Коротко


Подробно

Парк поствикторианского периода

Роберт Олтмен дает урок английских манер

премьера кино


       В Большом зале Центрального дома литераторов начались показы знаменитого фильма Роберта Олтмена "Госфорд-парк", номинировавшегося на шесть "Оскаров", а в Англии признанного лучшим фильмом года. Дважды посмотрев это произведение из жизни английской знати, ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА нахваталась у его персонажей аристократических манер.
       С первого раза "Госфорд-парк" может произвести разочаровывающее и даже снотворное действие, так что смотреть его после тяжелого трудового дня не надо. К тому же недобросовестная пресса распустила слух, будто это детектив, и доверчивый зритель с самого начала исступленно ждет убийства, убивая тем самым собственное удовольствие от просмотра. Склянки с ядом то и дело попадают в кадр как бы невзначай, но сам труп по традиционным меркам детективного жанра предъявляется непозволительно поздно. "Госфорд-парк" — насмешка над детективными канонами, стилизация под детектив для тех, кто детективы в принципе не любит и не воспринимает их как загадки для ума, а если читает Агату Кристи, то единственно ради атмосферы и психологических портретов. При таком подходе вопрос о том, кто преступник, практически не стоит. Джулиан Феллоуз, обладатель "Оскара" за лучший оригинальный сценарий, соорудил в "Госфорд-парке" конструкцию, напоминающую "Восточный экспресс" Агаты Кристи: в убийстве так или иначе замешаны все действующие лица, и, как замечает один из них, "каждому есть что скрывать".
       По "Госфорд-парку" бродит не только призрак Агаты Кристи, но и тень Жана Ренуара, чей фильм "Правила игры" явно цитируется Робертом Олтменом. Точно так же, как у Ренуара, гости съезжаются на уик-энд в усадьбу пострелять фазанов, а разъезжаются, недосчитавшись одного погибшего и выведав друг у друга только часть роковых тайн. Правда, в "Госфорд-парке" столько персонажей, что их хватило бы на шесть обычных фильмов или романов: в титрах указано около 45 действующих лиц. Они делятся на тех, кто находится "вверху лестницы" (хозяин усадьбы, его жена, их родственники), и тех, кто "внизу" (экономка, дворецкий, горничные, лакеи, кухарки). "Верхние" люди едят, пьют и говорят друг другу гадости, "нижние" заботятся об их комфорте. Есть еще пришельцы со стороны — из Америки: реально существовавший актер Айвор Новелло, продюсер с еврейской фамилией, приехавший понаблюдать нравы английской аристократии, которые он собирается высмеять в своем следующем проекте, и молодой актер, выдающий себя за лакея. Англичане презирают американцев, американцы забавляются английским снобизмом.
       В некоторой степени это взгляд и самого Роберта Олтмена — американца, очень удачно выбравшего время действия для своего первого английского фильма: 1932 год, послевоенная подгнивающая империя, где царствовал, но не правил внук королевы Виктории Георг V. (Кстати, если вы заметите в "Госфорд-парке" висящий на стене портрет Николая II Романова, то не удивляйтесь: это король Георг, как две капли воды походивший на своего кузена Ники.) Через четыре года добропорядочный викторианец Георг перевернется в гробу, когда его сын Эдуард VIII, процарствовав 11 месяцев, отречется от престола ради брака с разведенной американкой. Но пока признаки упадка империи, о котором шутят за ужином персонажи, сами напоминающие еще живых, но уже обреченных динозавров, накапливаются исподволь на бытовом уровне.
       Горничная оказывается фраппирована, обнаружив среди господских вещей свитер машинной (а не ручной) вязки, а графиня горестно вздыхает, получив на завтрак покупной (а не домашний) мармелад. 85-летний консультант "Госфорд-парка" был оскорблен сценой, где лакей плюет на вилку, прежде чем протереть ее. С помощью таких штрихов режиссер развенчивает романтическое представление об идиллических отношениях между английскими аристократами и их слугами. Трогательная самоотверженность слуг, которые предугадывают желания хозяев,— всего лишь их работа, особенно изнурительная из-за того, что наемный работник находится в чрезмерной телесной и психической близости к работодателю. Слуги, присматривающие за хозяевами, оказываются вынуждены за ними подсматривать — на этом визуально построен "Госфорд-парк", снятый двумя движущимися камерами, так, чтобы актеры не знали, какая из них снимает их в данный момент, и не играли на камеру. "Некоторая небрежность допущена специально,— сказал Роберт Олтмен.— Я пытаюсь создать у зрителей впечатление, будто они видят нечто не предназначенное для их глаз. Им нужно приложить усилия, чтобы увидеть это".
       Чтобы посмотреть "Госфорд-парк", нужно и впрямь постараться. Это кино не для развлечения, а для культа. Его трудно смотреть, как трудно носить чересчур элегантную одежду, обязывающую к такой же внутренней элегантности. Зато когда заставишь себя проникнуться духом этого фильма, отделаться уже трудно, и, выбежав в буфет на середине просмотра, вместо того чтобы рявкнуть, как обычно: "Еще сто!", неожиданно слышишь собственное вкрадчивое мурлыкание: "Голубчик, не будете ли вы так любезны освежить мой бокал?"
       www.gosfordparkmovie.com
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение