Коротко


Подробно

Фото: Кирилл Кухмарь / Коммерсантъ   |  купить фото

Сага о банкротстве

Смогут ли кредиторы компании JFC повлиять на ход следствия

от

Банки жалуются на бездействие МВД в деле против «бананового короля» Владимира Кехмана. Райффайзенбанк и Сбербанк обратились к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой проверить работу следователей, которые ведут дело о мошенничестве в компании бизнесмена JFC почти пять лет и до сих пор не пришли ни к каким выводам. Кехман вместе с партнерами занимался импортом бананов в Россию. Его обвиняют в невозврате кредитов на 20 млрд руб. Ускорится ли следствие? И смогут ли кредиторы вернуть выданные средства? Об этом — Юлия Кошкина и Григорий Колганов.


Руководитель Новосибирского театра оперы и балета Владимир Кехман занялся искусством всего десять лет назад. До этого он был известен как бизнесмен: его компания JFC была в числе лидеров по поставкам фруктов в Россию, в частности, бананов.

К 2008-м оборот группы достиг $700 млн. Однако через пять лет она объявила о банкротстве, сообщив, что всему виной «арабская весна» в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Поступок JFC не оценили банки-кредиторы — Сбербанк, Райффайзенбанк и другие. Они посчитали, что Владимир Кехман вместе с партнерами похитил выданные займы и «отмыл» деньги. МВД возбудило дело о мошенничестве на 20 млрд руб. в декабре 2012 года, но оно до сих пор не дошло до суда.

Обращение банков с жалобой на бездействие МВД оправдано, и Генпрокуратура наверняка ускорит дело, считает управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Александр Железников.

«Это, конечно, нестандартный срок следствия. Часто такие известные люди, как господин Кехман, обладают неким скрытым административным ресурсом. Возможно, именно он заставляет сотрудников МВД не торопиться с расследованием, — заметил он. — Думаю, что обращение к генпрокурору будет эффективным, поскольку сейчас много говорится о том, что часть полномочий следователей может вернуться в Генпрокуратуру, а дело может быть изъято из одного производства и передано в другое, скажем, из МВД в Следственный комитет».

Собеседники «Коммерсантъ FM» также отмечают, что следствие обычно занимает меньше времени, если обвиняемые находятся под арестом. Владимир Кехман и его партнеры по JFC — Андрей Афанасьев и Юлия Захарова — сейчас на свободе.

За время следствия банки добились признания бизнесмена банкротом как в России, так и за рубежом. Даже если расследование ускорится, кредиторы вряд ли смогут добиться возвращения займов, полагает юрист адвокатского бюро «Деловой фарватер» Марьяна Юхаранова.

«Учитывая, что в непростом деле о банкротстве JFC есть политический мотив, не думаю, что следователи активизируют работу, а основные кредиторы вернут свои деньги. Помимо материального интереса, для банков тут есть еще и репутационные риски. Так что неудивительно, что они пытаются всеми возможными способами привлечь внимание общественности к расследованию», — пояснила она.

Владимир Кехман не признает свою вину и считает, что к мошенничеству причастны его партнеры по бизнесу. По его словам, он отошел от дел после того, как стал руководить театром в Новосибирске. Предприниматель также не соглашался со статусом банкрота. Тем не менее, его личный долг перед кредиторами оценивается почти в 10 млрд руб. Почти все ценное имущество бизнесмена продано с дисконтом, например, яхта Bonanza! за 27,5 млн руб. и автомобиль Rolls-Royce Phantom за 5 млн руб. С молотка также ушли иконы, портрет самого Кехмана и даже его свадебные подарки.

По данным Министерства культуры, в прошлом году Владимир Кехман заработал почти 14 млн руб. Руководитель Новосибирского театра оперы и балета также владеет квартирой площадью свыше 250 кв. м и комнатой в общежитии.

Комментарии
Профиль пользователя