Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

России не добавили нового допинга

Два очередных разоблачительных фильма не стали громкими событиями

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Антидопинговая политика

Очередная допинговая атака на российский спорт состоялась благодаря сразу двум документальным фильмам, продемонстрированным в минувший уикенд. Однако резонансной она не получилась. Ни в фильме немца Хайо Зеппельта, рассказывающего о ситуации в легкой атлетике, ни в картине американца Брайана Фогеля, главным героем которой стал Григорий Родченков — основной информатор независимого эксперта Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричарда Макларена, каких-то свежих сенсационных разоблачений не прозвучало.


Оба фильма, показанные в минувшие выходные, предваряли довольно громкие анонсы. Однако после их просмотра даже традиционно уделяющие много внимания теме российского допингового кризиса западные средства массовой информации не посчитали нужным обозначить их как крупное событие. И в этом нет ничего странного.

Режиссер Хайо Зеппельт снял для телеканала ARD уже пятый документальный фильм, рассказывающий о проблемах с допингом в России, в первую очередь в легкой атлетике. Но если первые действительно получились громкими (во многом из-за них, скажем, дисквалификации подверглась Всероссийская федерация легкой атлетики, ВФЛА), то последние такими уже не назовешь. Центральным персонажем очередного фильма оказался не слишком известный стайер Андрей Дмитриев, который считает, что в борющемся за восстановление статуса виде спорта после кризиса "никаких изменений так и не произошло". "Я вижу тренеров, которые, я знаю, имели дело с допингом. Они продолжают работать, как и спортсмены, принимавшие запрещенные препараты. Я не могу сказать, продолжают ли они использовать допинг, но некоторые из них по-прежнему в сборной",— сказал, в частности, господин Дмитриев.

Единственное его конкретное обвинение относится к известному тренеру Владимиру Казарину. Тот был в числе специалистов, отстраненных от деятельности, после того как разразился допинговый кризис. Так вот, Андрей Дмитриев заявил, что встречал Владимира Казарина на тренировочных сборах — например, в Киргизии и Челябинске, а также предоставил снятое на телефон видео: на нем господин Казарин дает указания спортсменам, находясь в закрытом легкоатлетическом манеже. Господин Дмитриев говорит, что этот эпизод имел место в Челябинске 12 января.

В российской легкой атлетике отреагировали на фильм Хайо Зеппельта достаточно спокойно. Президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин сообщил ТАСС, что федерация готова представить Международной федерации легкой атлетики (IAAF) доказательства соблюдения правил отстранения тренеров, и предположил, что "если они сборы и проводили, то организованы они были на их личные деньги". "Им ничто не мешает арендовать гостиницу и тренировать там, где им понравится",— отметил господин Шляхтин. В легкоатлетическом манеже Уральского государственного университета физической культуры уточнили, что не могли препятствовать посещению Владимиром Казариным соревнований, если он захотел прийти на них как зритель, и его общению со знакомыми спортсменами. А министерство физической культуры и спорта Свердловской области (Владимир Казарин ранее представлял нижнетагильский клуб "Спутник") пообещало проверить информацию.

Фильм Брайана Фогеля "Икар" был еще менее насыщен разного рода фактами. Его главным героем стал бывший директор Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков. Именно на показаниях переехавшего в США профессора Родченкова во многом базируется доклад Ричарда Макларена, из-за которого России пришлось сражаться за то, чтобы не быть "отцепленной" от Олимпиады в Рио-де-Жанейро.

Первая половина картины вообще посвящена истории знакомства режиссера с Григорием Родченковым. Откровения господина Родченкова относительно ситуации в российском спорте — это вторая часть, но и в ней те, кто внимательно следил за экскалацией допингового кризиса, не обнаружат ничего нового. Все его рассказы фактически повторяют нашумевшее интервью, которое профессор дал в прошлом году The New York Times, а также показания для отчетов Ричарда Макларена. Снова — слова о государственной допинговой программе, снова — хитрая схема подмены проб в сочинской лаборатории во время Олимпиады 2014 года. Разве что к дырке в стене и прочим "гаджетам" добавляются якобы прорытые под зданием "секретные тоннели".

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя