Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

"У нас очереди каждые выходные"

Галерист Егор Альтман об искусстве, увлечении и бизнесе

"Стиль Мужчины". Приложение от , стр. 46

В прошлом году в центре Москвы открылась Altmans Gallery, галерея, которая занимается продажей литографий современных художников, в первую очередь западных. Александр Шаталов поговорил с ее основателем бизнесменом Егором Альтманом о том, что такое тиражная графика и насколько выгодной может быть такая покупка.


— Галерея для вас увлечение или бизнес?

— Я всегда стараюсь из любых процессов, которыми занимаюсь, извлекать прибыль. Если это не что-то связанное с домом или с хобби. Очень важно, что я сам не коллекционирую литографии. У меня дома нет ни одной литографии из того, чем я занимаюсь. Ноль. Притом что у меня достаточно большая коллекция, может быть, работ 70.

— А какого плана ваша личная коллекция?

— В основном это работы шестидесятников. Во-первых, у меня, естественно, большое собрание Игоря Вулоха, он был моим отчимом, у меня около сорока его работ. Также у меня много работ таких художников, как Яковлев, Гробман, Франциско Инфанте, Марлен Шпиндлер, Краснопевцев.

— Поскольку вы специалист по шестидесятникам, логично было бы ожидать, что вы откроете галерею, которая специализировалась бы на художниках этого поколения.

— Нет, совсем не логично. Потому что было бы заранее понятно, что проект провалится.

— Почему?

— Потому что в тот момент, когда, проделав уже некоторое количество практической работы и сделав несколько выставок Вулоха в Москве, а он сложный художник, я понял, что из таких проектов невозможно извлекать коммерческую прибыль. Если бы завтра или послезавтра у меня возник вопрос, что мне приобретать в качестве сохранения денег (инвестиции) или для собственного престижа, я уж точно покупал бы не шестидесятников. Потому что есть прекрасные современные западные художники, цены на работы которых, безусловно, менее подвержены падению. Что мы видим с тем же Айвазовским сегодня? Цены на него были очень завышены, рынок был перегрет. И что мы наблюдаем? Мы видим, что рынок упал процентов на 70%. В принципе это катастрофа. Восстановятся ли цены на Айвазовского? Думаю, что нет.

— Это спорный вопрос, потому что национальные рынки часто самодостаточны: китайцы покупают китайцев, русские — русских. Картины Айвазовского успешно продавались на аукционах европейского искусства XIX века и на протяжении всего двадцатого столетия. Он был одним из самых успешных русских художников, которые всегда продавались именно на Западе.

— И все же потенциальные покупатели, рассматривая современное искусство как инвестицию, безусловно, предпочитают инвестировать в западное искусство, потому что на него существует вторичный рынок, то есть, купив картину успешного западного художника, покупатель знает, что сможет ее продать или по той же цене, или по более высокой.

— В вашей галерее представлена тиражная графика. Тиражная графика — это инвестиции или декоративно-прикладное искусство?

— Ответ будет непростой, потому что и вопрос непростой. Если взять рынок искусства как инвестиции, то он очень волатилен, потому что на нем сказываются тренды и мода. Там нет какой-то устойчивой тенденции. Если взять индекс роста искусства и индекс роста биржи, понятно, что в акции вкладывать деньги выгоднее. Когда вы покупаете, предположим, акции Facebook, у вас никакого удовольствия от их обладания, у вас есть строка в экселевской таблице, говорящая, что в вашем портфеле есть и такие. Это как деньги в банке — они есть, но их физически вроде и нет. А что вы получаете в случае искусства? У вас есть, с одной стороны, проинвестированные деньги, а с другой — предметы искусства, которые поднимают вам настроение, которыми вы можете наслаждаться.

— А кто ваши покупатели?

— Это на 80% мужчины, 40+, с высшим образованием, высоким доходом. Очень похоже на аудиторию вообще всех люксовых мужских продуктов.

— Выбор мужчин и выбор женщин, которые покупают картины, одинаков или нет?

— Женщина ищет более романтический даже не сюжет, а название. То есть, допустим, работа Шагала "Рай" — она будет большим спросом пользоваться у женщин. Причем сюжет не важен. Мужчины предпочитают более содержательные сюжеты с точки зрения каких-то завоеваний, достижений.

— Сегодня можно говорить о коммерческом успехе вашей галереи?

— Первой нашей выставкой была выставка Шагала, потом у нас была абсолютно успешная коммерческая выставка художника-мультипликатора Юрия Норштейна. Ее посетили 10 тыс. человек, причем — внимание — вход был 250 рублей. То есть это не просто люди, которые пришли посмотреть, а те, которые заплатили за вход, при этом наша цена конкурирует с ценой билетов в крупные российские музеи. Здесь стояли очереди. И на Дали, который проходит сейчас, у нас очереди каждые выходные. В первый уикенд на Дали пришло 1,1 тыс. человек. Это поток, притом что галерея у нас совсем небольшая — 60 квадратных метров, как типовая "двушка" в сталинке.

Комментарии
Профиль пользователя