Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Владимир Путин защитил адвокатскую тайну

В Госдуму внесены поправки к Уголовно-процессуальному кодексу

от

Президент внес в Госдуму поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), согласно которым обыски служебных помещений адвокатов, осмотр и выемка их документов возможны лишь по решению суда и в присутствии наблюдателей от адвокатской палаты. А предприниматься эти действия могут только в отношении адвокатов, против которых возбуждено уголовное дело. В президентском Совете по правам человека (СПЧ), который ставил вопрос о независимости адвокатов, назвали законопроект «хорошим». А в адвокатском сообществе некоторые его положения назвали «революционными».


Поправки к УПК, как говорится в пояснительной записке к президентскому законопроекту, укрепляют независимость адвокатов, усиливая тем самым конституционные гарантии россиян «на получение квалифицированной юридической помощи». В УПК появится новая статья, в которой предлагается зафиксировать и регламентировать все следственные процедуры в отношении адвокатов. Президент предлагает дополнить ст. 29 УПК («Полномочия суда») специальным пунктом, которые закрепляет исключительно за судом решения «о производстве обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката». Все процедуры будут зафиксированы в новой статье 450.1 «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката».

При этом обыскать, осмотреть служебное помещение или жилье адвоката, а также произвести выемки его документов следователи смогут только в том случае, если против него уже возбуждено уголовное дело. А судья, санкционируя следственные действия, должен указать в своем решении «данные, служащие основанием», а также «конкретные отыскиваемые объекты». «Изъятие иных объектов не допускается»,— сказано в законопроекте.

«Это очень важные положения, которые гарантируют защиту адвокатской тайны»,— заявил “Ъ” председатель Новосибирской городской коллегии адвокатов Александр Балян, который специализируется, в том числе, на защите прав адвокатов. Ведь сейчас, по его словам, следователи могут по ходу обыска детально ознакомиться с любыми документами адвоката и даже изъять их. «У меня в ходе обыска было осмотрено более 3000 адвокатских производств»,— напомнил господин Балян об обыске в городской коллегии адвокатов Новосибирска, который проводили следователи в течение трех дней с 6 по 8 октября 2014 года. До этого в августе 2009 года аналогичный обыск прошел в московском представительстве новосибирских адвокатов. Теперь, надеется Александр Балян, следователи вынуждены будут просматривать только те документы, которые непосредственно связаны с конкретным преступлением, в совершении которого подозревается адвокат. «Адвокатская тайна — это не привилегия сословия,— утверждает он.— Подзащитный рассказывает адвокату всю правду, так как уверен, что этого больше никто не узнает. Значит, адвокатская тайна позволяет гражданину не свидетельствовать против себя, а такое право каждому гарантирует статья 51 Конституции».

После обысков 2009 и 2014 годов группа новосибирских адвокатов в главе с Александром Баляном обратилась с жалобой в Конституционный cуд, который в декабре 2015 года «сформулировал ряд минимально необходимых требований к соблюдению конфиденциальности в адвокатской деятельности», говорится в пояснительной записке. Господин Балян полагает, что ответом на то постановление КС и стал президентский законопроект. Самым важным нововведением адвокат считает то, что обыски, осмотры и выемки будут теперь проводиться только в присутствии «члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого производятся следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты». Представитель адвокатского сообщества должен обеспечить «неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну», говорится в законопроекте. Господин Балян считает эту норму «революционной», так как в российскую процессуальную практику фактически вводится «институт независимого наблюдателя». Отметим, что новосибирские адвокаты после обысков направили и две жалобы в ЕСПЧ. «Обе жалобы могут быть рассмотрены на этой неделе»,— сообщил Александр Балян.

Впрочем, кремлевские юристы приступили к разработке проекта до того, как КС принял постановление. Президент поручил приступить к разработке по итогам встречи с СПЧ в октябре 2015 года, на которой обсуждались проблемы независимости адвокатов. Правозащитники тогда заявляли, что следователи чинят препятствия адвокатам, требуя от них официального «допуска» к подзащитному, так как в ст. 49 УПК говорится, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле». Поэтому законопроект президента предлагает «иную версию», отмечает член СПЧ, адвокат Юрий Костанов: «Адвокат вступает в уголовное дело».

Кроме того, подчеркивает он, «адвокатов по назначению» (то есть от государства) следователи теперь смогут рекомендовать только «в порядке, определенном советом адвокатской палаты субъекта РФ». «Хороший закон,— говорит правозащитник, хотя и не берется судить, как он будет работать на практике.— Ведь обыски и выемки всегда были возможны только по решению суда, но работники правоохранительных органов на местах далеко не всегда с этим считаются».

Виктор Хамраев


Комментарии
Профиль пользователя