Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

«Мы не на Олимпиаде, в конце концов»

Владелец концерна «Россиум» Роман Авдеев о том, почему он не стремится стать крупнейшим девелопером

В конце прошлого года девелопер ОПИН сменил собственника: 90,99% акций компании у группы ОНЭКСИМ выкупили структуры единственного владельца концерна «Россиум» Романа Авдеева. О том, как этот застройщик будет связан с подконтрольной бизнесмену компанией «Инград» и стоит ли банкам кредитовать девелоперов, он рассказал в интервью “Ъ”.


— Почему вы решили выкупить ОПИН? Это была ваша инициатива или предыдущий собственник сделал вам предложение?

— ОПИН был давним клиентом нашего банка МКБ (Московский кредитный банк.— “Ъ”). Хорошие сделки в принципе получаются только тогда, когда их условия удовлетворяют и продавца, и покупателя.

— У компании был большой заем в Московском кредитном банке?

— Да, кредит был, но это не главное.

— Сделка была денежной?

— Эта сделка была интересна для двух сторон, то есть она рыночная. Но мы взяли на себя обязательства ее условий не раскрывать.

— Сейчас ОПИН входит в концерн «Россиум»?

— Нет, в группу компаний «Инград». Это обратное поглощение — фактическая покупка одного бизнеса другим структурируется юридически наоборот. И тогда юридически головной компанией становится, по сути, приобретенная. Мы присоединяем более крупный бизнес «Инграда» к ОПИН, и объединенная компания будет работать под единым брендом «Инград».

— То есть брендом ОПИН вы в дальнейшем пользоваться не будете?

— Почему? Это сильный бренд, мы оставим его за собой, в дальнейшем будем его использовать.

— Какой портфель девелоперских проектов перешел к вам вместе с ОПИН?

— Самым крупным проектом, включенным в сделку, стал стадион «Торпедо». На данный момент это основной проект ОПИН. Считаем его очень перспективным. Также есть уже ранее начатые проекты «Весна» и «Павловский квартал» в Подмосковье. Земельный банк ОПИН около 16,5 тыс. га земель различного назначения.

— Как будет дальше развиваться проект по стадиону «Торпедо», планируете в нем что-то поменять?

— Нет, мы не планируем никаких изменений. Это хороший проект, включает в себя большое количество спортивных и социальных объектов инфраструктуры, озеленение и благоустройство, жилье бизнес-класса. Все те обязательства, которые по нему имеются, все намеченные ранее планы будут выполнены.

— Сколько средств потребуется на его реализацию?

— Предполагается построить около 250 тыс. кв. м, на это уйдет примерно 54 млрд руб. Мы будем финансировать проект в основном за счет собственных средств и текущих поступлений, от продажи квартир и коммерческих площадей. В зависимости от темпов реализации может понадобиться кредитование, но оно значительно меньше общего объема инвестиций, обычно не более 20–25%.

— Как сделка повлияет на ранее заявленные планы провести IPO «Инграда»?

— IPO проведено до нас Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым. ОПИН — публичная компания, после завершения юридических процедур по объединению «Инград» тоже станет публичной компанией.

— Какая доля акций сейчас в свободном обращении? Она изменится?

— Сейчас это 9% акций ОПИН, после присоединения «Инграда» она сократится. Думаю, это будет около 3% объединенной компании.

— Это очень маленькая доля. Планируете ее увеличивать?

— Для мировой практики вполне нормальная, мы не исключаем привлечения капитала за счет SPO. Но сначала должны компании объединить, выполнить все процедуры, дождаться благоприятных условий на рынке. В целом существует стратегия развивать «Инград» как публичную компанию.

— Уже есть какое-то видение, какой объем стороннего финансирования может быть привлечен?

— Это же рынок, и это публичная компания. Мы говорим о прогнозах. Нам, естественно, чем дороже, тем лучше. Но есть объективные факторы.

— Сейчас многие девелоперы проводят делистинг. Вам не кажется, что это обоснованно?

— Московская биржа за последние годы достаточно хорошо развилась, внедрила различные сервисы, и сейчас мне кажется, что это достойная площадка. Но говорить за другие компании я не привык.

— У вас есть понимание, какую долю на московском строительном рынке может занять объединенная компания ОПИН и «Инграда»?

— Конечно. Совокупный портфель объектов жилой недвижимости группы «Инград» после объединения составит почти 2,5 млн кв. м. Но на самом деле мы не ставим перед собой как первоочередную задачу выйти на какие-то позиции. Мне важно, чтобы компания была эффективна. Если она публичная, то должна быть интересна для вхождения в капитал, должна быть интересна для акционеров, должна показывать прибыль, и не только в краткосрочном периоде, но и в долгосрочной перспективе.

— То есть у вас нет амбиций стать одним из крупнейших девелоперов Москвы и Подмосковья?

— Мне в принципе эта идея как самоцель непонятна. Мы не на Олимпиаде, в конце концов. Войти в тройку, в пятерку — так задачу мы не ставим. Намного важнее экономические показатели. Компания должна быть стабильной, у нее должен быть качественный портфель проектов, высокий уровень менеджмента, сильный бренд.

— «Инград» раньше работал под брендом «Домус финанс»…

— Это не так. «Домус финанс» — это агентство недвижимости. Оно было создано задолго до «Инграда», чтобы лучше понимать ситуацию и тренды на рынке недвижимости. Это помогло при кредитовании МКБ застройщиков. В кризисные времена это очень важно — понимать ситуацию, чтобы ею управлять. После было принято решение развивать это направление дальше, но без привязки к банку. В результате получилась полноценная девелоперская компания, которую назвали «Инград».

— Это необычно. Многие банки рассматривают девелоперский бизнес как какой-то ненужный…

— Наши бизнесы работают самостоятельно, они между собой не связаны, разве что на акционерном уровне. Банк никак не влияет на деятельность «Инграда» и наоборот. Поэтому постановка вопроса, что банк не рассматривает девелоперский бизнес как значимый или нет, в нашем случае некорректна.

— То есть МКБ уже не кредитует ни «Инград», ни ОПИН?

— Там есть кредиты. Например, группа ОПИН, как я уже говорил, с давних времен была клиентом банка. Но в их кредитном портфеле есть и другие банки. Я как акционер считаю, что если кредитовать связанный бизнес, то кредитовать дорого. Это дает бизнесу стимул уходить в другие банки, это рыночная конкуренция.

— Получается, вы хотите сократить долю кредитов МКБ в их портфеле?

— Я бы так не ставил вопрос. Наши бизнесы развиваются как независимые. И нам важно не создавать излишних стимулов, под которыми в данном случае понимается цена кредита. Я как акционер считаю, что если банки кредитуют, то это должно им быть выгодно. Иначе это будет неправильно. Все должно строиться на рыночных отношениях.

— Сейчас многие банки оценивают застройщиков как проблемных клиентов...

— Неэффективных бизнесов не бывает, бывают только неэффективные менеджеры. Если, конечно, этот бизнес имеет реальную основу. Например, тот же девелопмент: людям нужно жилье, они формируют спрос, дальше все вопросы к выстраиванию вокруг этого бизнеса. С моей точки зрения как кредитора ОПИН, это вполне успешная история и сделка никак не зависела от кредита. Наши позиции в переговорах усилил тот факт, что, кредитуя компанию, мы общались с менеджерами, естественно, понимали суть бизнеса, что там происходит, и за счет этого смогли договориться о достаточно выгодных условиях для себя. Но ОПИН вполне мог и дальше жить с этим кредитом, проект «Торпедо» мог обслуживать долговую нагрузку, и, с моей точки зрения, фатальных проблем с возвратом средств не было и это сделку не обусловливало.

— Кроме ОПИН есть и другие девелоперы.

— Мы заинтересованы в развитии девелоперского направления, сейчас рассматриваем различные проекты, девелоперские компании. У нас имеются уже в этой сфере собственные компетенции.

— Какие девелоперские бизнесы сейчас кредитует МКБ?

— Не совсем правильно будет отвечать на этот вопрос. У нас есть определенные обязательства перед партнерами.

— МКБ готов вкладываться в первую очередь в коммерческую недвижимость? Многие банки сейчас не рассматривают жилищный сектор.

— Если компания берет деньги у дольщиков и ничего не строит, а потом берет кредит в банке и тоже ничего не строит, это не девелопер, а жулик, и речь просто идет о каких-то намеренных махинациях. На мой взгляд, в жилой недвижимости как раз более ликвидный залог, если грамотно определена локация проекта, ценовая ниша и выбран надежный концепт.

— Сейчас вы ведете с кем-то переговоры о приобретении других активов в недвижимости?

— На данный момент никаких конкретных переговоров не ведем. Но это бизнес. Будут интересные проекты — будем рассматривать. Идею, что сейчас кризис и все плохо, я не разделяю. Другое дело, что рынок становится более насыщенным, конкурентным, но это позволяет нам еще быстрее развиваться, строить еще более эффективную компанию. Ничего плохого здесь я не вижу.

— «Инград» не планирует заниматься коммерческой недвижимостью?

— Группа работает преимущественно в сфере жилой недвижимости. И пока менять это направление мы не планируем. Коммерческая недвижимость не является для нас приоритетной. При строительстве жилой недвижимости мы строим и коммерческую недвижимость, которую мы потом можем реализовать или развивать самостоятельно. Но фокуса на это направление не делаем и сейчас. Как правило, речь идет о продаже этих объектов.

— Думали ли вы о том, чтобы присоединиться к программе реновации жилья, которую мэрия разворачивает в Москве?

— Московские власти, насколько мне известно, привлекать частные девелоперские компании к программе реновации пока не планируют. Так что нас это никак не затронет: у нас свои проекты, у городских властей — свои.

— В регионы «Инград» будет выходить?

— Пока нет.

— Нет ли у вас опасений, что доходность жилищного девелопмента как бизнеса будет снижаться? Есть ли взаимосвязь между снижением маржинальности строительства и увеличением конкуренции на рынке?

— Конкуренция растет. Это хорошо. Есть стимул развиваться. Если мы строим, нужно уметь подстраиваться под потребителя, соответствовать его запросам, предлагать рынку качественный и востребованный продукт. Потребитель сегодня точно знает, чего он хочет. Построить что угодно и сразу это продать уже не выйдет. Мы стараемся подстраиваться под новые ожидания.

— Какой суммарный земельный банк ваших девелоперских структур и где сосредоточены эти участки?

— Земельный банк девелоперских структур — около 267 га. Преимущественно Москва и Московская область.

— У концерна «Россиум» есть еще доля в аптечной сети «36,6», которую также кредитует МКБ. Планируете ли вы в будущем конвертировать долг в акции?

— Таких планов нет.

— Каким-то другим способом будете увеличивать долю?

— Рыночная цена акций сети, на мой взгляд, сейчас интересна для инвестирования, в том числе для проведения спекулятивных сделок. Не исключаю, что мы будем покупать какие-то акции. Но это в любом случае не будет существенным увеличением доли.

— Обсуждали ли вы с другим акционером «36,6», американской Walgreens Boots Alliance, возможный в будущем выкуп вашей доли в аптечной сети?

— Walgreens Boots Alliance публично заявляла о возможности в дальнейшем выкупить акции «36,6», также СМИ неоднократно писали про наличие опциона. Но «Россиум» никакого отношения к этому опциону не имеет, хотя, на мой взгляд, на данный момент компания находится на очень интересном уровне для инвестирования, в котором, как я уже говорил, мы, возможно, сами будем участвовать.

— Есть ли у вас другие интересы в фармацевтическом или аптечном бизнесе?

— Да, принципиально у нас есть интересы в этой сфере. Но конкретных переговоров не ведем сейчас.

— Какой сейчас земельный банк у вашей сельскохозяйственной компании «Агронова-Л»?

— Около 100 тыс. га в Липецкой, Тамбовской, Рязанской, Тверской и Владимирской областях. Больше всего в Тамбовской области.

— Какие у вас планы в отношении этого актива?

— Сельскохозяйственный бизнес сейчас хорошо развивается, мы смотрим на него как на перспективный сектор и, в общем-то, заинтересованы в увеличении земельного банка. Но для любой сделки всегда должны быть какие-то конкретные условия, которых пока нет. При появлении привлекательных предложений, особенно в регионах присутствия, мы их, конечно, рассмотрим.

— У вас есть еще молочный бизнес — компания Ekosem Agrar. Почему вы решили заняться этим сектором?

— Это не мы, а Штефан Дюрр (владелец агрохолдинга «Эконива».— “Ъ”) решил заняться молоком. Мы просто вложились туда, но это длинная история. В принципе молочное направление — это следующий по сложности бизнес после растениеводства. При этом на внутреннем рынке есть большой потенциал для роста, так как в Россию все еще ввозятся значительные объемы сухого молока.

— В какие-то еще сектора сельского хозяйства собираетесь вкладываться?

— Нет, пока будем развиваться там, где уже есть компетенция. Но в целом сельское хозяйство — перспективный сектор. Хотя сейчас никаких конкретных переговоров не ведется, но это не значит, что завтра, например, они не могут возникнуть.

Беседовала Александра Мерцалова


Авдеев Роман Иванович

Личное дело

Родился 17 июля 1967 года в подмосковном Одинцово. Со второго курса Московского энергетического института ушел в армию, служил в стройбате. Окончил бизнес-курс при Московском международном университете бизнеса и информтехнологий (1994) и Липецкий государственный технический университет (1996). Бизнесом занялся в 1989 году: производил и продавал декодеры для советских телевизоров, возил компьютеры из-за границы. В 1994 году по объявлению в газете купил Московский кредитный банк. В 1996 году создал сельскохозяйственную группу «Черноземье», которую продал в 2006-м. В 2000–2003 годах был владельцем розничной сети «Столица». В 2006 году создал концерн «Россиум», объединивший его активы. В 2011-м основал агентство недвижимости «Домус Финанс», на базе которого в 2014 году была создана группа компаний «Инград». В сентябре 2013 года приобрел 52% производителя лекарств «Верофарм». В 2014 году основал благотворительный фонд «Арифметика добра». Соинвестор фонда Hi Capital (10,8% аптечной сети «36,6»; проекты в розничной торговле и недвижимости). В 2016 году приобрел девелопера ОПИН. Журнал Forbes оценивает его состояние в $1,3 млрд (66-е место в РФ). Женат, в семье воспитывается 23 ребенка — родных и приемных.

ООО «Концерн “Россиум”»

Company profile

ООО «Концерн “Россиум”» образовано в 2006 году и является частным инвестиционным холдингом, специализирующимся на таких отраслях, как финансы, девелопмент, добыча природных ресурсов, сельское хозяйство, коммерческая недвижимость и фармацевтика. Главным активом является ПАО «Московский кредитный банк», в котором «Россиум» владеет 56,83% акций. Функцию исполнительного органа осуществляет управляющая компания «МКБ Капитал», отвечающая за операционное управление концерном «Россиум». ООО «Концерн “Россиум”» владеет 100% акций ООО «Инград сервис», 100% в ООО «Банк СКС», 99,99% компании «Агронова-Л», 86,3% негосударственного пенсионного фонда АО «НПФ Согласие», 10,8% сети аптек «36,6». В декабре 2016 года холдинг купил 90,99% акций девелоперской компании «Открытые инвестиции» (ОПИН) у группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова. Также концерн «Россиум» инвестирует в нефтегазовую компанию ООО «Директ Нефть». Единственный конечный бенефициар и основатель холдинга — Роман Авдеев. Консолидированная чистая прибыль по МСФО за 2016 год составила 8,7 млрд руб.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение