Коротко

Новости

Подробно

Фото: Cloud Eight Films

Наркоманы двадцать лет спустя

в «Т2 Трейнспоттинг» Дэнни Бойла

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

В прокат вышел фильм Дэнни Бойла "Т2 Трейнспоттинг", сиквел культовой наркоманской трагикомедии "На игле" (1996) и вольная интерпретация романа Ирвина Уэлша "Порно" (2004). МИХАИЛ ТРОФИМЕНКОВ порадовался тому, что Бойл с Уэлшем нашли в жизни и смерти вещи поважнее героина.


Было бы преувеличением сказать, что известие о предстоящей встрече — после двадцатилетней разлуки — с Марком "Рентой" (Эван Макгрегор), Дэниелем "Кочерыжкой" (Иэн Бреммер), Саймоном "Кайфоломом" (Джонни Ли Миллер) и Фрэнсисом "Франко" (Роберт Карлайл) доставляло радость. Век бы их не видать. Бойл уже показал все, что можно и нельзя показать из героиновой жизни. Уже запустил с экрана мощное и единственно действенное антигероиновое послание: героин плох не потому, что убивает (кого напугаешь смертью), а потому, что превращает в живое недоразумение (кому охота быть объектом насмешек). Перспектива же лицезреть торчков с 30-летним стажем вызывала содрогание.

Однако первая же сцена, в которой Кочерыжка повествует собранию анонимных наркоманов о делах своих скорбных, успокаивает. Живой руиной его не назовешь. Он похож скорее одновременно на страуса и грифа из мультика "Крылья, ноги и хвосты". Тем более что с тяжелой руки Ренты пытается оздоровить свой бедный организм занятиями бегом и боксом.

Рента, в свою очередь, с иглой завязал и вернулся из Амстердама, где отсиживался 20 лет, на место преступления, к некогда ограбленным им друзьям. Франко тоже вел все эти годы исключительно здоровый образ жизни: отбывая 25-летний срок, не оттянешься по полной. Кайфолом переквалифицировался в сутенеры болгарской стервочки Виктории (Анджела Недялкова) и перешел на кокаин. Что, конечно, катастрофически портит характер, но все-таки лучше быть злобным драчуном, чем живым трупом.

Воссоединение друзей "двадцать лет спустя" неизбежно навевает ассоциации с романом Александра Дюма. Что ж, эдинбургская четверка — своего рода мушкетеры. Если, конечно, осмелиться представить ситуацию, в которой Портос-Франко гоняется за своими побратимами, мечтая порезать их на мелкие кусочки.

В то же время, поскольку фильм посвящен попыткам Ренты, Кайфолома и Кочерыжки замутить свой бизнес — обустроить бордель, слупив муниципальный грант в рамках программы благоустройства города и развития культурных традиций Шотландии,— вспоминаются подвиги Остапа Бендера. Только если планы великого комбинатора вдрызг разбивала социалистическая реальность, то планы шотландских жуликов хоронит невидимая рука рынка и, само собой, бабье вероломство.

Неочевидная изначально жанровая природа "Т2" окончательно проясняется к середине фильма. Это безусловный плутовской роман, вполне, как любой плутовской роман, предсказуемый, но способный порадовать удачными гэгами. Главный из них — проникновение Ренты и Кайфолома на вечеринку шотландских реднеков. В мире политкорректности оранжисты утешают себя, празднуя победу Вильгельма III Оранского над католическим воинством Якова II на реке Бойн в 1690 году. Застигнутые врасплох воры вынуждены, прикинувшись своими в доску парнями, сымпровизировать кретиническую песню с рефреном "Всем католикам трындец", вызвав восторженную истерику почтенной аудитории.

Но прелесть "Т2" придает совершенно неожиданный привкус еще одного жанра: фильма о соре, из которого растут стихи, то есть о становлении писателя. Уэлш подчеркивал автобиографический характер "На игле", но вот кто из четверых героев — его альтер эго, оставалось гадать. "Т2" расставил точки над i. Уэлш — это никчемный, нелепый Кочерыжка. Ну, а кто же еще, писательство предстает как одна из последних стадий падения: надо окончательно сбрендить, чтобы покрывать бумагу каракулями анекдотов из героиновой жизни. Но это именно та разновидность безумия, которую именуют "священной". Поэтому символическим кажется перевоплощение эпизодического персонажа, сыгранного самим Уэлшем, из дилера в барыгу, вполне довольного жизнью.

Комментарии
Профиль пользователя