Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Владимир Путин побыл телеведомым

На Арктическом форуме американец Джефф Катмор увлек за собой президента России

30 марта президент России Владимир Путин во время Арктического форума в Архангельске был атакован модератором дискуссии американским телеведущим Джеффом Катмором и ответил буквально на все актуальные и коренные вопросы российско-американских и мировых отношений, о чем ни слова не говорил до сих пор. Про то, как американец разговорил Владимира Путина и насколько это оказалось важно,— специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ из Архангельска.


Первым, кого я встретил в фойе Архангельского драмтеатра имени М. В. Ломоносова, был помощник президента России Игорь Левитин.

— Что тут интересного? — переспросил он.— Для меня? Вы хотите спросить — для меня как для транспортника?

Он мне подсказывал. Я с облегчением подтвердил.

— Для меня как для транспортника,— легко согласился ответить Игорь Левитин,— интересно, как изменилась логистика. Наши предприятия теперь переваливают грузы необязательно у себя, а сразу могут вывозить их в иностранные порты. Это вызов и конкуренция нашим портам. И это все требует каких-то новых усилий. Так, рассчитывали на развитие Азово-Черноморских портов, а теперь грузы уходят мимо них! Зато неожиданно мощно стали развиваться северные порты, такие как порт Сабетта… Очень, в общем, интересная история…

Как раз в это время Владимир Путин в режиме прямого телесеанса разговаривал со стоявшими на капитанском мостике нового российского танкера «Кристоф де Маржери» (судно названо в честь нелепо погибшего в России на самом взлете главы крупнейшей французской нефтяной компании Total) министром транспорта России Максимом Соколовым, главой НОВАТЭКа Леонидом Михельсоном об этой новой логистике и о том, что Россия, видимо, будет первой в мире по добыче и поставкам сжиженного газа (ах, это бремя быть вечно первыми…), и происходило это именно в порту Сабетта…

А в театральном фойе в это время я увидел легендарного полярника Артура Чилингарова. Он не только этот форум в свое время придумывал, а и очистку Арктики в свое время хотел затеять (правда, в четверг его на острове Александры отчего-то не было: не пригласили, видимо, а зря — его не хватало, ведь если говоришь «Арктика», подразумеваешь «Артур Чилингаров»).

Хотя бы здесь, на театре, Артур Чилингаров был активен и просто нарасхват. Он вселял уверенность в завтрашнем дне одним своим сегодняшним видом.

Вот идет посол США в России Джон Теффт — и прямо к господину Чилингарову:

— Oh, my friend!..

— Мой френд! — отвечает ему Артур Чилингаров.

И обнимаются они, что уж тут говорить. А потом Артур Чилингаров отходит и вздыхает:

— Эх, теперь придется объясняться… А что поделаешь: повышенный интерес… Да не ко мне, а к форуму…

И он рассказывает, что на этот раз на форум приехали профильные министры из Дании, Норвегии, Исландии, а также лидеры Финляндии и Исландии («Хотя министры в этой ситуации даже важнее!..»).

— И китайцы активны очень!..

— Это тревожно…— поддерживаю я.

— Да уж,— кивает Артур Чилингаров,— китайцы с финнами ледокол сейчас строят…

И он рассказывает, какой серьезный у них сейчас интерес к добыче, в том числе и в Арктике…

Тут китайцы начинают активно интересоваться им самим, и я отступаю к главе Туруханского района Красноярского края Олегу Шереметьеву, который на всякий случай напоминает мне, что район его (где вырос и сформировался как личность, отбывая заслуженное наказание, Иосиф Виссарионович Сталин) с севера на юг растянулся на 1200 км, а черта Северного полярного круга проходит рядом с той самой Курейкой, которую и назначили товарищу Сталину в свое время…

Но как будто Олегу Шереметьеву больше нечем гордиться!

— Да у него в районе золота как у дурака махорки! — подходит к нам Валерий Тарасов, заместитель гендиректора «Востокугля».

Это, видимо, не говоря уже про уголь.

— Вообще-то мне больше всего с «Ванкорнефтью» повезло,— застенчиво сообщает Олег Шереметьев.— Уровень культуры производства зашкаливает!..

И я понимаю, что в театре подобрался сегодня сильный состав.

Разве можно, например, переоценить участие в форуме представителя ЕС в России Вигаудаса Ушацкаса.

— Что я здесь делаю? — переспрашивает он.— Для всего мира важно изменение климата, особенно в Арктике. Мы должны держать это под контролем!

И он идет не спеша дальше, держа все это под контролем.

Президент Финляндии Саули Ниинистё на форуме говорит о том, что под контроль надо поставить прежде всего уровень сажи, выпадающей на Арктику. Это и правда проблема. В первую очередь, похоже, все-таки для Финляндии.

И пока разговор в этом, казалось бы, невинном, академическом для такого рода форумов ключе продолжается. Президент Исландии Гудни Йоханнессон рассказывает не о выбросах сажи в воздух, а о забросах пластмассы в море… Доходит очередь до рыбы, и он признается:

— Меняется поведение такой рыбы, как макрель! Она уже не знает границ! Плывет куда хочет! Давайте решим, что с этим делать! Как мы будем ею делиться?!

То есть президент Исландии ставит вопрос ребром. И это только на первый взгляд вопрос прежде всего трогательный. На самом деле он, без преувеличения, критически важный для Исландии.

И глобальная ситуация с передвижением рыбы складывается еще более тревожная:

— Рыбы в целом мигрируют на юг вместо движения на север! (В направлении Исландии.— А. К.). Мы остаемся без рыбы!

Модератор еще не начавшейся толком дискуссии, ведущий американской телекомпании CNBC Джефф Катмор, впрочем, постепенно аккуратно начинает переходить к тому, что его действительно интересует. И он говорит про нового главу американского федерального агентства по экологии, человека, разумеется, Дональда Трампа, человека, которому, судя по всему, ненавистны любые пункты Парижского соглашения по квотам выбросов в атмосферу. Ведущий обеспокоен, что политика господина Трампа, в данном случае кадровая, приведет в конце концов только к дополнительному таянию льдов.

И он сетует на отсутствие американцев в зале.

Я уже очень хочу поправить ведущего, но российский президент успевает сделать это раньше.

— Во-первых, американцы в зале есть,— перебивает его Владимир Путин.— Вот посол США сидит, я вижу!.. Вот Саули (президент Финляндии.— А. К.) говорит, что потепление все равно будет продолжаться, и так наверняка и есть.

И господин Путин, ссылаясь на свою вчерашнюю поездку в Арктику, рассказывает про австрийского исследователя Юлиуса Пайера, который в XIX веке работал в Арктике, потом уехал, потом туда приехал король Италии, много фотографировал там, а затем показал эти снимки господину Пайеру, который, в свою очередь, будучи, по словам российского президента, внимательным человеком, обнаружил, что в Арктике стало гораздо меньше ледников.

— То есть,— восклицает господин Путин,— потепление началось уже тогда, хотя таких выбросов не было! Предотвратить нельзя, конечно… К этому нужно приспособиться.

Таким образом, российский президент заступается за администрацию господина Трампа, давая ей шанс на альтернативную точку зрения.

— Что он там возглавляет-то, в Америке?..— Это уже не про Дональда Трампа, а про главу агентства по экологии.— Дай бог ему здоровья…

— Это Скотт Прюитт,— терпеливо объясняет ведущий.— Не вызывает ли у вас озабоченности, что у США есть свои обязательства в Парижском клубе?

Господин Путин, вроде бы пока тоже терпеливо, говорит о том, что не надо бы использовать все это для внутрипартийной борьбы (хотя, казалось бы, для чего еще использовать все это?).

Финский президент между тем неожиданно соглашается с российским и призывает не описывать эту ситуацию как «катастрофу и разрушение Парижского клуба».

Намечается формирование более или менее нерушимого блока в борьбе против демонстрирующего навыки агрессивного ведения информационной войны телеведущего.

— Вот сажа! — возвращает присутствующих президент Финляндии к коренным вещам.— Надо обновить заводы! В США, в России и даже, может быть, в Финляндии!

Господин Путин в очередной раз возвращается к своей поездке в Арктику.

Ох, о многом ему успел рассказать директор национального парка «Русская Арктика» Александр Кирилов за короткую, казалось бы, экскурсию по стендам выставки в домике экологов на острове Александры (см. материал на стр. 5).

Но на этот раз он, оказывается, вспомнит о ледяной пещере. В отколотом лично для него куске льда, которому сотни тысяч лет, Владимир Путин сумел разглядеть не только пузырьки воздуха многотысячелетней давности, но и кусочки сажи примерно такого же времени!

— Ярко выраженные отложения! — констатирует Владимир Путин.— А заводов сотни тысяч лет назад не было!

Он разводит руками, словно бы даже с сожалением!

— Несколько выбросов вулкана Этна перекрывают все усилия сегодняшнего человечества по антропогенным выбросам в атмосферу!..

Не все отдают себе отчет в том, что и сейчас это идет борьба не за поиски причин появления сажи (ну ладно, не только за поиски), а за права новой администрации американского президента.

Заговорив на тему российско-американских отношений, ведущий с облегчением забывает про сидящих тут же, на сцене, лидерах Исландии и Финляндии и весь уже в мыслях о выбросах дезинформации, которую Россия использовала для влияния на выборы в США. И про Россию, Украину и Крым сразу тоже.

— Я так и знал! — вздыхает господин Путин.— Но, Джефф, из уважения к компании… как она у вас называется? — Владимир Путин щурится на табличку перед ведущим.— Си-Эн-Би-Си… Я просто вынужден идти у вас на поводу… Вы сами в своем вопросе как бы разделяете Украину и Крым… И это правильно! — говорит господин Путин под грохот аплодисментов в зале.— Мы в этом уверены и знаем наверняка, опросы общественного мнения показывают, что в США очень много друзей России. И я хочу сказать прежде всего им: мы воспринимаем и относимся к США как к великой державе, с которой хотим наладить очень добрые и партнерские отношения!.. Все остальное ложь и выдумки…— Он медлит, но уже не в силах сдерживаться: — И провокации!.. Вот приехал на форум посол США в России… Он может общаться с членами правительства, с представителями крупных компаний России. Мы этому не препятствуем, а, наоборот, способствуем, помогаем. А контакты нашего посла в США ограничиваются: любая его встреча воспринимается в штыки, как шпионская акция... Ну разве это не бред?! А для чего нам посол? Для того чтобы общаться с людьми, с политической элитой, с бизнесменами, с членами Конгресса и Сената, с членами правительства, администрации. А так — зачем он туда приехал?.. Или вот сейчас поднимают вопрос о встречах наших бизнесменов, банкиров. А что, разве американские бизнесмены не приезжают, не общаются здесь с нашими представителями, в том числе и с правительством?.. Ну а как им работать-то иначе?.. Мы что хотим, свернуть вообще наши отношения? Они и так почти на нуле, $20 млн оборот всего, а был $27 млн — ничтожный на самом деле для таких стран... Мы чего хотим? Полностью разорвать дипломатические отношения? Довести ситуацию до 1960-х годов, до Карибского кризиса? А дальше что?

И неожиданно оказывается, что Владимир Путин находится в состоянии публичного интервью с американским телеведущим и отвечает, наконец, на актуальные вопросы, мучающие мировую общественность. Кто бы мог подумать, что это станет происходить именно здесь и сейчас!

— Теперь что касается Украины! — продолжает Владимир Путин.— Вот в тех же Штатах, ну и где-то в других местах, есть мнение, мы знаем об этом наверняка, что чем хуже отношения между Россией и Украиной, тем лучше для них. Потому что это ослабляет Россию… Пускай вообще Россия ковыряется в своих приграничных делах с соседями и не лезет в международные вопросы, такие как Сирия, Ближний Восток и другие. И это, мол, нам выгодно… Это ошибка! Это не выгодно никому, потому что если мы будем пытаться региональными конфликтами кого-то сдерживать, это может привести и к глобальным конфликтам. Наоборот, нужно стремиться к разрешению конфликтов любого рода. Очень рассчитываю на то, что и наши американские партнеры, коллеги встанут именно на этот путь сотрудничества…

Ведущий, кажется, даже не ожидает такого энтузиазма со стороны президента России и даже словно пытается остановить его:

— Господин президент, я хочу ясно понять: вы и российское правительство никогда не пытались повлиять на результаты выборов в США? И свидетельств этому не будет обнаружено?

Интересно, что Джефф Катмор не переходит некой границы, которую только он и господин Путин, собственно говоря, и могут почувствовать. Ясно, что после нарушения этой границы Владимир Путин начнет разговаривать по-другому, то есть на самом деле разговаривать перестанет. Нет, американский журналист не теряет рамок приличий и поэтому получает ответы, на которые ему, строго говоря, следует молиться: цитировать их теперь будет весь мир. А вместе с ними — и фамилию американского телеведущего Джеффа Катмора.

— Когда-то президент Рейган,— произносит теперь Владимир Путин,— дискутируя, по-моему, по поводу налогов, сказал: «Читайте по губам: н-о-у!»

Они еще поговорят про желание бизнесмена Олега Дерипаски выступить перед профильным комитетом Конгресса США (куда господину Дерипаске с некоторых пор запрещен въезд), чтобы он сам мог опровергнуть выдвинутые против него обвинения.

— Вам известно,— возвращается сначала к теме вмешательства в выборы Владимир Путин,— что мы давно предлагали подписать межправсоглашение о кибербезопасности… Америка отказалась. Почему? Может быть, просто выгодно обвинять нас, исходя из внутриполитического календаря?.. Почему?

А выезд в США господину Дерипаске никто не закрывал:

— Да ради бога, это его право, пускай выступает где угодно, мы ничего против не имеем. Ему закрыли въезд, мне известно… И ведь никто не объясняет: почему закрыли? Пусть скажут! Пусть он приедет в Штаты, пусть выступит в Конгрессе. Если действительно правоохранительные органы, спецслужбы предъявят какие-то к нему претензии реальные, основанные на чем-то, то тогда хотя бы нам будет понятно, с чем это связано. Все бывает, бизнес — сложная такая субстанция, там, наверное, и нарушения какие-то возможны, но мы их не знаем. Если они есть, пусть предъявят тогда!

Тут решаются напомнить о себе коллеги господина Путина по сцене. Сначала — финский:

— Я не полностью согласен с вами... Речь не идет о возрастании напряженности, напряженность, наоборот, спадает… Мы понимаем, что Вашингтон и Москва не всегда соглашаются друг с другом, но они хорошо знают то, о чем думает другая сторона. И это на самом деле положительный момент, даже если эти две страны и не соглашаются друг с другом…

— Это нам говорят горячие финские парни! — поддерживает Владимир Путин.— Надо прислушаться!

Лавры финна не дают покоя исландцу:

— Мы тоже крутые холодные ребята, не только финны. Мне кажется, трудно найти президентов стран, которые настолько отличаются друг от друга по протяженности границ и мощи государства. Исландия — маленькая страна на острове, у нас даже армии своей нет!

И исландский президент тут же вызывает деятельное сострадание у Владимира Путина:

— Помочь?

Тот не находит что ответить, и это его самого, похоже, злит. И президент Исландии говорит, что не намерен шутить на такую серьезную тему, как независимость его страны.

Между тем ведущий переходит к отношениям России и США в Арктике, и Владимир Путин, которому внезапно, кажется, надоедает этот разговор, а ему вроде бы не видно и конца, объясняет все-таки, что Россия ведет в Арктике локальную оборонительную работу, а США-то — глобальную, по созданию системы ПРО, с использованием ядерного потенциала…

Но чувствуется, что разговор уже не очень интересен ему. Он еще рассказывает, как в Брюсселе безо всякого восторга, да и вообще без понимания отнеслись к идее финского президента, которую обещал представить к реализации Владимир Путин, об установке транспондеров на все военные самолеты, летающие над Балтийским морем. Но ответы становятся короче и тускнее.

И американский телеведущий, между прочим, чувствует это и перестает давить на Владимира Путина.

И он без нажима переходит все-таки еще к одной истории, благодаря новости о которой про разговор в Архангельске в этот день узнает весь мир. Речь идет о возможной встрече Владимира Путина и Дональда Трампа. Вопрос в одном, вернее в двух: где и когда?

И господин Путин разъясняет, не раздраженно, но и не увлеченно, что сначала у господина Трампа должна появиться возможность спокойно работать («Мы ждем, пока ситуация выправится…»), а потом «мы решим, где встретимся».

И тут уж у его коллег по сцене сдают нервы, и они наперебой предлагают свои услуги.

Но выясняется, что и это еще не конец. Господин Путин высказывается по просьбе ведущего о российских митингах, посвященных борьбе с коррупцией:

— Борьба с коррупцией — да… Использование этого инструмента в узкокорыстных политических целях — нет. И все должны действовать в ходе политических процессов в рамках закона. Все, кто выходит за рамки этого закона, должны нести наказание…

И наконец, понимая, видимо, что действие затянулось уже почти непоправимо, ведущий все равно не может отказать себе в потребности выяснить, может ли Россия в качестве реакции на американские санкции перестать возить американских астронавтов на российских космических кораблях и поставлять в Америку и Европу российские ракетные двигатели. Владимир Путин ритуально, то есть совсем уж скупыми мазками, рисует картину, из которой следует, что «мы никогда не действуем по принципу “купил билет и не поехал”».

И все-таки Джефф Катмор успел остановиться, пока еще не было слишком поздно.

И господин Путин, может быть, даже не ожидал от себя, что в конце концов поблагодарит американца за то, что тот его «раскрутил на этот разговор».

И это было благосклонно принято.

Вот какой спектакль давали этим днем в Архангельском драмтеатре имени М. В. Ломоносова.

Андрей Колесников


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение