Коротко


Подробно

Фото: Pool Photo via AP

Голубой дом против Белого

Президент Южной Кореи Мун Джэ Ин бросает вызов Дональду Трампу

В Южной Корее завершается подготовка к визиту нового президента Мун Джэ Ина в США, намеченному на конец июня. Первая встреча двух лидеров сулит непростой диалог по ключевой проблеме безопасности на Дальнем Востоке: вопросу о размещении в Южной Корее американской противоракетной системы THAAD, решение которого Сеул отложил на неопределенное время. Вразрез с политикой Белого дома идет и провозглашенный южнокорейским Голубым домом курс на сближение с Северной Кореей. Учитывая, что после недавней смены власти Южная Корея демонстрирует готовность активизировать контакты с Китаем и Россией, в вопросах безопасности дистанцируясь от США, переговоры в Вашингтоне станут самым серьезным испытанием для политики Дональда Трампа в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С подробностями из Сеула — корреспондент “Ъ” Сергей Строкань.


Противоракеты на поле для гольфа


Завершающийся сегодня трехдневный визит в Сеул заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Тома Шеннона станет последней сверкой часов южнокорейского руководства с администрацией Дональда Трампа перед первыми переговорами нового президента страны Мун Джэ Ина в Вашингтоне (как сообщила в среду южнокорейская сторона, встреча двух лидеров пройдет 29–30 июня).

В заявлении Госдепа США, распространенном по случаю визита Тома Шеннона в Сеул, целью его миссии названы «подтверждение союзнических обязательств и продолжение тесной координации по поддержанию стабильности и процветания в регионе». При этом приоритетной задачей в Вашингтоне считают «скоординированные ответы на угрозы со стороны КНДР».

Между тем выработка общего подхода к вопросу о том, как снизить напряженность и обеспечить безопасность на Корейском полуострове в условиях непрекращающихся провокаций со стороны Северной Кореи, становится все более проблематичной.

Вступивший в должность 10 мая президент Мун Джэ Ин одним из своих наиболее смелых и резонансных решений приостановил реализацию программы размещения в стране американской противоракетной системы THAAD.

«Мы оставим нетронутыми две уже размещенные у нас пусковые установки, но что касается дополнительных установок, то мы должны будем сначала дождаться результатов исследования их воздействия на экологию»,— пояснил высокопоставленный представитель Голубого дома. Тем самым президент Мун Джэ Ин продемонстрировал решимость подвергнуть радикальной переоценке наследие своей подвергнутой импичменту предшественницы Пак Кын Хе, которая была горячим сторонником развертывания в Южной Корее противоракетного зонтика США.

Система THAAD, установить которую планировалось в уезде Сончжу провинции Северная Кенсан на юго-востоке страны, должна состоять по меньшей мере из шести пусковых установок, содержащих 48 противоракет для защиты от удара со стороны КНДР (общая площадь объекта должна была составить 700 тыс. кв. м). Однако до своего ухода предыдущая администрация в Сеуле успела разместить в уезде Сончжу лишь две пусковые установки THAAD. Вокруг оставшихся четырех внутри южнокорейского руководства сегодня развернулась закулисная борьба, носящая признаки политического детектива.

Как выяснилось, уже после майской инаугурации Мун Джэ Ина министр обороны Хан Мин Гу, входивший еще в прежнюю президентскую команду и пока сохраняющий свое кресло в формирующемся новом правительстве, тайно санкционировал ввоз в страну четырех установок THAAD, не уведомив об этом нового президента. После обнародования этой истории и разразившегося скандала администрация в Сеуле и сообщила, что установка ввезенных в страну четырех систем THAAD откладывается до изучения вопроса о возможных экологических последствиях (на проведение экспертизы, по предварительным оценкам, потребуется не менее года).

По южнокорейскому законодательству любые новые военные объекты или оборудование, занимающие площадь более 330 тыс. кв. м, перед их установкой должны быть подвергнуты тщательной экологической экспертизе. Однако, чтобы обойти законодательные препоны и форсировать размещение системы THAAD без проведения исследования ее воздействия на окружающую среду, предыдущая администрация Пак Кын Хе в апреле предоставила американским военным в уезде Сончжу земельный участок площадью 320 тыс. кв. м (его размер формально не требует проведения экспертизы). На этом участке, по иронии судьбы соседствующим с полем для гольфа, и были размещены две пусковые установки THAAD.

Как пояснил “Ъ” в Сеуле директор отдела Евразии правительственного Korea Institute for International Economic Policy Ли Чжэ Ён, существуют серьезные опасения, что исходящее от систем THAAD излучение может представлять угрозу для здоровья местного населения. Кроме того, по словам Ли Чжэ Ёна, новое южнокорейское руководство стремится диверсифицировать внешнюю и оборонную политику за счет активизации связей с Китаем и Россией, негативно настроенными по отношению к планам размещения в стране американских противоракетных систем (Пекин уже ввел в отношении Южной Кореи санкции, после того как в стране были установлены первые две установки THAAD).

Этим обстоятельством помимо экологических соображений и объясняется сегодняшнее нежелание Сеула спешить с ключевой программой обеспечения безопасности, делающей упор на военно-техническое сотрудничество с США.

Главная ставка Мун Джэ Ина


«Если Северная Корея нанесет удар, то ракета будет лететь до нашего офиса ровно четыре минуты»,— признался в беседе с “Ъ” высокопоставленный представитель южнокорейского МИДа, здание которого находится в центре Сеула. Впрочем, на уточняющий вопрос, каким образом новая администрация в Голубом доме намерена обеспечить безопасность и при этом заморозить программу размещения THAAD, собеседник “Ъ” ответил весьма уклончиво, сделав упор на то, что приоритетом президента Мун Джэ Ина объявлена не конфронтация, а возобновление диалога с Пхеньяном. По его словам, налаживанию этого диалога могут способствовать Китай и Россия. «Если Китай оказывает большее экономическое влияние на Северную Корею и оказывает ей гуманитарную помощь, то Россия лучше понимает ее политическую систему»,— объяснил “Ъ” распределение ролей между ведущими игроками в регионе южнокорейский дипломат.

В Пхеньяне не спешат позитивно откликнуться на посылаемые из Сеула сигналы о необходимости начала процесса нормализации. Так, представитель северокорейского комитета «За мирное объединение Кореи» заявил, что между двумя странами «не может быть никакого гуманитарного сотрудничества», пока Сеул не передаст Пхеньяну 13 перебежчиков, покинувших КНДР в прошлом году через Китай.

На этом фоне сделанная президентом Мун Джэ Ином ставка на отказ от американского противоракетного зонтика, обретение большей независимости в обеспечении вопросов безопасности и возобновление замороженных контактов с Севером не находят понимания значительной части общества и политического класса, по прежнему видящих в КНДР экзистенциальную угрозу, которая требует незамедлительного ответа.

В редакционной статье «Опасное представление» ведущая южнокорейская англоязычная газета Korea Joongang Daily отмечает: «Судя по заявлениям официальных лиц, новая администрация не считает ядерные и ракетные провокации со стороны Севера угрозой, требующей немедленного решения. В свою очередь, военные эксперты предполагают, что в течение года Пхеньян сможет установить на своих ракетах около десяти ядерных боеголовок, несущих более 50 кг плутония. Что будет делать наше правительство, если этот кошмарный сценарий станет реальностью?» «Президент должен помнить, что, если что-то произойдет с нашей безопасностью, не останется ни политики, ни экономики»,— резюмирует газета.

Подтверждением того, что с первых недель пребывания у власти обладающий почти 80-процентным рейтингом поддержки президент Мун Джэ Ин в вопросах внешней политики сталкивается с серьезным сопротивлением своих оппонентов, стал отказ оппозиции в парламенте утвердить новым главой МИДа выдвинутую президентом на эту должность 62-летнюю Кан Ген Хва, ранее работавшую в Нью-Йорке советником генсека ООН. Напомним, что правящая Демократическая партия Мун Джэ Ина не имеет большинства в состоящей из 299 мест Национальной ассамблее.

В итоге накануне сразу двух ключевых событий — предстоящего визита президента Мун Джэ Ина в Вашингтон и саммита G20 в Гамбурге — кресло главы южнокорейского внешнеполитического ведомства остается вакантным: глава государства предложил парламенту в ближайшее время рассмотреть кандидатуру повторно. Формально глава государства имеет право назначить главу МИДа и без одобрения парламента, однако Мун Джэ Ин пытается избежать такого сценария, изначально поставившего бы его в жесткую конфронтацию с оппозицией в парламенте.

В условиях, когда будущее американо-южнокорейского сотрудничества в области безопасности, и в частности перспективы проекта размещения установок THAAD в Южной Корее, становится все более неопределенным, накануне визита в Вашингтон президента Мун Джэ Ина из столицы США поступают сигналы, что американское предложение может быть и отозвано.

Подтверждением растущего недовольства американской стороны действиями Голубого дома может служить предостережение члена сенатского комитета по обороне Дика Дурбина, посетившего Сеул в начале июня и лично встретившегося с Мун Джэ Ином. «Я сказал ему, что мы в Вашингтоне переживаем трудные времена в связи с формированием бюджета и сокращаем многие программы. Если Южной Корее не нужна система THAAD, мы вполне можем потратить эти $923 млн в другом месте»,— пояснил господин Дурбин, оставив интригу вокруг американских комплексов в Южной Корее неразрешенной до предстоящего саммита Мун Джэ Ина и Дональда Трампа в Вашингтоне.

Сергей Строкань, Сеул—Москва


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение