Коротко

Новости

Подробно

Авральная "Баядерка"

В Мариинке поторопились с землетрясением

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

премьера балет


       Мариинский театр показал премьеру "Баядерки" на основе версии спектакля 1900 года. Гвоздем проекта должна была стать реконструкция четвертого акта, исчезнувшего еще в 1920-е. Впервые за 80 лет "Баядерка" в Мариинке закончилась, как положено, землетрясением. Но вместе с картонным дворцом преступного раджи рухнул имидж Мариинки, над которым трудились последние семь лет, считает ЮЛИЯ Ъ-ЯКОВЛЕВА.
       Постановщик, хореограф-реставратор Сергей Вихарев, на финальные поклоны так и не вышел. У критиков, ожидавших повторения сенсационного успеха реконструкции "Спящей красавицы"-1890, были лица повитух, обнаруживших, что родила царица в ночь ту самую зверушку. Балетные ветераны, готовившиеся пережить удар по святыне — былой советской "Баядерке", не скрывали глумливого ликования. Новая "Баядерка" выглядела как диссидентская рукопись, приспособленная автором к сдаче в советское издательство.
       В отличие от трехлетней давности "Спящей красавицы", здесь легче сосчитать не стилистические компромиссы, а отвоеванные позиции. Большинство персонажей удалось переодеть из пляжно-гимнастической лайкры в роскошные костюмы императорского театрального художника Евгения Пономарева (реконструктор-технолог Татьяна Ногинова). Смачно выписаны старинные декорации (художник возобновления Михаил Шишлянников). В дивертисмент второго акта добавлен танец невольниц, благодаря сложному ритму оставшийся в фольклоре под именем "Кривого па": двенадцать девушек в ослепительно-желтых, пышно задрапированных сари и гигантских коронах, обхватив друг дружку за талию, шерочка с машерочкой, стилизуют тайский танец, срисованный с иллюстрированного журнала "Нива" 1877 года. Из сцены встречи соперниц убрана былая дамская истерика — пантомимные реплики отрывисто вески. И вся история наконец-то досказана до конца. Потерзав Солора явившимся на свадьбу привидением, изменника с невестой-отравительницей, только-только оттанцевавших трудный классический ансамбль, под громы и молнии засыпают камнями. Лишь этот четвертый акт и выглядит по-настоящему цельным.
       При этом в новой "Баядерке" нет никакой "поэзии руин". Нет вообще никакой "трагедии" или "поэзии". Это очень витальный спектакль. Прекрасно понимаешь, за что Петипа в свое время гнобили интеллигенты-демократы во главе с Некрасовым и Салтыковым-Щедриным. И насколько адекватны были этому искусству огненные рысаки, ужины у Кюба, бриллиантовый дым, серебряные сервизы, подносимые после спектакля вместе с цветами. Все эти канканы среди Гималайских гор, бешеные всполохи красок, груды драпировок, аппетитно распахивающихся в экстатичной псевдоиндийской пляске, кордебалет воспитанниц-лолит, одетых "лотосами" и зазывно поглядывающих в публику через плечо,— этот петербургский "Мулен Руж".
       Вот эту витальность театр почти задушил к премьере. "Баядерку" выкинули на сцену в полуфабрикате. Добрую половину костюмов не дошили: подле разряженных в пух и прах "индийцев" скромно сновали их коллеги в обносках. На сам спектакль труппа прилетела с лондонских гастролей за день до премьеры. Единственная генеральная репетиция закончилась всего за два часа до начала "чистового" представления. Замотанные артисты как могли изображали драйв, с видимым изумлением пялясь друг на друга и происходящее вокруг. Никия (Дарья Павленко) обессилела к финалу второго акта. Премьер Большого театра Николай Цискаридзе, с которым учили главную мужскую партию, неожиданно для всех обнаружился в фойе, где с кислой улыбкой раздавал автографы: выделанная роль досталась местному Игорю Колбу.
       У "Баядерки" для успеха было все: художественно и маркетингово эффективная идея "спектаклей-реконструкций", необходимые для воплощения артистические и интеллектуальные ресурсы. Нынешняя премьера — грандиозный провал советской концепции театрального менеджмента, когда в среднее и нижнее звено предпочитали пристраивать вышедших на пенсию балетных танцовщиц, а в высшее — сливали ("бросали на культуру") управленцев, проштрафившихся на более ответственных участках. Мариинский театр давно сменил кадры, но управленческая структура работает по-прежнему. Учитывая, что менеджерская концепция самого Валерия Гергиева подразумевает долгосрочные стратегии, а плотность установленного им рабочего графика — идеальную точность соответствия, "Баядерка" должна повлечь массовые административные казни.

Комментарии
Профиль пользователя