Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Реновация — это закон

Госдума приняла инициативу о сносе домов в Москве

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о реновации в Москве. Документ позволяет вносить в программу сноса дома высотой до девяти этажей, если за это проголосовали две трети жильцов. Переселенцам полагается равнозначное, равноценное жилье в том же районе или денежная компенсация на выбор. Хотя закон был переработан, это не убедило часть жителей и экспертов. Утром перед стенами Госдумы прошла акция противников реновации — часть из них были задержаны. Ранее в президентском совете по правам человека заявили, что его реализация все равно приведет к «градостроительному и транспортному коллапсу», а юристы указывают на неконституционность предложенных подходов к вопросам частной собственности.


За принятие закона о реновации проголосовали 399 депутатов, двое выступили против, один — воздержался. Перед началом голосования спикер Госдумы Вячеслав Володин подчеркнул, что к третьему чтению права граждан оказались «защищены очень эффективно».

Единоросс вице-спикер Петр Толстой отметил, что закон о реновации стал самым резонансным из тех, что рассматривался в седьмом созыве, и может служить «моделью для работы парламента»: депутаты, по его словам, должны были услышать не только большинство приветствующих реновацию, но меньшинство, протестующее «самыми категоричными и яркими способами, в том числе и на улице». «Вчера на слушаниях с участием депутатов Мосгордумы прозвучала мысль тех, кто протестовал на Сахарова,— вы в Думе сделали все, чтобы у нас не было аргументов. Дума пошагово сделала все, чтобы закон устроил всех,— и за и против»,— заявил господин Толстой. Он добавил, что и тех протестующих, которые собрались у здания Госдумы сегодня, удалось привлечь к работе в мониторинговой группе.

Фракции парламентской оппозиции единогласно призвали вслед за Москвой распространить действие реновации на всю Россию. Коммунист Алексей Русских рассказал, что, по подсчетам КПРФ, для реновации на территории всей страны в бюджете должно быть заложено 600 млрд руб. «Это великое переселение! Москвичи должны быть счастливы: новая квартира, бесплатно, с улучшенной планировкой, в новом доме. Есть москвичи, которые боятся. Пройдет 5–10–15 лет. Захотят. Другой мэр и другой президент будет! Денег, может, уже не будет!» — заявил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов напомнил, что с первого чтения закон претерпел существенные изменения и фракции поддержали его лишь с учетом поправок, хотя приняты они были в итоге не все. Например, появилась норма, что вступить в программу реновации можно лишь до того момента, когда закон вступит в силу, то есть будет подписан президентом. Господин Миронов призвал дать гражданам еще месяц, однако инициатива поддержана не была.

Рассмотрению законопроекта в третьем чтении предшествовал уже традиционный пикет противников и сторонников реновации у здания Госдумы. В этот раз, впрочем, противников сноса домов было куда меньше, чем 9 июня, когда документ принимали во втором чтении. Однако полиция все равно задержала нескольких активистов, включая лидера московского «Яблока» Сергея Митрохина. Некоторые задержания проходили по следующей схеме: к противнику реновации подходила женщина с транспарантом за снос домов, после чего первого задерживали за нарушение правил проведения одиночного пикета, а с женщиной проводили разъяснительную беседу. Противники реновации периодически выкрикивали «Позор!» и обвиняли своих оппонентов в «проплаченности», те в ответ объясняли им «жизненную необходимость реновации». Бухгалтер Ольга Литвинова пожаловалась “Ъ”, что вложила 2 млн руб. в ремонт квартиры на Ставропольской улице, но теперь на нее нападают пожилые соседки, «угрожая облить кислотой». Пенсионерку Марию Ефимову не устраивает, «что перед окнами вырастет многоэтажная “дура”».

Корреспондент “Ъ FM” Полина Смертина из Госдумы: «У другого входа в Госдуму — со стороны Георгиевского переулка — тоже были люди, которые проводили пикеты. Но это люди с другой точкой зрения: они считают, что реновация — это прекрасная программа, ее нужно всячески поддерживать. А вот люди «со стороны Охотного ряда» считают, что закон антиконституционный, что он противоречит Жилищному кодексу, что нельзя было принимать его. Хотя, повторюсь, лидеры думских фракций считают, что закон соответствует всем нормам Конституции и других законов, что все права граждан учтены по всем пунктам. Однако противники программы говорят, что будут протестовать и дальше. Ведь далее документ будет рассматривать Совет федерации». Читайте подробнее



Напомним, что принятый Госдумой закон позволяет сносить дома высотой до девяти этажей, типовые проекты которых разработаны в 1957–1968 годах. Дом может быть внесен в программу реновации с одобрения двух третей голосов жителей. Переселенцам полагается равнозначное или равноценное жилье в том же районе (в Зеленограде и Новой Москве его выделят в границах округа) или денежная компенсация за старую квартиру. Размер компенсации устанавливается согласно п. 7 ст. 32 Жилищного кодекса РФ, где говорится о «рыночной стоимости» жилья и компенсации «всех убытков», связанных с изъятием квартиры, включая «изменение места проживания». Депутат Алексей Русских объяснил, что денежную компенсацию нельзя будет получить, в случае, если у собственников есть несовершеннолетние дети. «Таким образом, мы гарантируем, что несовершеннолетние не останутся на улицах»,— сказал он.

Жилье может быть увеличено с доплатой, в том числе за счет материнского капитала. Переселенцам предлагается оформлять договоры мены жилья с указанием кадастрового номера новой квартиры. При этом ипотечный залог будет переоформлен на новое жилье одновременно с регистрацией перехода прав собственности. Через 90 дней после получения договора, если гражданин не заключил его, власти могут обратиться в суд с иском о принудительном выселении. До 15 июня власти проводят опрос жителей 4,5 тыс. домов о желании пойти под снос.

Законопроект был доработан ко второму чтению. Так, в его первой редакции у властей были права сносить пятиэтажки и «конструктивно аналогичные» дома кварталами, отступать в проектах от пожарных и санитарных требований, а граждане могли оспаривать в судах лишь размер новых квартир, но не законность сноса домов. Кроме того, по документу предполагалось незамедлительное исполнение судебных решений о принудительном выселении из пятиэтажек. Однако уже ко второму чтению Москва лишилась всех судебных и многих других преференций, например, возможности отступать от противопожарных нормативов при строительстве новых домов.

Константин Савин из адвокатской компании «Павлова и партнеры» считает, что закон все равно остался неконституционным из-за попыток перенести схему решения судьбы общего имущества в доме на частную собственность. По его мнению, «логика решения большинством голосов за меньшинство тут недопустима». Кроме того, в президентском совете по правам человека (СПЧ) заявляли, что реализация закона о реновации может привести к «градостроительному и транспортному коллапсу». Правозащитники поясняли, что документ позволяет сносить любые дома «без объективных оснований» и нарушает право частной собственности граждан, поэтому его принятие надо отложить минимум на полгода (см. “Ъ” от 9 июня).

Екатерина Гробман, Александр Воронов, Алексей Карелин

Материалы по теме:

Комментировать

наглядно

ответы на вопросы

мнения

истории

обсуждение