Коротко


Подробно

7

Фото: Emmanuel Decouart

Приют модерниста

Дом-мастерская Atelier Jespers в Брюсселе

Юлия Пешкова


Небольшая галерея в Брюсселе, которая носит имя скульптора Оскара Жесперса, жившего и работавшего в этом доме в прошлом веке, своим появлением обязана нынешнему хозяину — нашему современнику, дизайн-дилеру Жан-Франсуа Деклерку.

Жесперс родился в 1887 году в пригороде Антверпена в семье скульптора. Профессия отца сильно повлияла на детей — и Оскар, и его младший брат Флорис решили связать свою жизнь с искусством. Оба учились в Королевской академии изящных искусств Антверпена, Оскар — на скульптора, Флорис — на художника. Это лучшая художественная школа Бельгии, из нее вышли почти все местные знаменитости — от Винсента Ван Гога до Яна Фабра, Люка Тейманса и "антверпенской шестерки" модельеров. Оскар быстро отошел от классической скульптуры и примкнул к кругу фламандских экспрессионистов. На его стиль оказали влияние как коллеги, так и традиционная африканская скульптура, которая в больших количествах поступала из бельгийской колонии Конго. Во время Первой мировой войны работы Жесперса, чаще женские фигуры и головы, начали выставляться, и довольно быстро он был признан одним из самых оригинальных бельгийских скульпторов. Увы, из его первых работ почти ничего не сохранилось: позже автор счел свои начальные опыты слишком экспериментальными и уничтожил большую часть. В 1927 году архитектор и дизайнер Анри ван де Вельде предлагает Жесперсу место преподавателя скульптуры в только что основанной им школе искусств La Cambre. Школа находится в Брюсселе, в бывшем аббатстве Ла-Камбр, и скульптор с семьей переезжает в столицу. Семье нужно где-то жить, и Жесперс решает построить дом. Тут в нашей истории появляется третье имя — Виктор Буржуа. Хотя это мог бы быть и Ле Корбюзье. Еще до переезда в Брюссель скульптор думал о Париже и уже начал обсуждать с архитектором возможность строительства дома. Получив место в школе искусств, Жесперс поначалу намеревался обратиться к французу, но в итоге выбрал местного архитектора. Виктор Буржуа на тот момент был главным представителем бельгийского модернизма. Он единственный бельгийский архитектор, участвовавший в знаменитом проекте Миса ван дер Роэ 1927 года — поселке Вайсенхоф под Штутгартом. Францию в нем представлял Ле Корбюзье. К 1927 году Буржуа уже спроектировал немало частных домов и два прогрессивных рабочих поселка в Брюсселе. Выбор его на роль архитектора для открытого всему новому Жесперса был жестом совершенно логичным.

Скульптор Оскар Жесперс (Oscar Jespers) у себя в мастерской

Фото: D.R.

Вопросов о стиле не было — модернизм. Бетон, белая штукатурка, ленточные окна и сочетание прямых углов и округлых форм, все по канону Ле Корбюзье. Трудности возникли с планировкой. Жесперс купил участок на уже почти застроенной улице в районе Волуве-Сан-Ламберт. По брюссельским меркам он был небольшой, около 100 кв. м. Предстояло построить дом для семьи с детьми плюс ателье и выставочные пространства. Места для сада не оставалось. Застроить участок целиком, чтобы увеличить жилую площадь, тоже не было выходом — в таком случае у дома получалось только два открытых фасада (два других примыкали бы к соседним домам) и света было бы недостаточно. Буржуа находит решение. С одной стороны дом примыкает к соседнему, с другой — наполовину отступает, оставляя место для входной аллеи. Архитектор скругляет выходящий на улицу угол, и из эстетических соображений, и из практических — чтобы улучшить освещенность, а также использует панорамное остекление. Задний фасад тоже немного отступает от стены соседнего участка, давая свету доступ на первый этаж и образуя маленький внутренний дворик, достаточный для размещения нескольких скульптур, но никак не для детских игр. К счастью, принципы модернизма предполагают плоскую крышу — она-то и заменила семье сад. Внутреннее пространство тоже решено довольно необычно. Два первых этажа отданы под ателье и выставочные залы. Это единое двусветное пространство с мезонином на уровне второго этажа. Лестница следует за формой закругленного фасада. Квартира семьи занимает последний, третий этаж.

Жесперсы въехали в новое жилище в 1928 году. Дом быстро стал одним из центров культурной жизни Брюсселя. Здесь постоянно проходили выставки как работ хозяина, так и его друзей-коллег, всегда было много гостей — художников, журналистов, коллекционеров. В 1929 году здесь несколько недель проводит Василий Кандинский, с которым Жесперс состоял в переписке. Скульптор на вершине своей карьеры. На смену небольшим интимным скульптурам приходят монументальные проекты, а радикальный кубизм сменяют более классические формы. Жесперс начинает получать государственные заказы. Для бельгийского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году он делает барельеф (6x6 м) "Бельгия за работой". По личному заказу короля рисует эскизы фарфорового сервиза для дворца. Создает скульптуры для реконструированного аббатства Орваль, серию "Времена года" для брюссельского парка Пятидесятилетия, барельефы для различных административных зданий. В 1960 году Жесперс представлял Бельгию на Венецианской биеннале, примерно в то же время он удостоен звания гранд-офицера ордена короля Леопольда и персональной выставки во Дворце изящных искусств. Оскар Жесперс умер 1 декабря 1970 года в своем ателье, добившись всего, чего может желать скульптор.

Библиотека: стул и цветочные вазы Герарда Кейперса, библиотека Бруно Матссона

Фото: Filip Dujardin

Но все же одно его желание не исполнилось — скульптор строил свой дом как место для встреч и выставок, но после его смерти семья прекратила всякую творческую деятельность. Для начала наследники изменили планировку дома, добавив уровней и перегородок. Их можно понять — первоначальный проект прекрасно справлялся с ролью ателье, но для жизни был не так удобен. Потом они сдали дом в аренду. Арендаторы сменяли друг друга в течение сорока лет, пока среди них не оказался Жан-Франсуа Деклерк, предприниматель, коллекционер и дизайн-дилер. "Конечно, я знал имя Оскара Жесперса,— вспоминает Жан-Франсуа.— Мне нравилось его творчество. Но его дом встретился мне совершенно случайно. Я просто искал жилье".

Благодаря этой случайности в судьбе бывшего ателье скульптора произошел крутой поворот. После двух лет жизни в этом необычном доме Деклерк решает открыть здесь галерею. Но не работ Жесперса (их на рынке осталось не так много, и чтобы собрать коллекцию, ушли бы годы), а того, что ему близко,— дизайна. Начиная с 18 лет Жан-Франсуа страстно коллекционировал предметы дизайна ХХ века. "Я практически ночевал на блошином рынке Сент-Уан. Если мне не хватало денег, я мог продать часы или машину. Я был настоящим наркоманом!" — рассказывает он. В его коллекции были все звездные имена — Шарлотта Перриан, Жан Пруве, Ле Корбюзье, Марсель Брейер и так далее. Несколько лет назад на складе, где он хранил коллекцию, чуть не случился пожар. "Я представил, что мог все потерять в одну секунду, и понял, что это безумие,— объясняет Деклерк.— И решил все продать". Распродажа коллекции (90 вещей) на аукционе Piasa в 2014 году имела большой успех. Себе Деклерк оставил только то, что помещается у него дома и чем он пользуется. С тех пор он чаще выступает в качестве дилера, вещи не только приходят, но и уходят. После продажи коллекции у начинающего галериста появились средства на новый проект. С помощью своего партнера, француженки Эльзы Сарфати, тоже специалиста по дизайну, он открыл галерею Atelier Jespers. Выставки проходят, как и при Жесперсе, на первых двух этажах, хозяин занимает квартиру на последнем.

Дом построен по проекту архитектора Виктора Буржуа

Фото: Filip Dujardin

Как ни странно, начал Жан-Франсуа не с любимой классики ХХ века, а с современности, показав работы своих соотечественников, дизайнеров Бена Стормса и Герарда Кейперса. Выбор был неслучайным: оба работают на стыке дизайна и пластического искусства, оба используют камень и металл, работы обоих можно назвать функциональными скульптурами. За полтора года существования галереи прошло семь выставок. Одна из них, "Оскар Жесперс в своем доме", почтила первого хозяина. Но что бы Деклерк не показывал, от мебели Пьера Жаннере для проекта Ле Корбюзье в Чандигархе до деревянного минимализма бельгийского дизайнера-ремесленника Казимира, ему удается выстроить диалог между домом и вещами. Выставки меняются примерно каждые два месяца, в первые три дня после вернисажа дом открыт постоянно, потом нужно будет связываться с хозяином и договариваться о посещении. Ведь Жан-Франсуа по-прежнему здесь живет! Чаще всего представленные в галерее работы можно купить.

К ярмарке Art Brussels в ателье приурочен показ работ французского художника "новых медиа" Пьер-Лорана Кассьера (18 апреля — 23 мая). Во время фестиваля Design September Деклерк привезет в Брюссель английского дизайнера Майкла Анастасиадиса и его знаменитые светильники (7 сентября — 2 октября). На конец года запланирована брутальная керамика Фредерика Готье (23 ноября — 4 декабря).

www.atelierjespers.com

Скульптура Оскара Жесперса "Прекрасная жемчужина"

Фото: D.E EG-Fine Art


Пример для подражания

Вернувшись с миланской Salone del Mobile — крупнейшей выставки, с которой начинается весна для всех любителей дизайна, невольно задумываешься: как итальянцам с их гедонизмом и, казалось бы, неспешным ритмом жизни удается аккумулировать такое количество прогрессивных идей каждый год? Просекко, цветущие глицинии и ризотто под каким-нибудь новым соусом от модного шефа — практически обязательный антураж на любой миланской презентации мебели. И это нисколько не мешает бизнесу. Итальянский мебельный рынок — один из самых успешных. Рядом с экспозицией в честь 90-летия бренда Cassina, открывшейся в новом здании по проекту известного архитектурного бюро Herzog & De Meuron, работает читальный зал. Тут, не обращая внимания на озабоченную новыми тенденциями толпу посетителей культурного центра Fondazione Feltrinelli, студенты продолжают писать конспекты в окружении первоклассного дизайна от Константина Грчика, воспринимая его как естественную среду обитания. Именно таким он для них и является.

Посетители кафе в районе Брера, кажется, ничуть не удивлены тому, что фасады домов оклеены обоями от Hermes в рамках специального проекта к выставке. Они этого и не замечают вовсе, перехватывая на бегу чашечку эспрессо. Прибывшие в Милан за новыми импульсами журналисты и дизайнеры выстраиваются в очередь, чтобы попасть в галерею Dimore Studio, которая находится на соседнем перекрестке. А местные молодые родители прямо с колясками отправляются в Музей дизайна Триеннале на детскую выставку — как на удачно расположенную рядом с парком игровую площадку под крышей. Дизайн вошел в их жизнь как-то сам собой. Что делать всем остальным? Стоит отправиться в Милан хотя бы раз в год за тем, чтобы подзарядить свои батарейки.

Елена Кананыкина


Материалы по теме:

"Стиль Часы". Приложение от 26.04.2017, стр. 30
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение