Коротко


Подробно

Фото: Reuters

В сирийское перемирие вклинилась оппозиция

Противники президента Асада не поддерживают мирный план России, Турции и Ирана

Совбез ООН готовится рассмотреть предложенный Москвой проект резолюции в поддержку меморандума о создании зон деэскалации в Сирии, подписанного в Астане Россией, Турцией и Ираном. После достигнутой 4 мая договоренности режим прекращения огня в Сирии в целом соблюдается. Стремясь выработать эффективную формулу перемирия, Москва добивается того, чтобы мирный процесс прошел точку невозврата и получил одобрение международного сообщества. Этой задаче посвящен и открывающийся сегодня в Женеве очередной раунд межсирийских консультаций под эгидой ООН. Однако на пути реализации подписанного в Астане меморандума есть немало подводных камней, главный из которых — нежелание присоединиться к нему части сирийской оппозиции, которая опасается будущего раздела страны на зоны влияния между Москвой, Анкарой и Тегераном.


Сирийские зоны на карте мира


Президент РФ Владимир Путин вчера впервые подробно прокомментировал меморандум о создании в Сирии зон деэскалации. "Рассчитываю на то, что это будет действенным инструментом прежде всего сохранения режима прекращения огня,— пояснил он на пресс-конференции в Пекине по итогам форума "Один пояс — один путь".— На сегодняшнем этапе это самое главное — закрепить, укрепить режим прекращения огня, на этой базе создать условия для примирения и последующего политического процесса".

Заявление Владимира Путина, напрямую связавшего тему зон безопасности с необходимостью скорейшего перезапуска политического процесса, прозвучало накануне открывающегося сегодня в Женеве очередного раунда межсирийских консультаций под эгидой ООН. Предпосылки для продолжения диалога между Дамаском и вооруженной оппозицией создал подписанный в Астане меморандум о зонах деэскалации в Сирии.

Первые полторы недели существования зон безопасности, география которых охватывает провинцию Идлиб, территорию к северу от Хомса, Восточную Гуту и приграничные с Иорданией южные провинции Деръа и Эль-Кунейтра показали: режим перемирия, несмотря на отдельные нарушения, соблюдается. При этом, как и в случае с предыдущим соглашением о перемирии, подписанным в конце декабря между вооруженной оппозицией и Дамаском, новые договоренности не означают прекращения борьбы сирийских правительственных сил и российских ВКС с террористическими группировками. Создание зон деэскалации не стало и препятствием для деятельности возглавляемой США антитеррористической коалиции в Сирии.

На этом фоне примечательное признание сделал спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура, при посредничестве которого в Женеве проходят межсирийские консультации. "Идея России состоит в создании четырех зон безопасности, американцы думают над двумя-тремя временными зонами "деэскалации" и "стабилизации". Оба предложения могут в итоге оказаться совместимы",— пояснил он в интервью газете Corriere della Sera.

Глава МИД РФ Сергей Лавров же в интервью "Первому каналу" рассказал, что одобренный в Астане меморандум является продолжением инициативы, с которой президент США Дональд Трамп выступил после инаугурации. С учетом близости позиций Москвы и Вашингтона по этому вопросу власти РФ рассчитывают, что внесенный ими на прошлой неделе в Совбез ООН проект резолюции в поддержку меморандума о зонах деэскалации получит широкую международную поддержку.

Зоны небезопасности


Тем не менее реализация астанинского меморандума, действие которого рассчитано на полгода, рискует натолкнуться на несколько подводных камней. Так, глава МИД Сирии Валид Муаллем скептически отозвался о способности вооруженной оппозиции поддержать перемирие и отверг идею введения в зонах деэскалации механизма наблюдателей. "Мы не согласны с ролью наблюдателей ООН или иностранных сил для наблюдения за соблюдением соглашения",— предупредил сирийский министр.

Хотя четкие границы зон деэскалации еще предстоит определить рабочей группе представителей РФ, Ирана и Турции, часть вооруженной оппозиции отмежевалась от астанинских договоренностей и не намерена их соблюдать. Противники нового плана видят в них первый шаг на пути будущего раздела Сирии на зоны влияния между Россией, Турцией и Ираном и считают такой сценарий неприемлемым. Поддерживаемый Саудовской Аравией оппозиционный Высший комитет по переговорам отказался подписывать меморандум, заявив об исходящей от соглашения угрозе расчленения страны.

Кроме того, дестабилизирующим фактором остается неприятие частью сирийской оппозиции посреднической роли Ирана, в котором противники Дамаска видят враждебную силу, добивающуюся не примирения, а сохранения у власти в Сирии режима президента Башара Асада, а также усиления военного присутствия в стране Тегерана и проиранской шиитской группировки "Хезболла".

По мнению директора Института религии и политики Александра Игнатенко, более жизнеспособным подписанный в Астане меморандум может сделать расширение круга гарантов сирийского перемирия — в дополнение к России, Ирану и Турции ими могут стать Саудовская Аравия, Соединенные Штаты и другие государства. "Контроль над зонами деэскалации в Сирии, к примеру, могли бы взять на себя войска Иордании, Египта и Пакистана. В качестве противовеса Ирану эти страны устроили бы как аравийские монархии, так и Россию с Турцией",— пояснил "Ъ" Александр Игнатенко.

Между тем вопрос о роли Турции также является одним из препятствий на пути реализации меморандума. Вчера вице-премьер Турции Вейси Кайнак рассказал газете Hurriet, что именно турецкой армии в Астане предложили взять на себя контроль за соблюдением прекращения огня в зоне деэскалации в провинции Идлиб. Кроме того, чиновник поведал о планах Анкары создать новую военную базу на территории Сирии, близ города Эль-Баб. У Турции уже есть база в Сирии, в приграничном пункте Эр-Раи. Заявление вице-премьера говорит о планах турецких властей продвинуться значительно вглубь территории соседней страны. Дамаск слова Вейси Кайнака пока не комментировал, но можно ожидать, что его реакция будет негативной.

Трения по поводу реализации меморандума неизбежны и между Турцией и США, которые по-разному относятся к курдскому фактору: для Вашингтона курды — проверенный и наиболее эффективный инструмент борьбы с исламистами, для Турции — террористы. В преддверие визита в Вашингтон президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, начинающегося сегодня, администрация президента Трампа одобрила поставки тяжелых видов вооружений курдским отрядам, противостоящим ИГ в Сирии, что вызвало резкую негативную реакцию Анкары.

И. о. помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Стюарт Джонс вчера заявил, что с учетом всех подводных камней и прошлых провальных попыток установить перемирие, в Вашингтоне скептически оценивают возможность реализации договоренности о зонах деэскалации. Впрочем, в Москве, по словам Сергея Лаврова, понимают, что договориться "в принципе о таких вещах легче, чем реализовать их на практике, "на земле" в Сирии". При этом глава МИД РФ выразил надежду на то, что в случае успеха инициатива с зонами безопасности "будет распространена и на остальную территорию Сирии".

Сергей Строкань, Георгий Степанов


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение