Коротко


Подробно

Фото: Александра Плющ

«Люди не могут поверить, за какие копейки все сделано»

Глава «Планеты Информ» Дмитрий Литвинов о том, какое российское кино лучше всего продается

Фильм ужасов "Невеста" Святослава Подгаевского, вышедший на экраны в конце января, стал первым российским релизом 2017 года, обеспечившим себе хорошую прибыль: проект, снятый за 50 млн руб., уже заработал более 180 млн.


Компания "Планета Информ", выпустившая картину, известна не только продюсированием, но и успешной деятельностью по продаже российского кино за границу. Корреспондент "Денег" Владимир Боровой беседует с главой компании Дмитрием Литвиновым о специфике торговли отечественными фильмами на зарубежных рынках.

Насколько востребовано российское кино у заграничных прокатчиков? Есть ли жанры, с которыми проще иметь дело?

— В отечественном кино наблюдается рост, главным образом качественный. Так называемые российские мейджоры в последнее время произвели много достойного контента, он стал ключевым в экспорте. Что касается жанров, то, по нашим наблюдениям, лучше всего продается аттракцион. Если мы создаем кино, где много эффектов, экшена, обязательно — достойно сделанной графики, то это превращается в международную историю. Однако надо осознавать, что гарантии проката мало где дают.

По наблюдениям последних двух лет главные продажи идут в трех сегментах. Прежде всего, это анимация. Очевидно, что основная проблема в экспорте в том, что никому не нужны картины не на английском. Анимационные фильмы легко переозвучить, часто это получается удачно, и для них открыты даже такие сложные рынки, как США. Поэтому на анимационную картину можно привлечь в 2-2,5 раза больше денег, чем на игровую.

Для примера: средняя анимация с эстимейтом сборов в российском прокате на уровне 250-300 млн руб. продается за рубеж за $2,5-3 млн — совокупно по всем территориям. При этом неважно, какие схемы продаж используются: фиксированная цена плюс роялти, минимальная гарантия плюс роялти, просто фиксированная цена, разделение дохода. Еще одна деталь: за границей всем нужна 3D-анимация. У нас ее выходит не так много. Опять же, картины с преобладанием местной специфики — скажем, "Богатыри" — тоже плохо продаются. Слишком аутентичные.

Второй сегмент — блокбастеры и исторические фильмы. В этом смысле удачно выступил "Викинг". Мы как раз помогали "Централ Партнершип" (ЦПШ) с ним. Исторические картины, в которых есть экшен и аттракцион, всегда пользуются спросом. Их с удовольствием закупают в Германии, Франции, Великобритании. В прокат в основном они не выходят, разве что в Азии, но цифровой релиз достаточно широкий.

Ну и непосредственно блокбастеры. В последние два года в этой категории побывали "Экипаж", "Ледокол", "Дуэлянт". Это высокобюджетные картины, в которых много действия, они без особых объяснений понятны зарубежному зрителю.

Третий сегмент — жанровое кино. Понятно, что не всякое. Скажем, российские комедии не продаются. Если только на авиалинии, но получаемые деньги остаются в рамках статистической погрешности.

Хорошо идут боевики, хорроры, научная фантастика — но чистый жанр, без комедии. Часто эти фильмы низкобюджетные, в том числе потому, что сейчас в России можно очень недорого снимать из-за разницы в курсах валют.

Бывает, люди не могут поверить, за какие копейки все сделано: та же наша "Невеста" была снята за 50 млн руб., хотя все считали, что потрачено не меньше $2 млн,— я не спорю, мы периодически играем на этом во время переговоров.

Если говорить про фантастику, удачный пример — "Танцы насмерть": низкий бюджет, интернационально понятная концепция.

Боевики пользуются спросом, если они предназначены для молодой аудитории. Помните, был фильм "На игре" Павла Санаева? Вот он отлично продавался. Но с боевиками сейчас сложности: жанр непопулярен внутри страны, мы их, можно сказать, не снимаем, так что в международные пакеты дистрибуторов они не попадают.

При этом очень популярны военные фильмы, особенно в Азии. Я бы сказал, что исторические картины чуть получше продаются, военные — чуть похуже, но совсем близко. Если у блокбастера эстимейт по сборам от $800 тыс. до $1,5 млн, в зависимости от того, какие территории на каких условиях его взяли, то по жанровым картинам это $300-500 тыс.

В каких странах сейчас пользуется популярностью российское кино? Где заметный рост продаж?

— Мы в этом году сильно выросли по оборотам, и следует признать, что происходит это благодаря Китаю. От общей выручки тамошние продажи могут составлять 25-30% — если картина продана в прокат. Вот, к примеру, наш релиз "Мафия" заработал там $3,5 млн, "Метро" — чуть больше.

Разумеется, в КНР есть свои сложности. Во-первых, квоты на зарубежные фильмы. Во-вторых, цензура. Скажем, хорроры туда невозможно продать, потому что их условие: любая мистика, которая происходит на экране, должна быть объяснена. Не может быть просто воскресших мертвецов, они должны почему-то воскреснуть — китайцы против всех этих потусторонних штук.

Ну и самое главное — рынок непрозрачный. У них нет Rentrak (система учета одноименной компании — лидера в области получения и систематизации данных о кассовых сборах кинотеатров во всем мире.— "Деньги"), как и системных международных агрегаторов информации. При этом сложно полностью доверять местным отчетам, если вы не имеете возможности их проверить.

Российские дистрибуторы продают порядочно фильмов в КНР, в основном пакетами, многое идет на телевидение, но до проката добирается пять-шесть наших картин в год. Американских там выходит около шестидесяти: можно увидеть соотношение масштабов индустрии у нас и у них — вполне адекватная пропорция.

Еще одна проблема: китайцы любят ставить наши релизы на один день. Понятно, что они защищают свою индустрию, но в итоге, к примеру, релиз фильмов "Экипаж" и "Он — дракон" состоялся одновременно. А там очень маленькое рабочее окно, практически нет второго уикенда — все, что можно, приходится собирать в первую неделю, потом обычно заходит какая-нибудь местная постановка. В итоге "Он — дракон" собрал больше где-то на $2 млн.

О Китае можно говорить долго, это очень специфический и интересный рынок; сейчас ЦПШ пытается заключать прямые контракты с разделением доходов с China Film Group, мы же предпочитаем, имея проверенных партнеров, продавать все по фиксированной цене, но за большие деньги. Плюс осваиваем с ними сейчас разные инструменты по копродюсированию, но в основном не заходя в историю производства на территории Китая, а рассматривая их как финансовых партнеров.

Что касается других стран, традиционно хороши продажи в Юго-Восточной Азии, Корее и Японии. Любопытная ситуация с Индией: несмотря на перенасыщенность собственными фильмами, интерес к российской продукции там постепенно растет, причем непосредственно в денежном выражении. В середине 2000-х годов дистрибуторы из Индии пытались покупать права за кэш и очень удивлялись, когда мы их просили о безналичном расчете. Сейчас у них уже все цивилизованно, удалось выстроить нормальную систему оплаты. Мы продали туда "Защитников", хотим посмотреть на результаты. И сейчас главное, чтобы местные агрегаторы статистики оказались правдивыми и прозрачными. Это обеспечит нас материалом для анализа, от чего будет зависеть наше дальнейшее поведение на данной территории.

Наше последнее достижение — рынок, который мы сдвинули с мертвой точки, Южная Америка. Мы начали закрывать эти территории, закрываем хорошо и продаем сразу на весь регион — семь-восемь стран, иногда с Бразилией, иногда без нее.

Североамериканский рынок практически закрыт для игрового кино. Если туда что-то продается, то по смешной цене и прямиком на VOD-сервисы. Но американцы часто выходят с предложениями купить права на ремейки.

Так же, как и китайцы, кстати. Правда, деньги откровенно маленькие, от $100 тыс. Это понятно: у них рынок перенасыщен своими картинами, наши постановки для них — точно категория B, а иногда и C. Можно попытаться снять фильм на английском, позвать американского актера. Это по идее должно помогать. Компания Kinodanz сейчас делает проект "За гранью" с Бандерасом — у него даже не эпизодическая, а полноценная роль второго плана, минут на десять. Как у них получится — не знаю, но, конечно, желаю удачи.

Про Европу имеет смысл говорить отдельно. Германия всегда хорошо покупает. Франция... Если это арт-проект, то у него даже может быть прокат — небольшой, конечно. Но такая ситуация складывается только после фестивального успеха, реализуется исключительно французскими дистрибуторами, и режиссер должен быть в обойме — как Лунгин или Звягинцев. Тогда дистрибуторы покупают мировые права, выстраивают фильму международный прокат — ведь у них отношение к фестивальному кино заметно лучше, чем у нас. В той же Германии в каждом мультиплексе есть зал, а то и два, где показывает арт-кино. Плюс специализированные телеканалы. Скажем, у Canal+ раньше вообще был отдельный слот под иностранное кино, и, когда мы туда попадали, стоимость прав возрастала. Что радует: если продажи идут через проверенного европейского партнера — я сейчас только про Западную Европу говорю,— то вполне реально получить какие-то роялти, эти деньги можно закладывать в бизнес-модель.

Восточная Европа у нас сильно просела после всем известных событий последних лет. Не смотрят русское кино, не любят. Все заполонено американскими блокбастерами. Ну да, Сербия покупает, Чехия иногда, Болгария, но только за счет обширных русскоязычных общин. Кстати, сюда же попадает Германия, там больше всего русскоговорящих во всей Европе.

А Израиль?

— Израиль очень маленький, там невозможно нормально заработать. Скажем, продажа прав на местное телевидение стоит $3000 — понимаете масштаб?

Вот Ближний Восток несколько иначе действует. Да, там много где сильна цензура, но покупаются права сразу на десяток стран, и выходят приличные деньги.

Бывшие страны СССР, СНГ — это тоже отдельная история. Наша главная боль, дистрибуторская и продюсерская. До 2014 года мы могли продать российскую комедию на украинские телеканалы — это не считая проката, который стабильно составлял 7-10% от российского. Наши картины имели там гарантированную долю 10-15%. Тогда мы могли получить с украинских телеканалов за четыре показа примерно $120 тыс. Для российской комедии стоимостью $1 млн — это прекрасная добавка к DVD и VOD.

В хороший год можно было получить с Украины до 20% всех заработков. А теперь они приняли свой закон о запрете российских фильмов, и все. Ни одна новая картина туда не проникает.

С Прибалтикой — полная рулетка. Мы, как продюсеры, выпустили "30 свиданий" в двух странах. В Литве — совершенно не зашло. В Латвии и Эстонии — более или менее. И все равно сборов — кот наплакал, потому что кинотеатров мало.

Вот Казахстан — интереснее. Правда, там тоже свои подводные камни. Помните, когда рубль упал в 2014-2015 годах: сразу после этого казахи давали в долларовом эквиваленте около 10% российского проката. А потом у них случилась девальвация тенге, они опустились до 5%. Еще одна проблема: как и в Китае, у них очень непрозрачная индустрия. Система Rentrak стоит в 15 кинотеатрах из 90. Сколько они собирают — бог их знает. Обратите внимание, из мейджоров там свой офис открыл только 20th Century Fox. Остальные работают через дистрибуторов. Довольны ли мы работой с казахскими партнерами? Нет. Раньше было лучше.

Есть ли конкуренция среди российских дистрибуторов при работе на зарубежных территориях?

— Я бы не сказал, что есть конкуренция. Потому что существует общее желание расширить рынки. И чем больше будет продано российских фильмов за границу, чем больше компаний заработают на них деньги и убедятся, что они конкурентоспособны, тем больше вероятность, что придут и купят еще. Поэтому выступаем единым фронтом, можно сказать.

Какие фильмы вы считаете главными удачами "Планеты Информ" в 2016 году и каковы планы компании на 2017-й?

— С точки зрения как международного, так и российского проката наш главный успех в 2016 году, в том числе продюсерский, "Невеста". И с точки зрения бизнеса, и с точки зрения продаж. Неплохо удались предварительные продажи "Защитников" за границу: рассчитываем на детскую аудиторию, цифры пресейлов хорошие. Если говорить по нынешнему году — начались продажи по проекту "Скиф", пока динамика очень позитивная. В Канн мы его, наверное, не повезем, а вот в Торонто покажем. Плюс "Кома" и "Икария". И конечно, "Вещий Олег": съемки уже начались, мы рассчитываем подготовить к кинорынку в Канне шестиминутный фрагмент и полноценный тизер секунд на сорок, который уже будет "подклеиваться" к западным релизам.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение