Коротко


Подробно

3

Кино не про любовь

О чем рассказывает голливудская "Красотка"

"Деньги". Приложение от , стр. 46

"Чтобы там ни говорили, главное — это деньги" — с этих слов начинается одна из культовых голливудских мелодрам, собравшая в прокате почти полмиллиарда долларов при бюджете $14 млн.


Анна Кокорева, Михаил Малыхин


В первоначальном варианте "Красотка", ставшая самой известной картиной в карьере Ричарда Гира и Джулии Робертс, называлась "$3000" — именно за такую цену по сюжету героиня Робертс — недорогая проститутка Вивьен — согласилась провести неделю с богатым финансистом Эдвардом Льюисом, которого играет Гир.

Фильм задумывался как драма о тяжкой жизни проституток. Спросите — любая википедия вам скажет, что в первом варианте сценария Вивьен была еще и наркоманкой, а в финале ни разу замуж за миллионера не выходила, а вместе с коллегой по работе отправлялась прожигать честно заработанные $3000 в Диснейленд.

Поскольку студии Disney, купившей право на экранизацию, нужен был не чернушный артхаус, а добропорядочная семейная картина, драма превратилась в мелодраму, эдакую сказку о современной Золушке. К слову, по воле сценаристов коллеги по панели в кадре сами признают, что единственно, кому удавалось из их социального положения выйти замуж за принца,— Золушка. Но даже с этой фабулой главные герои картины — все-таки деньги. Если быть совсем точным — инвестиции.

Инвестиции — это профессия Эдварда Льюиса. Он инвестирует в стремительно дешевеющие активы, доводит компании до банкротства и распродает их по частям, извлекая для себя весомую прибыль. Так он поступил из мести с компанией своего отца, который бросил их с матерью. Так по привычке он поступал и далее: сколотив себе значительное состояние. "Ты ничего не производишь и ничего не строишь",— упрекает его Вивьен. Фраза равно справедлива как для бизнес-стратегии героя, так и для его личных отношений с людьми. Зрителю ясно дают понять, что герой не умеет и не хочет строить долгосрочные семейные отношения: с женой он разводится, а любовница, не желая по первому зову играть роль эскорта на важных деловых переговорах, съезжает с его квартиры в самом начале картины.

Ивестиции в красотку


Вивьен для него — своего рода компания-банкрот, в которую он готов вложить средства для достижения более дорогой цели. Он явно не питает к ней страсти при первом знакомстве: в своем номере он ее разглядывает и оценивает. Сперва готов инвестировать $100 за час, затем — $300 за ночь, наконец после краткого торга обещает $3000 — за неделю. Когда же видит, что простоватая красотка во время ужина вызывает симпатию у потенциальных жертв — владельцев верфи, которую он готов обанкротить и распродать,— ни минуты не думая, инвестирует в нее все новые и новые средства. Сперва одевает ее с ног до головы в дорогущем бутике: "Как много денег вы хотите потратить? Мы хотим потратить неприлично много денег!" Затем отправляется с нею в оперу, надевает на нее колье стоимостью в четверть миллиона (впрочем, колье он берет напрокат)... Эти инвестиции в девушку легкого поведения не кажутся "неприлично" велики, учитывая, что на кону миллиардная сделка.

Сделка за неделю


В этот момент в жизни Льюиса назревала крупная финансовая сделка. Как принято в англосаксонской среде, при заключении важных контрактов необходимо заручиться доверием — партнеров принято знакомить с семьей, вводить в свой круг. Семьи у героя Гира не было, заменить ее ровно на неделю и должна была Вивьен. Со своей ролью, сама того не замечая, героиня Робертс справляется блестяще.

Стремительность, с которой Льюис проворачивает сделку, действительно сказочная. Очаровав простотой своей девушки, ему удается положить на лопатки, судя по всему, одного из крупных игроков на судостроительном рынке. После категоричного "нет" владельца компании Льюис узнает о внезапно заключенных контрактах потенциальной жертвы с Пентагоном. Внезапные контракты Льюису удается внезапно заморозить, в считаные часы убедив сенаторов придержать госзаказ. На 65-й минуте фильма главный герой узнает, что Джеймс Морс (владелец судоверфи и ее основатель) пытается взять ссуду в банке под залог всего своего имущества, чтобы спасти детище всей своей жизни. И вот совпадение — клиентом этого же банка является сам Эдвард Льюис. Безусловно, такая ситуация могла произойти только в сказке. Ни один грамотный менеджер не будет кредитовать свой бизнес в банке, который обслуживает конкурентов или агрессивно настроенных по отношению к компании бизнесменов, так как это часто приводит к конфликту интересов, что и произошло в фильме. Один звонок с угрозой вывести все денежные средства в другую кредитную организацию, а также прекратить обслуживание заставил банк изменить свое решение и отказать Морсу в ссуде.

Эти инвестиции в девушку легкого поведения не кажутся "неприлично" велики, учитывая, что на кону миллиардная сделка



Все бизнес-события в киноленте происходят практически молниеносно. За неделю наш герой успел не только закадрить Вивьен, но провести переговоры, заблокировать госзаказ на постройку кораблей от Пентагона, добиться отказа в предоставлении кредита своей жертве, а еще — сходить на матч по поло, слетать в оперу, пошататься по магазинам для покупки одежды своей пассии, взять выходной, заняться между делом любовью — и в конце концов походя добиться капитуляции от владельцев судоверфи. Супермену такое не под силу. В реальной жизни на подобное уходят месяцы и годы. Но в таком случае авторам картины нужно было бы запускать сериал масштабов "Санта-Барбары". У них же была иная задача.

Сны о чем-то большем


Почему же герой Ричарда Гира отказывается от победы, легких денег, бьет морду своему старому компаньону и в конце концов, изменяя своим принципам, делает предложение девушке, которую знает всего неделю? Сценаристы отвечают на этот вопрос устами Вивьен: "Я хочу большего". Таким образом, она убеждает нашего героя, что есть вещи дороже денег. Убеждает, что иметь власть над женщиной и бизнесом — обладать, а не только изредка пользоваться,— гораздо важнее, чем располагать деньгами. Собственно, это и есть настоящая цель "правильных" инвестиций.

Нет ничего удивительного в том, что, как и большинство голливудских блокбастеров, "Красотка" выводит зрителя на рассуждения о ценностях, что дороже денег. Пожалуй, последний яркий штрих этой истории правильных инвестиций — это вложение Вивьен тех самых честно заработанных $3000 в образование своей подруги: она с легкостью расстается с деньгами, предлагая новой красотке изменить жизнь: забыть о панели и отправиться учиться в колледж.


Надежда Живора, руководитель практики PwC по сопровождению сделок слияний и поглощений в России и СНГ

В 60-е годы ХХ века в США прошла волна слияний и поглощений, способствовавшая образованию крупных многопрофильных компаний-конгломератов. Этот период характеризуется жесткой антимонопольной политикой государства, когда компаниям было запрещено скупать активы из одного и того же сектора.

В середине 70-х годов США столкнулись с резким ростом цен на энергоносители и возрастающей конкуренцией со стороны других стран как на мировой арене, так и на внутреннем рынке. Этот кризис вызвал необходимость структурных изменений в экономике. Помимо прочих реформ, проведенных правительством Рональда Рейгана в то время, было значительно ослаблено антимонопольное регулирование, и слияния компаний из одного и того же сектора стали возможны.

С учетом все возрастающей конкуренции со стороны международных компаний владельцы компаний-конгломератов осознали необходимость специализации, и, поддерживаемый законодательными изменениями и доступностью заемного финансирования, в 80-е годы начался тренд на слияния и поглощения компаний в одном секторе, формируя компании-гиганты с узкой специализацией. Публичные рынки капитала активно поддержали этот тренд — капитализации узкоспециализированных компаний, объявлявших о сделках слияний-поглощений, пошли вверх.

Помимо дружественных сделок 80-90-е годы в США характеризуются значительным количеством враждебных поглощений, когда неэффективные компании-конгломераты банкротились после покупки и активы распродавались по частям соответствующим узкоспециализированным гигантам.

До реформ Рейгана такие враждебные сделки были бы невозможны в силу жесткого антимонопольного законодательства. Новые рыночные условия в экономике США выдвинули требования ослабления прямого вмешательства государства в экономику, требовали перехода к широкой государственной поддержке частного предпринимательства и рынка.

Таким образом, можно говорить о том, что практика скупки компаний-конгломератов, направленная на дальнейшее банкротство и распродажу активов по частям, ставшая возможной именно в то время, служила оздоровлению экономики США и выводу ее на качественно новый, конкурентоспособный уровень путем перехода от старой, изжившей себя модели многопрофильных компаний к новой, более эффективной модели узкой специализации.

Следует отметить, что рынки капитала и в настоящее время оценивают узкоспециализированные компании выше, чем многопрофильные компании-конгломераты. Это актуально и для российской экономики: узкоспециализированные компании-"дочки" торгуются по более высоким мультипликаторам, чем материнские компании-конгломераты, объединяющие в себе несколько узкопрофильных бизнесов.

Евгений Плаксенков, глава кафедры финансов, платежей и электронной коммерции бизнес-школы "Сколково"

Финансовый магнат превращается из "потрошителя активов" в стратегического инвестора. Романтическая комедия "Красотка" вполне может послужить бизнес-кейсом по стратегическому выбору.

По сюжету картины главный герой должен сделать выбор между быстрой наживой и "зовом сердца". Но, возможно, мы видим тот случай, когда быстрые деньги могут оказаться значительно меньше, чем выгода от долгосрочных инвестиций. Романтический порыв профессионального финансиста не лишен профессиональной логики.

Впереди длинный период экономического роста. В американскую экономику вливаются огромные инвестиции. Не за горами большой инвестиционный бум. Стоимость акций растет быстрее стоимости активов. Инфляция стремится к нулю, а мультипликаторы стоимости бизнеса кратно увеличиваются. Длинные дешевые деньги лежат под ногами. Стоимость капитала невысока. Фондовый рынок растет высокими темпами. Об этом не мог не думать финансовый магнат — хотя бы в рабочее время.

Что делать в таких условиях? Инвестировать или спекулировать? Если инвестировать, то куда? Если спекулировать, то чем? Если стоимость активов благодаря низкой инфляции не растет, а ценность работающего предприятия поднимается вместе с темпами роста экономики и снижением стоимости капитала, то стратегический выбор становится не только романтическим, но и весьма прагматичным.

Если обратить внимание на состояние фондового рынка сегодня, то можно найти огромное количество компаний, рыночная цена которых ниже стоимости их чистых активов. Может быть, акционеры этих компаний выросли на фильме "Красотка" — и мы все-таки будем строить корабли?!

Комментарии
Профиль пользователя