Коротко

Новости

Подробно

"Это закон о противодействии оппозиционной деятельности"

Госдума приступила к искоренению экстремизма

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

документ


       Вчера Государственная дума приняла в первом чтении внесенный президентом законопроект "О противодействии экстремистской деятельности" и соответствующие поправки в ряд других законодательных актов. Сначала народные избранники объяснили, почему законопроект в его нынешнем виде принимать нельзя, а потом большинством голосов приняли документ. Репортаж ЮРИЯ Ъ-ЧЕРНЕГИ.
       Еще во время обсуждения повестки дня некоторые депутаты возмущались тем, что текст законопроекта роздан им всего за день до рассмотрения — они не успели с ним ознакомиться.
       Когда приступили к обсуждению, на трибуну поднялся представитель президента в нижней палате Александр Котенков:
       — Хотел бы сразу отметить, что проект был внесен 29 апреля, и все разговоры о том, что он был роздан только вчера, несостоятельны. Кто хотел его изучить, имел для этого достаточно времени.
       После чего он подробно пересказал основные положения законопроекта, суть которого сводится к тому, что по представлению любого госоргана суд может запретить партию, общественную или религиозную организацию, уличенную в политическом, религиозном или национальном экстремизме, под которым в числе прочего понимается "воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти". Впрочем, представитель президента оговорился, что это только первоначальный вариант и к второму чтению депутаты смогут его откорректировать.
       Затем выступил председатель комитета по законодательству, экс-министр юстиции Павел Крашенинников (СПС), который объяснил, что во многих европейских странах подобные законы были приняты сразу после второй мировой войны:
       — За покупку книги "Майн кампф" в Европе можно получить срок. Нам же до недавнего времени казалось, что экстремизм нас не касается.
       Сменивший его глава комитета по делам общественных организаций и религиозных объединений Виктор Зоркальцев (КПРФ), напротив, заявил, что закон является удобным средством для борьбы с гражданским обществом:
       — Меры по борьбе с экстремизмом в полной мере уже имеются в законодательстве, но ими или не могут, или не хотят воспользоваться... Основное острие данного законопроекта направлено против общественных организаций. Законопроект очень декларативен, в нем нет механизма реализации. Не выдерживает никакой критики само понятие "экстремистская деятельность". Под это определение можно подогнать все, что угодно,— например, организованное выступление врачей, учителей или шахтеров с требованием выплаты зарплаты.
       Затем депутаты принялись выяснять ту самую конкретику, которой, по мнению депутата Зоркальцева, в законопроекте не хватает. Александр Котенков едва успевал отвечать на нападки.
       — Является ли экстремизмом недавнее избиение ОМОНом участников митинга на Пушкинской площади? — поинтересовалась Алевтина Опарина (КПРФ).
       — Это отношения к экстремизму не имеет.
       — Какую ответственность будут нести депутаты Госдумы за экстремистские высказывания? — вопрошала Александра Буратаева ("Единство").
       — За высказывания пока депутатов персонально привлекать нельзя. Но если организация, которую они представляют, не заявит в установленный срок об отмежевании от этих высказываний, она должна быть ликвидирована судом.
       — Мы обсуждаем виртуальный закон, который будет,— возмущался Сергей Иваненко ("Яблоко").— Это уточним, то — дополним. Что конкретно будет изъято из определения экстремизма?
       Тут терпение представителя президента иссякло:
       — Или вы действительно ничего не слышите, или уходите из зала! В двадцатый раз повторяю: приостанавливать действие организации будет только суд.
       После того как разобрались с вопросами, желающим дали возможность высказаться.
       — Не верю, что это испуг перед скинами,— заявил Валентин Романов (КПРФ).— Десять лет эту тему никто не муссировал. За их активностью стоит злонамеренная воля. Закон — вопиющая попытка загнать в жесткие рукавицы жизнь общества. В таком виде этот законопроект неприемлем.
       — Вспомните 58-ю статью советского Уголовного кодекса,— предложил Олег Финько (ЛДПР).— Не стал бы закон ее продолжением. Шахтеры перекроют дорогу — разгонят КПРФ, интеллигенты соберутся на Пушкинской площади — запретят "Яблоко". Закон станет рычагом влияния на каждую организацию. Наша фракция его поддержит только с учетом доработки.
       — Как независимый депутат, выскажу действительную волю народа России,— объявил Александр Федулов.— Сегодня малейшая оплошность сразу ставится в вину властям. Спроси в больнице — кто вас не кормит? Скажут — правительство, а не руководство этой больницы. Закон невыгоден тем, кто сеет политическую и социальную рознь. Вы только послушайте Зюганова! Если закон будет принят, сегодняшний день надо объявить национальным праздником.
       После этого выступления решили прекратить. Еще один независимый депутат Сергей Юшенков попытался высказаться, но успел сказать только одну фразу:
       — Это не закон по противодействию экстремистской деятельности, это закон по противодействию оппозиционной деятельности.
       Ему отключили микрофон и приступили к голосованию. При необходимых 226 голосах законопроект поддержал 271 депутат.

Комментарии
Профиль пользователя