Коротко


Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

«К началу ознакомления с материалами дела совсем ослепну»

Денис Никандров не добился освобождения из СИЗО «Лефортово»

Мосгорсуд отклонил апелляционные жалобы бывшего первого заместителя главы ГСУ СКР по Москве генерал-майора Дениса Никандрова и экс-начальника управления межведомственного взаимодействия собственной безопасности СКР Михаила Максименко, добивавшихся замены ареста на любую иную меру пресечения. При этом обвиняемые во взяточничестве высокопоставленные офицеры жаловались на плачевное состояние здоровья, а так же то обстоятельство, что за полгода нахождения в СИЗО следственные действия с ними практически не ведутся.


Заседание по жалобе Дениса Никандрова началось с заявления прокурора о необходимости проведения заседания в закрытом режиме. Это вызвало возмущение защиты и самого Дениса Никандрова, выступавшего в режиме видеоконференции. «Прокуратура и следствие хотят закрыть процесс, однако сами вбрасывают в прессу ложную информацию об изъятии у меня якобы найденных при обыске крупных сумм денег и дорогой недвижимости»,— возмутился подследственный. Его адвокаты поддержали подзащитного, отметив, что только в условиях «гласного судопроизводства можно избежать нарушения уголовно–процессуального кодекса». В результате судья отклонил ходатайство прокурора о закрытии процесса.

16 декабря 2016 года Лефортовский райсуд продлил Денису Никандрову срок ареста на три месяца — до 19 марта. В апелляционной жалобе подследственный генерал-майор юстиции и его адвокаты просили заменить Денису Никандрову меру пресечения на любую не связанную с арестом. При этом ссылались на ухудшение здоровья подзащитного, а также голословность предъявленного тому обвинения в «получении взятки в особо крупном размере» (ч. 6 ст. 290 УК РФ). По версии ФСБ, генерал и его подельники из СКР за крупное освобождение должны были поспособствовать смягчению обвинения Андрею Кочуйкову — одному из соратников вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой), что привело бы к его освобождению из СИЗО.

Сам подследственный Никандров заявил, что суд первой инстанции грубо нарушил его прав, рассмотрев ходатайство о продлении заключения, несмотря на жалобы генерала на плохое самочувствие. «В ночь перед заседанием администрация СИЗО умышленно осуществила переезд моего сокамерника, закончившийся только в час ночи,— заявил генерал.— А уже в шесть утра меня подняли и повезли в суд. Все это время я почти 12 часов находился в узком помещении без еды и питья. Иначе как пытками это назвать не могу. Поэтому я и просил суд перенести заседание, но мне в этом отказали».

Денис Никандров заявил, что за полгода, что он провел под стражей, его «допрашивали всего три раза». При этом содержание в заключении пагубно сказывается на состоянии его здоровья. «У меня очки с диоптриями на оба глаза минус 10,— заявил подследственный.— Но в камере плохое освещение, из–за чего зрение сильно ухудшилось: на левом глазу на 10% а на правом — до 40%! Если так пойдет и дальше, то к началу ознакомления с материалами дела совсем ослепну!» Кроме того Денис Никандров сослался на нарушение его права на защиту из–за того, что в течение нескольких месяцев следователи не допускали в дело двух его адвокатов — Александра Карабанова и Станислава Мальцева.

Присутствовавшие в зале защитники в свою очередь сообщили, что следствие так и не представило убедительных доказательств того, что их клиент может скрыться, оказать давление на свидетелей или помешать следствию. Но суд не внял этим доводам, как и доводам полковника юстиции Михаила Максименко.

Тот также добивался отмены продления ареста, заявляя, что с ним «вообще никаких следственных действий не проводится». При этом подследственный Максименко выглядел подавленным и усталым, часто переспрашивая слова судьи и защитника. Тот также настаивал на отмене продления ареста, указывая, что постановление Лефортовского суда вообще принимали без участия Михаила Максименко. «За день до рассмотрения ходатайства следствия, 14 декабря, Максименко положили в институт Сербского на психолого-психиатрическую экспертизу (проблемы у подследственного возникли из-за двух контузий, полученных на службе.— “Ъ”),— заявил защитник.— Так и рассмотрели без его участия, а ведь это серьезное основание для отмены решения суда». Но апелляционный суд решил иначе, оставив в силе постановление коллег первой инстанции.

Видимо, ожидая такой исход, адвокаты бывшего начальника управления собственной безопасности СКР Александра Ламонова вообще не стали жаловаться в апелляцию Мосгорсуда. Хотя не признались в этом. «Мы (адвокаты.— “Ъ”) были так заняты, что просто не успели подать жалобу в трехдневный срок»,— пояснила “Ъ” адвокат Ольга Лукманова. При этом адвокат категорически отрицала предположения о том, что ее клиент сотрудничает со следствием.

Алексей Соковнин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение