Коротко


Подробно

Фото: ISM/Matthias Baus

Союз меломанов и конелюбов

"Неделя Моцарта" в Зальцбурге

Фестиваль музыка

В Зальцбурге завершилась "Неделя Моцарта" (Mozartwoche), одно из главных фестивальных событий зимы в мире. В этом году среди исполнителей были солисты Высшей школы верховой езды в Версале. За союзом музыки и лошадей наблюдал специально для "Ъ" АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ.


Главным героем "Недели Моцарта" является, конечно, сам Моцарт, его произведения исполняют едва ли не в каждом концерте. В этом году если не звучал Моцарт, то звучал Гайдн, ставший "приглашенным композитором", его диалог с младшим товарищем (Гайдн, впрочем, его пережил) стал сквозным сюжетом фестиваля. Звучали и современные авторы, и другие классики, так, Венский филармонический оркестр исполнил под управлением Томаса Хенгельброка "Героическую" Бетховена — яркое завершение программы из увертюры к "Дон Жуану" и Концерта для фортепиано с оркестром N20 (у норвежского солиста Лейфа Ове Андснеса Моцарт звучит суше и строже, чем у Бренделя или Поллини, обновление звука явно на пользу музыке).

Нынешний фестиваль — пятый и последний по счету для его интенданта Марка Минковски. На прощание тот приготовил программу, интересную и любителям нового, и традиционной публике, отличающейся эстетическим консерватизмом, далеким, к счастью, от "ультра". Среди неожиданностей — проект Петера Симонишека и ансамбля Franui Musicbanda. Актер, давно ценимый в немецкоязычной культуре и ставший всемирно известным после фильма "Тони Эрдманн", в обрамлении обработанных моцартовских дивертисментов, кассаций и серенад читал тексты Кьеркегора и Сати, Моравиа и Кейджа.

Радикальным выглядело и другое решение Минковски — исполнить в Фельзенрайтшуле, бывшей школе верховой езды, "Реквием" вместе с французским наездником Бартабасом и его Академией верховой езды в Версале. Это не первое участие Бартабаса в зальцбургском фестивале, несколько лет назад он произвел фурор со спектаклем "Кающийся Давид" на музыку оратории Моцарта, событием стала и импровизация Бартабаса и его личного коня Караваджо под музыку Баха. Виолончелист Жером Перно играл в одной из арок Фельзенрайтшуле, на переделанной в манеж сцене Бартабас и Караваджо показывали свою музыкальность, это было первое появление здесь лошади за двести лет.

Участвовал Караваджо и в исполнении "Реквиема" — вместе с Сутиным, Адажио, Ботеро, Шагалом и другими версальскими лошадьми, сами клички которых располагают к занятию изящным. Правда, Караваджо появился ненадолго, его даже не вывели на поклоны, но и двух эпизодов хватило, чтобы почувствовать всю необычность черного красавца. Зато из трехэтажных каменных лож Фельзенрайтшуле на аплодисментах кланялись "Музыканты Лувра" и Баховский хор Зальцбурга (некоторые из хористов пели прямо на манеже, среди гарцующих лошадей). А вот солисты — Женя Кюмайер, Элизабет Кульман, Жюльен Бер и Шарль Декейзер — спустились к Минковски: тот весь вечер провел у пульта перед манежем, то есть дирижировал еще и лошадьми. Программу дополнили "Miserere" Моцарта (1770) и "Погребальным антемом на смерть королевы Каролины" Генделя. Вечер с Бартабасом получился впечатляющим, хотя жанр его определить нелегко — слишком много визуального обрамления для Моцарта, внимание рассеивается при наблюдении за всадниками. Но это все с точки зрения воинствующего меломана или конелюба, в публике же смешаны оба начала. Билеты на два представления "Реквиема" распродали мгновенно, на дополнительном представлении свободных мест в зале тоже не было.

Многие оспаривают саму идею Минковски таким образом обновить фестиваль. Но французскому дирижеру удалось привлечь новых зрителей, на Бартабаса пришли и те, кого раньше никогда не видели на Mozartwoche. Им тоже дали шанс, а от Моцарта не убудет.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение