Эксперты

Дмитрий Александров, заместитель генерального директора по инвестициям ИК "Универ Капитал":

— Прогнозы сейчас делать и сложно. Есть факторы в пользу как роста, так и снижения цен, равно за увеличение и за ограничение спроса на нефть. С одной стороны, все ожидают соглашение о заморозке добычи. Ожидается замедление темпов роста добычи сланцевой нефти в США — во второй половине года влияние сланцевой нефти на рынке будет совсем небольшим. И наконец, наверняка будет поддержка со стороны растущего спроса. Из этого следует, что темпы роста цен окажутся примерно такими же, как и сейчас, и средняя цена нефти на второе полугодие будет в районе $60 ($57-62) за баррель — чуть выше текущего уровня. Если бы курс остался хотя бы в районе выше 60-62 руб./$, это принесло бы в бюджет дополнительно еще около 300 млрд руб. по году.

Для россиян эти улучшения не пройдут стороной. Колебания инфляции, которые закладывает в цену любой импортер и даже внутренний производитель, будут сокращаться — мы сможем наблюдать снижение цен или по крайней мере их стабилизацию, а также небольшое удешевление кредитов. В целом, если избежать негативных геополитических событий, к концу года можно достичь рост ВВП на 1,5%, роста реальных доходов россиян на 2-3%, что гораздо важнее.

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития:

Фото: Светлана Привалова, Коммерсантъ

— Принципиальным поворотным пунктом станет встреча в конце мая стран--членов ОПЕК, где будет решаться вопрос о продлении стратегии снижения добычи на второе полугодие. Если решение о продлении будет принято, то цена нефти точно будет находиться не ниже, чем сейчас, или даже на уровне $60 за баррель марки Brent. Если решение о продлении не будет принято и все начнут увеличивать добычу, то цена может снизиться далеко за пределы $50 за баррель. Причем и в том, и в другом случае это произойдет достаточно быстро — и взлет, и падение цен на нефть. Геополитика на динамику цен влияет слабо, скорее это повод для спекуляции трейдеров. Рост ставки ФРС также пока несильно отражается на нефтяном рынке. А вот рост добычи нефти в США приносит для рынка больше негатива и, если запасы нефти не будут продолжать падать, как это было несколько недель подряд, то это будет поводом задуматься для стран ОПЕК, к какой стратегии идти.

Для экономики России любой сценарий некритичен. В бюджете заложена цена $40 за баррель, и эта планка даже при самом плохом сценарии пробита не будет. А это значит, что в Стабилизационный фонд будут поступать дополнительные доходы, а при наиболее вероятной цене $55-60 за тонну — весьма значительные. Если посмотреть итоги первого квартала, то он пройден весьма успешно, даже с профицитом бюджета, и это значит, что все расходы, в том числе в социальной сфере, будут выполнены. Что касается курса доллара, то он в последнее время не коррелирует с рынком нефти. Мы видим, что цены на нефть могут и падать, и расти, а рубль все равно укрепляется.

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений:

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

— Есть два базовых сценария развития цен на нефть и их влияния на российскую экономику в 2017 году. Первый — цены либо растут, либо не меняются. В этом случае мы продолжаем погружаться в экономический кризис. Делаем мы это медленно, спокойно и уверенно, со стабильной долей импорта в экономику и со снижающимися реальными доходами населениями. Мы продолжаем тонуть, и никаких шансов на выход из кризиса нет. Для кардинального изменения ситуации уровень $50-60 за баррель нас не спасает, нам нужно $100 и выше. Но и тогда рая не будет, мы лишь почувствуем небольшое улучшение экономической ситуации с сохранением деструктивных процессов. Будет рост оплаты услуг естественных монополий и тарифов ЖКХ. Производители, ориентированные на внутренний рынок, будут продолжать испытывать давление, а у потребителей будут расти долги. И даже рынок недвижимости не оживет. Но ухудшение будет идти медленно.

Второй вариант — цены упадут к отметке $40 и даже ниже, а это тоже возможно. Тогда мы получим кратковременный шок с некоей адаптацией к нему, а потом все равно будет сокращение российской экономики. Мир тревожит наращивание долговой нагрузки Китая, ведь КНР — один из главных драйверов мировой экономики. А китайский промышленный кризис еще не сыграл свою роль, нам еще предстоит это пережить, что может стать большим негативным китайским сюрпризом. Тогда хорошо будет только импортерам. Уровень жизни населения — фундамент нашего экономического кризиса — будет снижаться. Если бы нам удалось развернуть этот процесс и поднять уровень жизни, то ситуация улучшилась бы. Для этого нужно увеличить потребление населением российских товаров, что можно сделать только через протекционистскую экономическую политику. Может ли помочь нам в этом ЕврАзЭС? Нет, потому что ЕврАзЭС находится в глубоком кризисе. Поэтому объективно реализовать протекционистскую политику можно только в границах РФ. Но без глубоких политических изменений и изменений экономической стратегии это нам вряд ли удастся, мы сначала должны опуститься еще ниже.

Иван Капитонов, старший научный сотрудник сектора энергетической политики Института экономики РАН, научный руководитель программы магистратуры Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС:

Фото: Пресс-служба ИГСУ

— На рынке нефти все, безусловно, зависит от реакции США на изменение цены. Сейчас мы наблюдаем наращивание мощностей по сланцевой нефтегазовой добыче, и это очень сильно влияет на рынок. Также существуют информационные вбросы, которые активно влияют на текущую ценовую конъюнктуру. Последние обычно обеспечивают волатильность, которая необходима для финансовых манипуляций и заработка на рынке. Поэтому рынок у нас высоковолатилен, это выгодно участникам на рынке: можно получать сверхприбыли.

В связи с увеличением нефтедобычи в США та ценовая конъюнктура, которую мы сейчас видим, без дополнительного воздействия со стороны стран ОПЕК будет скорректирована. То есть во втором полугодии мы увидим снижение, если только страны ОПЕК опять не сократят добычу. Страны ОПЕК могут на это пойти в связи с тем, что запасы легкоизвлекаемой сланцевой нефти США заканчиваются. То есть в дальнейшем такое вот буйство нефтедобычи в США может значительно сократиться, и страны ОПЕК именно с прицелом на дальнейшее гипотетически могут на очередном саммите предпринять дополнительное снижение добычи и этим произвести коррекцию на рынке нефти. Если этого не произойдет, мы увидим снижение цены на нефть к концу года к уровню $50, может быть, даже ниже — $48-50 за баррель. Что касается влияния геополитической обстановки, то, безусловно, мы видим проявления, когда возникла ситуация с неожиданной бомбежкой Сирии со стороны США, цена на нефть резко выросла. Любая дестабилизация на Ближнем Востоке влияет на удорожание нефти. Но тут мы с вами не пророки, и что-либо предвидеть сложно.

Что касается российской экономики, то тут зависимость прямая: чем выше цена на нефть, тем лучше живется в России. Соответственно, ниже цена нефти — ниже доходности бюджета, и так или иначе это повлияет и на темп роста зарплат, в частности в частном секторе, которые, соответственно, могут во втором полугодии сократиться. И это отразится на темпах роста зарплаты в экономике в целом за год.

Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России:

Фото: Юрий Стрелец, Коммерсантъ

— Мировые цены на нефть сейчас, к сожалению, зависят от многих факторов, причем подчас совершенно далеких от экономических. Но все же провала, о котором говорит даже наш Центробанк, не будет. Думаю, цены на нефть в этом году будут в пределах $55-60 за баррель. И никакой катастрофы в этом нет. Я прекрасно помню те времена, когда бочка стоила $8,— и ничего, выжили. Конечно, надо отслеживать цены, надо быть готовым к любым вариантам. Нефтяные компании в нашей стране довольно неплохо будут себя чувствовать и при $40, хотя таких цен видеть не хотелось бы. Для нашего бюджета $55-60 более желательно, думаю, что ближе к этому цифра и будет.

Паниковать не стоит: на жизни простых граждан, по крайней мере в этом году, цены на нефть никак не отразятся. Но не надо забывать, что 70% добычи нефти приходится на страны ОПЕК, поэтому от их поведения многое зависит. Если мы продолжим линию сдерживания добычи и другие сделают то же самое, хотя бы до конца года, то это было бы правильно для урегулирования цен. А вообще, нам давно пора заниматься развитием экономики, чтобы перестать гадать, какими будут цены и нефть и как на нас они могут отразиться.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...