Коротко


Подробно

Фото: Александр Потапов / Коммерсантъ

Правила игры

не хочет забывать корреспондент отдела финансов Юлия Полякова

Что бы вы сделали, если бы потеряли средства из-за краха банка? Попытались бы разобраться, кто виноват, или последовали принципу "зачем забивать себе голову тем, что уже не вернешь"?

Поскольку Татфондбанк контролировался властями республики, именно у них кредиторы просят ответа на извечные вопросы, "кто виноват" и "что делать". В банке, лишившимся лицензии 3 марта, зависли средства 35 тыс. юрлиц (около 60 млрд руб.), а также крупных вкладчиков. Но правительство региона уже пытается забыть неприятную историю. На днях на сессии госсовета премьер Татарстана Ильдар Халиков признал, что вернуть деньги кредиторов практически невозможно. "Тогда зачем ворошить прошлое, раз ответ на вопрос, кто виноват, ничего не даст для самих вкладчиков",— заявил он, выступив против парламентского расследования случившегося. "Ни одно парламентское расследование не поможет вернуть деньги",— согласился с ним спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин.

Господин Халиков — не только премьер Татарстана, но до недавнего времени глава совета директоров Татфондбанка. То есть к нему вопросов вдвое больше. Ответы на них между тем порождают только новые вопросы. В частности, по словам премьера, сам факт того, что он возглавил в 2014 году совет директоров Татфондбанка, уже тогда открыто показывал наличие проблем. Ильдар Халиков не скрывает, что сразу знал о сложности ситуации: "Нужно ли было идти в банк, чтобы пытаться его спасти, или сказать "пусть банк умирает"?".

Конечно, возлагать ответственность только на руководство и собственников банка тоже было бы неправильно. Надзирает за отраслью Банк России и если они знают о наличии проблем и понимают, что банк "умирает", то обязаны информировать ЦБ. И тут возникают новые вопросы.

Если верить ЦБ, регулятор узнал о проблемах Татфондбанка намного позже властей республики, но тоже задолго до отзыва лицензии. "Начиная с мая прошлого года мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении,— говорил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин сразу после отзыва лицензии.— Мы знали, что его капитал утрачен... финансовая отчетность существенно недостоверна". Но регулятор не принял мер, хоть и должен был. Он не спешил, потому что власти Татарстана пообещали, что "не оставят банк в беде".

Парадоксально, что ни представители правительства Татарстана, ни ЦБ не стесняются признаться, что наблюдали за крахом банка до тех пор, пока "дыра" в нем не стала слишком заметной для всех — почти 100 млрд руб. И сейчас совершенно очевидно, что эти деньги уже не вернешь, слишком долго банк жил на грани краха, под бдительным оком ЦБ и правительства Татарстана.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение