Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

К чести президента будь сказано

Вячеслав Володин согласился с идеей закона, защищающего главу государства от оскорблений

от

Спикер Госдумы Вячеслав Володин поддержал предложение принять закон о защите чести и достоинства президента РФ. Он не считает, что вопрос предельно актуален, но «обсуждать его стоит». Тема принятия закона о защите президента поднимается за последние годы не впервые, но в понедельник обсуждение вышло на высокий политический уровень. Аналогичный закон был принят в последние годы существования СССР, но практически не применялся. В нынешних обстоятельствах, по мнению экспертов, «критика, карикатуры, шутки, ирония, язвительный тон, сатира, сравнения с различными персонажами не могут считаться оскорблением».


Вячеслав Володин находился в Татарстане по приглашению главы госсовета республики Фарида Мухаметшина. Цель визита, по его словам,— «посмотреть точки роста цифровой экономики». Кроме университета в городе Иннополис, где ему продемонстрировали андроид «Гагарин», который «испытывает эмоции, поддерживает разговор на русском языке и распознает объект», он также посетил казанский IT-парк. О возможности принятия закона о защите чести и достоинства президента господин Володин говорил на встрече со студентами и преподавателями Университета «Иннополис». Один из жителей IT-города сообщил спикеру, что в рамках «информационной войны Европы с Россией» «в прессе ощущается информационный накат на Владимира Путина»: «Не считает ли Госдума необходимым разработать законопроект, который бы защищал честь и достоинство государства и президента РФ, включая механизмы его защиты на международной арене?» Господин Володин поддержал эту идею: «Вы почему правы — потому что весь международный опыт говорит о том, что такие законы не просто необходимы, они везде есть». Он отметил, что «после того как президент избирается, он возглавляет институт, институт президентства», а «все институты защищены»: «Но так получилось, что в России этот вопрос законодательно не отрегулирован».

По словам Вячеслава Володина, институт президентства «защищают европейские страны и США» (см. справку на стр. 3). Он заявил, что «за высказывания в адрес Барака Обамы в 2015 году человека четыре получили серьезные сроки наказания». Россия в этом плане, считает спикер Госдумы, «более открытая, демократичная»: «Пишут, что хотят, говорят, что хотят. Это уже неотъемлемая часть нашей культуры». Он предостерег участников встречи от возможного переезда за границу: «С нашими привычками вы там можете погореть. Там такие законы есть…» Принять такой закон в России, по словам спикера,— «этот вопрос на сегодняшний день не стоит», но «его надо обсуждать, потому что это вопрос безопасности наших институтов власти». «И это представители либерального сообщества предложили такой закон. Видите, они думают о стране, думают об институте президентства»,— заключил Вячеслав Володин.

Идея принятия закона о защите чести и достоинства президента РФ, в том числе от нападок в прессе, требует изучения. Пока по этому вопросу определенной позиции Кремля нет, заявил ТАСС пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, вопрос нужно проработать», изучив и международный опыт.

На самом деле в Иннополисе о защите президента подумали не первыми. В 2015 году на сайте «Российской общественной инициативы» уже предлагалось принять закон «О защите чести и достоинства президента РФ» в связи с тем, что «в СМИ участились случаи оскорбления главы нашего государства»: «Чем больше успехи нашего президента, а следовательно, и нашей страны, тем большие потоки грязи и лжи выливают на него». Инициативу поддержали 292 человека (для рассмотрения инициативы необходимо 100 тыс. голосов). В марте 2016 года о разработке такого проекта, ознакомившись в интернете с роликами, содержащими оскорбления в адрес Владимира Путина, заявлял депутат Госдумы Роман Худяков (ЛДПР). В новый состав нижней палаты он избран не был.

Политолог Валерий Соловей предполагает, что «все это готовится на предмет использования в президентской кампании 2018 года»: «Власть предощущает, что критика в адрес действующего президента будет сильной и, возможно, даже уничижительной. Вот на этот случай надо защититься от любой критики». По его словам, оскорблением президента «можно назвать что угодно». «Это может быть даже заявление, что Владимир Путин говорил в 2012 году то-то и это, но эти обещания не выполнены. Человека, сказавшее подобное, можно будет легко осудить. Дать ему условный срок, штраф, что-нибудь в таком духе». При этом он отметил, что «всякий высокопоставленный российский чиновник желает угодить президенту». Впрочем, бывший депутат Верховного совета СССР, эксперт Фонда Анатолия Собчака Сергей Станкевич говорит о том, что «в таком качестве — как защита главы государства от оскорбительных публичных атак — закон и может быть принят».

«Критика, карикатуры, шутки, ирония, язвительный тон, сатира, сравнения с различными персонажами — все это не может считаться оскорблением и не должно быть предметом этого закона,— убежден эксперт.— Иначе это будет нарушением свободы слова и может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде».

На самом деле норма, о которой говорили в понедельник на встрече спикера Госдумы с IT-общественностью, действовала в позднем СССР. В мае 1990 года, через два месяца после того как съезд народных депутатов СССР ввел институт президентства и назначил на эту должность Михаила Горбачева, Верховный совет СССР принял закон «О защите чести и достоинства президента СССР». Тогда появление этого закона увязывали с первомайской демонстрацией в Москве. По Красной площади прошли колонны оппозиционных граждан, некоторые транспаранты настолько были неприятны руководителям СССР, что они покинули трибуну Мавзолея.

Закон предполагал, что за публичное оскорбление главы государства или клевету в отношении него граждане наказывались штрафом до 3 тыс. руб., что соответствовало размеру примерно 12 средних зарплат. За эти действия также могли приговорить к исправительным работам до двух лет или лишению свободы до трех (в случае использования СМИ — до шести лет). На СМИ, опубликовавшие оскорбления и клевету, накладывался штраф до 25 тыс. руб. При повторном нарушении работа СМИ могла быть прекращена.

В постановлении Верховного совета разъяснялось, что «публичным оскорблением президента СССР является умышленное унижение его чести и достоинства, выраженное в неприличной форме», а «клеветой… распространение заведомо ложных, позорящих его измышлений». При этом, подчеркивалось, что критические выступления в адрес самого президента и его политики под действие закона не подпадают.

«Цели ставились понятные — в тот момент началась оправданная и неоправданная критика власти»,— говорит член Центризбиркома от КПРФ Евгений Колюшин, который в 1990 году работал заведующим отделом по вопросам законодательства и правоохранительных органов в Верховном совете СССР. Он не помнит, чтобы закон готовили в ВС: «Этот проект делали либо в ЦК, либо в аппарате президента СССР». «Михаил Горбачев пришел к власти в 1985 году, перестройка началась в 87-м, события развивались быстро,— говорит господин Колюшин.— Федеральный центр терял власть. Принятие закона тогда было показателем слабости власти. Закон оказался мертворожденным и практически не применялся». Господин Станкевич говорит, что «при Борисе Ельцине вопрос не поднимался — он избегал каких-то бы ни было особых мер защиты».

Кирилл Антонов, Казань; Максим Иванов, Виктор Хамраев


Комментарии
Профиль пользователя