Коротко


Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

«Фигурное катание — это не махание руками, а взаимоотношение конька со льдом»

Тренер Алексей Мишин — о слагаемых победы у мужчин-одиночников

Приехавший на чемпионат мира в Финляндию без своих российских учеников в качестве наставника бронзовой медалистки сочинской Олимпиады итальянки Каролины Костнер знаменитый тренер АЛЕКСЕЙ МИШИН в беседе с ВАЛЕРИЕЙ МИРОНОВОЙ рассказал о современном идеале мужчины-одиночника и сделал свой прогноз относительно итогов субботнего мужского турнира в Хельсинки.


— Двукратный чемпион мира Хавьер Фернандес хорош был в короткой программе, как нигде и никогда. В этой связи вспомнились ваши слова о том, что «один “лишний” прыжок красоту победит». Испанец доказал, что при прочих равных красоту победить невозможно…

— Красота в фигурном катании, безусловно, важна. Но, говоря о том, что прыжок красоту победит, я имел в виду итог соревнований в целом. В короткой программе каждый фигурист имеет право сделать максимум два четверных прыжка. А в произвольной их количество не ограничено и сложность контента приобретает особую значимость.

По итогам короткой программы, например, канадец Патрик Чан, который считается эталоном фигурного катания, стал только третьим. А ведь он считается идеальным исполнителем шагов, да и вообще хорошо обращается с коньками. Вот посмотрим произвольные программы, и я буду рад, если победит идеальный фигурист, которому удастся соблюсти равновесие, как раньше говорили, между грацией и силой, а в нашем случае — между техникой и представлением программы.

Но мы рассматриваем сейчас уровень спортсменов выдающихся. А если спустимся на разряд ниже, то увидим, простите, «голимую правду»: если у тебя есть один тройной аксель или четверной прыжок, а у соперника нет, то он тебе проиграет заведомо. Исключения есть и наверху. Например, американец Джейсон Браун. Интересный фигурист, уже сколотивший себе моральное, скажем так, состояние, находится в элите, не имея в своем техническом арсенале сложных прыжков. Но в массе лишний четверной красоту побеждает. И дело не только в правилах, которые со времени Игр 2010 года в Ванкувере не изменились. Там, напомню, вовсе не надо было исполнять четверные прыжки для того, чтобы победить. Но сейчас они опять нужны как воздух.

— Допустим, обладатель необыкновенной стати Фернандес исполнит в своей произвольной столько же качественных четверных прыжков, сколько китаец Цзинь Боян или обладатель полуметровых ножек японец Сёма Уно. Кто победит?

— Если одинаковое, то Фернандес. Никто не говорит, что стать не важна. Более того, небольшое отставание в технике и преимущество в красоте приведет к победе именно красоты.

— Как в короткой программе, где победил Фернандес, вторым стал Сёма Уно, а третьим — Патрик Чан?

— Но, если вывести за скобки исключения, дух современного фигурного катания все равно заключен в формулу «побеждает лишний четверной».

— Ошибка на выезде со второго четверного прыжка и впрямь отбросила олимпийского чемпиона японца Юдзуру Ханью аж на пятое место, несмотря на всю его потрясающую элегантность.

— Кстати, я бы не сказал, что Ханью артистичен. Наше традиционное представление о красоте подразумевает отточенные позы, движения по канонам Агриппины Вагановой, музыкальность, четкое попадание движений в музыкальный ритм. Ханью другой. Он не старается попадать движениями в ритм. И, демонстрируя поражающие сознание гибкость и пластику, не владеет ничем из того, к чему нас приучили каноны и традиции русского и мирового балета. Ханью напоминает пантеру, которая никогда не посещала класс и понятия не имеет о том, что такое батман тандю и пор де бра. Зато Фернандес вписывается в классическое понимание балетного искусства очень четко.

— Вы долго консультировали испанца и, вероятно, хорошо его изучили. Европу он выиграл в отсутствие конкуренции с огромным количеством ошибок. Здесь, когда конкуренция зашкаливает, Фернандес преобразился. На ваш взгляд, это свойство психики — собираться в экстремальной ситуации и выдавать максимум?

— Дождемся произвольной. Я в Хавьера верю. Он и прыгает-то не по-американски, хотя много лет тренируется у канадца Брайана Орсера. Но его технический потенциал ограничен двумя разновидностями четверных прыжков. Тогда как, например, у Сёмы Уно, Цзинь Бояна и Нейтана Чена — по четыре. И если божественно танцующий испанские танцы Фернандес встанет рядом с тоже по-своему замечательным Сёмой Уно, который сделает на два четверных прыжка больше, прибавив к сальхову и тулупу испанца еще риттбергер с флипом, то Хавьеру несдобровать.

— За кем, по-вашему, будет преимущество в итоге?

— Я бы хотел, чтобы выиграл Фернандес. Потому что его произвольная программа отточена и, я бы сказал, четко структурирована. Поделена на рубрики, как книга. Юдзуру Ханью тоже хорош, но эта пантера чересчур эмоциональна. Я не помню ни одного соревнования, которое бы японец прошел безукоризненно. Цзинь Боян — надежная китайская машина. Сделает и четверной лутц, и сальхов с тулупом. Изящный и своеобразный, он, однако, не обладает реноме высокого артиста, которое давно заработал Патрик Чан. Ведь что такое фигурное катание? Это не обращенное к зрителю махание руками, а взаимоотношение конька со льдом. И в этом аспекте равных Чану нет. Нейтан Чен? Его время подходит, но он еще не является образцом спортсмена, которому можно ставить максимальные компоненты. Люди привыкнут к тому, что и он хорош тоже. Это как к еде люди привыкают: итальянцы считают самым вкусным блюдом спагетти, русские — картошку, французы — салат, хотя все эти разновидности хороши.

Вот и мы в своем сообществе сейчас пытаемся выработать каноны, чтобы по ним определять, какое же из «блюд» самое «вкусное». На Играх в Ванкувере самыми «вкусными» были связки, передвижения, а сейчас тот же Патрик Чан, можно сказать, через кровь учит вторую разновидность четверного прыжка — сальхов — и уже прыгает его достаточно стабильно. Мне нравится он не только как фигурист, но и как человек. Любопытное, кстати, наблюдение: далеко не все звезды-фигуристки вызывают чисто человеческую симпатию. В мужском одиночном катании ситуация иная: сердца всех топовых фигуристов открыты окружающему миру. Ханью, когда меня видит, никогда не пройдет мимо. Обязательно подойдет и поздоровается.

— Какие перспективы у двух наших парней?

— Михаил Коляда наряду с четверным тулупом теоретически делает и сальхов, и лутц. Но справится ли он с тремя четверными — большой вопрос и многоточие. Было бы, конечно, хорошо. На отточенной короткой программе, которую он довольно долго уже катает с одним четверным, можно, конечно, получить оценки, близкие к максимальным. Но без двух прыжков в короткой и трех — в произвольной далеко нынче не уедешь. Максим Ковтун владеет двумя четверными, но ему опять навредила репутация «закидонщика». В короткой он практически сделал второй четверной, но почему-то упал. Каролина Костнер, с которой я сейчас работаю, несмотря на 30-летний возраст, двигательно и координационно по-прежнему совершенна. Ковтун — молодой, физически крепкий, похудел и способен, считаю, на многое. Как минимум на то, чтобы разучить еще один четырехоборотный прыжок.

— Что происходит с вашей ученицей чемпионкой мира 2015 года Елизаветой Туктамышевой?

— Если бы я знал, то стал бы великим тренером.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение