Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

"Если Арктика превратится в территорию конфликта, на ее экономических перспективах можно поставить крест"

Участник форума в Архангельске от США о спорах между приарктическими государствами

Вчера в Архангельске открылся Международный арктический форум. США на нем, помимо официальных лиц, представляет известный ученый, профессор Школы права и дипломатии им. Флетчера Университета Тафтса ПОЛ БЕРКМАН. В интервью корреспонденту "Ъ" ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО он рассказал, стоит ли опасаться милитаризации Заполярья и от чего зависит процветание этого региона.


— Арктика — это сегодня территория сотрудничества или соперничества?

— Сотрудничества, прежде всего. За последние годы приарктическим государствам удалось достигнуть значительного прогресса в сфере науки, обеспечения прав коренных народов, защиты окружающей среды.

Я был на первых трех организованных российскими властями Международных арктических форумах "Арктика — территория диалога" в 2010, 2011 и 2013 годах. Открывал их по традиции президент РФ Владимир Путин, и из его выступлений я сделал вывод, что Россия также заинтересована в том, чтобы Заполярье было территорией мира и стабильности, поскольку Москва видит большой экономический потенциал этого региона.

К 2013 году между приарктическими государствами сложился настолько тесный диалог, что они смогли приступить к обсуждению самых сложных вопросов, таких как милитаризация.

— И территориальные претензии?

— Этот вопрос не входит в число конфронтационных. Территориальные споры решаются в соответствии с международным правом — Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, 76 статья которой позволяет государствам добиваться увеличения своего континентального шельфа. Соответствующие заявки стран рассматриваются комиссией, действующей в рамках Конвенции, в установленном законом порядке. Это не "дикий Запад", никто не пытается нахрапом или силой добиться закрепления за собой тех или иных территорий.

— Но милитаризация региона вызывает серьезные споры?

— В случае с Россией, насколько мне известно, имелась соответствующая инфраструктура, которая после распада СССР пришла в упадок. Между тем российская береговая линия самая продолжительная среди всех приарктических государств. И для России безопасность этого региона — вопрос жизненной важности. С этой точки зрения можно понять, почему российские власти хотят быть представлены в Заполярье в том числе и в военном плане.

Мне кажется, что в целом в СМИ есть тенденция слишком алармистски писать о милитаризации Арктики, как будто речь идет о попытке тех или иных государств захватить территорию силой. Но что касается, в частности, России, я уверен, что ее власти не станут подрывать свои планы по экономическому освоению этого региона какими-либо агрессивными действиями. Арктика будет процветать в экономическом плане, только если там будет мир. Если она превратится в территорию конфликта, то на ее экономических перспективах можно поставить крест. И это понимает не только Россия — такой же позиции придерживаются все приарктические страны.

— А с учетом низкой цены на нефть экономические перспективы Арктики все еще представляются такими радужными?

— Даже когда цены на сырье были выше и все говорили о большом потенциале Арктики для нефтедобычи, я настаивал на том, что этот регион привлекателен прежде всего с точки зрения судоходства. И я все еще так считаю. Навигационный период Северного морского пути (СМП) увеличивается. А этот путь на треть короче торгового маршрута, проходящего через Малаккский и Сингапурский проливы, Индийский океан и Суэцкий канал. Сейчас СМП доступен для судоходства только в течение нескольких месяцев, но при развитии ледокольного флота России (включая атомные ледоколы) зимний период тоже может стать судоходным.

Что же касается сырья, то, по оценкам экспертов, в Арктике находится около 13% мировых неразведанных запасов нефти и 30% газа. Нефтегазовые компании не потеряли интерес к этому региону, несмотря на снижение цен на нефть, и с точки зрения их бизнес-модели это правильно, они-то планируют на десятилетия вперед.

— В мае на Аляске состоится министерская встреча Арктического совета, в котором сейчас председательствуют США. С вашей точки зрения это действительно "арктическое правительство" или просто один из клубов по интересам?

— Я бы ответил так: вряд ли какая-либо отдельно взятая структура может просто взять и решить все имеющиеся вопросы. Но Арктический совет предоставил восьми приарктическим государствам, организациям, представляющим коренные народы, и странам-наблюдателям площадку для их обсуждения и совместных действий.

Важно, что на встречи Арктического совета приезжают все более высокопоставленные представители делегаций: сначала это были дипломаты среднего уровня, потом начали встречаться министры, возможно, удастся собрать и глав государств. Насколько я понимаю, в 2013 году Владимир Путин пытался собрать всех своих коллег по Арктическому совету в Салехарде, но приехали только президенты Исландии и Финляндии. Если бы главы всех приарктических стран подписались под декларацией, в которой говорилось бы о том, что Арктика — территория мира и сотрудничества, это имело бы огромное значение.

В рамках совета принято уже два юридически обязывающих документа. Первое, подписанное в 2011 году, касается поиска и спасания в Арктике. Второе, подписанное в 2013 году, касается готовности к реагированию на загрязнение моря нефтью. Мы надеемся, что в ходе встречи на Аляске в мае этого года будет принято соглашение о сотрудничестве в научной сфере. Это один из приоритетов председательства США.

Кроме того, в рамках американского председательства был создан Арктический форум береговой охраны, в рамках которого развивается сотрудничество между силовыми ведомствами приарктических стран. Сам факт появления такой структуры свидетельствует о переходе государств региона на более зрелый уровень диалога.

— В рамках Арктического совета давно идет спор, стоит ли наделять какими-либо правами государства-наблюдатели из других регионов, будь то Китай или Швейцария. А вы как считаете?

— Это может быть и Аргентина, и Сингапур, ведь, согласно Конвенции ООН по морскому праву, есть "открытое море" — пространство, находящееся за внешними пределами территориального моря, на которое не распространяется суверенитет какого-либо государства, и находящееся в общем и равноправном пользовании всех народов. Но тут нужно учитывать множество факторов. С одной стороны, важно, чтобы страны-наблюдатели также бережно относились, скажем, к экологическому балансу Арктики и правам коренных народов, как и приарктические государства. Но если Арктический совет превратится в закрытый клуб и будет игнорировать потребности мирового сообщества, его легитимность будет поставлена под сомнение, а внерегиональные государства найдут другие площадки для общения.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение