Коротко


Подробно

Фото: Art Pictures Studio

«Аритмия» как хороший диагноз

Завершился «Кинотавр»

Фестиваль кино

В среду поздно вечером в Сочи завершился фестиваль «Кинотавр». Премию за лучшую режиссуру получили «Заложники» Резо Гигинеишвили, за лучшую женскую роль — Инга Оболдина, за мужскую — Александр Яценко, а главный приз присудили «Аритмии» Бориса Хлебникова. Подробный обзор итогов читайте в “Ъ” в пятницу, а пока Юлия Шагельман делится своими впечатлениями от фильмов, показанных под занавес конкурсной программы.


Очевидно, наибольший успех в массовом прокате ждет полнометражный режиссерский дебют популярного актера Кирилла Плетнева — фильм «Жги», в котором рассказана совершенно голливудская «история Золушки». Правда, «Золушка» тут — суровая, как Родина-мать, потомственная надзирательница женской колонии Алевтина (Инга Оболдина), обладательница великолепного голоса, вот только желание петь она в себе давно задушила. В колонию прибывает новая заключенная со звучным именем Мария Стар (Виктория Исакова), и именно она возвращает Алевтине голос, веру в себя и желание вырваться на свободу из тюрьмы буквальной и внутренней. Фильм держится на двух ярких женских образах, а поддержку им составляют прекрасные актеры второго плана (Владимир Ильин в роли начальника тюрьмы, Анна Уколова — еще одна надзирательница, играющая всемогущую административную даму неузнаваемая Татьяна Догилева). И даже селебрити вроде Ольги Бузовой или Димы Билана в ролях самих себя вполне органично вписываются в общую картину.

Наибольшая концентрация отечественных звезд на квадратный сантиметр экрана собралась в фильме «Мифы», снятом еще одним дебютантом — Александром Молочниковым. Федор Бондарчук, Сергей Безруков, Иван Ургант, Игорь и Вадим Верники сыграли здесь практически самих себя, а в других ролях и эпизодах мелькают сплошь знакомые публике лица. Кроме исполнителя главной роли — греческого актера Янниса Пападопулоса, который играет, собственно, Грека (имени у его героя нет), волею судеб оказавшегося на «московском олимпе» и раздающего богатым и знаменитым советы, основанные на древнегреческих мифах. В своем отчаянном желании понравиться авторы фильма больше всего похожи на героя Урганта — комедианта, который никак не может прекратить шутить, даже если его остроты совсем несмешные.

По замыслу с фильмом Кирилла Плетнева скорее чем-то перекликается еще один дебют — «Рок» Ивана Шахназарова. Он рассказывает о трех молодых музыкантах из провинции, получивших, как и героиня «Жги», шанс выступить в Москве и изменить свою жизнь. Но по жанру «Рок» — наивное роуд-муви о путешествии навстречу мечте и необычных встречах: с похожим на шамана дальнобойщиком, наемным убийцей, беглым преступником, пляшущими вокруг костра сектантами и так далее.

На фоне дебютов выделялись «Три сестры» Юрия Грымова, попытавшегося было актуализировать чеховскую пьесу: в тексте появились интернет, День России и реплики про Москву, в которой «одни приезжие» и «все перекопано», а героям не 20–40 лет, а 50–70; это постаревшие советские интеллигенты, ностальгически слушающие «Машину времени» и бесплодно грезящие о переменах. Артикулированное сатирическое высказывание — если, впрочем, оно вообще задумывалось — безнадежно тонет в нафталине: за вычетом механически приделанных внешних примет экранизация почтительна, нетороплива и странным образом больше всего напоминает телеспектакль из «раньшего времени».

Ставшая (при единогласном решении жюри) триумфатором фестиваля «Аритмия» оказалась и явным лидером зрительских симпатий. В центре этой картины, как во многих фильмах «Кинотавра», снова оказывается семья на грани разрыва. Олег и Катя (отличные работы Александра Яценко и особенно Ирины Горбачевой) — молодые врачи, познакомившиеся еще в институте. Он работает на скорой, привычно, без пафоса спасая жизни, а в перерывах пьянствуя в одиночку и с друзьями. Она трудится в приемном покое, пытается достучаться до мужа, кажется, вообще переставшего ее слышать и видеть, но безуспешно, поэтому предлагает развестись. В крошечной квартирке деться друг от друга некуда, Олег перебирается в кухню на надувной матрас, так, похоже, и не понимая, в чем же дело. Одновременно на подстанции скорой помощи появляется новый начальник (Максим Лагашкин), требующий строго соблюдать регламент и в видах чиновной «оптимизации» не тратить на каждого пациента больше 20 минут: «Главное, чтобы он не умер под тобой!» На первый взгляд предельно простая история по ходу действия обрастает новыми смыслами.

В «Аритмии» нет положительных и отрицательных героев, есть обычные люди, причем все они — от главных героев до галереи пациентов скорой — совсем не идеальные, но совершенно понятные зрителю, убеждающие, настоящие.

И больше всего располагает в пользу «Аритмии» даже не столько то, как филигранно Хлебников соединяет на экране производственную драму, семейную историю и социальную картину о жизни небольшого города, сколько то, что при этом точность выбранной интонации ему ни разу не изменяет.

Юлия Шагельман


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение