петербург #24,
от 31.05.2017

Стиль Beauty # 22,
от 30.05.2017

Стиль Украшения #21,
от 23.05.2017

Стиль Мужчины #19,
от 27.04.2017

Стиль Интерьеры #18,
от 26.04.2017

обсуждение