Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Шитов / Коммерсантъ   |  купить фото

Интернет и телекоммуникации

от

Рынок телекоммуникаций и интернета считается одним из самых перспективных в Иране. В стране одна из самых больших интернет-аудиторий на Ближнем Востоке, проникновение сотовой связи (количество сим-карт на 100 человек) составляет, по разным оценкам, 88–125%, проникновение смартфонов — 13–35%. Разброс обусловлен тем, какое устройство принимается за смартфон, пояснил сотрудник международного сотового оператора.


В Иране заметны активное потребление интернет-трафика, использование социальных сетей, а также рост популярности онлайн-покупок. Пока Facebook, YouTube и Twitter остаются заблокированными по решению властей (хотя и доступными по VPN), местные интернет-компании заполнили вакуум. Иранская Amazon — Digikala — самый популярный ресурс по e-commerce на Ближнем Востоке, причем местные платежные системы пользуются доверием населения. В Иране есть местные аналоги заказа такси Uber и сервиса скидок Groupon. Интернет-торговля в Иране только формируется. На конец 2015 года она составляла менее 1% ВВП страны, но эксперты ожидают быстрого роста (более актуальные данные по состоянию на январь 2017 года были еще недоступны).

После снятия санкций российские инвесторы проявили активный интерес к этому сектору иранской экономики — был анонсирован целый ряд проектов. Одним из самых заметных официальных событий в 2016 году стал июльский визит в Москву министра связи и информационных технологий Ирана Махмуда Ваези. На встрече с главой Минкомсвязи РФ Николаем Никифоровым господину Ваези представили мобильную операционную систему Sailfish, и он пообещал рассмотреть возможность присоединиться к ее разработке. Также были презентованы отечественный процессор «Эльбрус», пакет офисных приложений «Мой офис», система управления базами данных (СУБД) PostgreSQL и ряд других продуктов. Летом с представителями ИТ-компаний Ирана были заключены контракты общим объемом около $1 млн, уточнил Иван Панченко, сооснователь и заместитель гендиректора Postgres Professional (разработчик PostgreSQL).

Тогда же министры обсудили вопрос блокировки с осени 2015 года в Иране международного портала yandex.com, беспокоящий Минкомсвязи РФ. Господин Ваези, посетивший офис «Яндекса» в Москве, выразил надежду, что блокировку удастся снять к концу 2016 года. Но, похоже, вопрос так и не был решен. По словам пресс-атташе посольства РФ в Иране Андрея Ганенко, зайти на yandex.com до сих пор не удается, хотя российский портал «Яндекса» доступен. По его словам, вопрос блокировки сайтов и цензуры находится в ведении судебных органов Ирана, а не Мининформсвязи страны. Представитель «Яндекса» Ася Мелкумова говорит, что у компании нет новой информации по этому вопросу. В «Яндексе» даже не знают, блокирован ли портал в стране. «Мы там не ведем никакую активную работу»,— пояснила она. В Минкомсвязи не стали комментировать ситуацию.

В начале декабря прошлого года Тегеран посетил замминистра связи РФ Рашид Исмаилов. К делегации присоединились представители около 20 российских компаний, принявшие участие в нескольких встречах с потенциальными иранскими партнерами, говорит Иван Панченко. На одной из встреч присутствовали крупнейшие операторы и интеграторы Ирана, в том числе обладающие лицензией на построение MVNO (виртуальный сотовый оператор), сообщается на сайте НТЦ «Протей». По данным этой компании, иранскую сторону заинтересовали, в частности, ее решения в области MVNO и платформа по анализу интернет-трафика. Polymedia тогда же представила в Иране свою разработку по бизнес-аналитике, следует из сообщения на сайте компании, доступном в кэше Google. Представитель «Новых облачных технологий» Лилиана Пертенава говорит, что с иранской стороной обсуждается вопрос локализации софта «Мой офис», перевод программного комплекса и его интерфейсов на фарси.

Представители Postgres Professional встречались также с сотрудниками Минобразования Ирана. «Мы предварительно обсуждали вопрос перевода на PostgreSQL электронного дневника для иранских школ. Для этого Минобразования Ирана сейчас применяет MySQL (разработка американской Oracle.— “Ъ”)»,— пояснил Иван Панченко. Впрочем, он признает, что коммерческая перспектива проекта неясна, главное сейчас в Иране — найти партнеров и реселлеров. Сама Postgres Professional пока не будет регистрировать представительство в Иране и вкладывать в страну, уточняет инвестор компании Антон Сушкевич.

Между тем Иван Панченко уверяет, что Иран интересуют все российские разработки: поисковые системы, социальные сети, облачные технологии, системы управления базами данных, продукты для обеспечения информационной безопасности. По его данным, некоторые российские компании собираются открывать офисы в стране. И, хотя идея независимости от американского софта в Иране не так сильна, как в России, там есть за что побороться: во время встреч с россиянами в Министерстве телекоммуникаций Ирана сообщили, что за эту пятилетку запланировано $30 млрд инвестиций в инфокоммуникационные технологии, из них 20% государственных, добавил господин Панченко.

Менее определенной кажется перспектива российских инвестиций в телекоммуникации Ирана, о чем говорит опыт основателя 4G-оператора «Антарес» Евгения Ройтмана. В октябре 2015 года он приезжал в страну в составе делегации российских чиновников и бизнесменов. Согласно справке Минэкономики РФ о российско-иранском сотрудничестве, «Антарес» намеревался принять участие в проекте по развитию инфраструктуры для «электронного правительства» Ирана. В документе также указывалось, что в Иране возможно «использование новой разработки “Антареса” в области ГЛОНАСС для повышения уровня безопасности дорожного движения». Кроме того, господин Ройтман также провел встречи с представителями крупнейшего в Иране оператора связи MCI и оператора мобильного интернета RighTel, с которыми обсуждалось участие «Антареса» в иранской программе по организации мобильной связи в малых городах страны.

Но в итоге проектов в Иране бизнесмен, по его словам, так и не запустил. В частности, он не увидел смысла в проекте по развитию сотовой связи в стране. «Мы приняли решение этим не заниматься. Пускай это делают другие»,— отметил он, отказавшись раскрыть причину. Сейчас довольно сложно выйти на рынок связи Ирана, который уже поделен между существующими игроками, считает Иван Панченко.

На этом фоне весьма перспективным остается иранский рынок интернета, что признают сами инвесторы. «География довольно интересная: 80 млн человек, большая страна, проникновение интернета достаточно высокое и пока еще очень мало сервисов, которые уже существуют в разных странах, будь то Uber или сервисы доставки и еды»,— рассказывает сооснователь и управляющий партнер фонда Inventure Partners Антон Иншутин. По его словам, в Иране пока еще слаборазвита местная венчурная система, а нескольким существующим фондам не хватает капитала. «Туда пошли разные (иностранные.— “Ъ”) фонды, у которых есть risk tolerance. Pomegranate Investment — хороший пример»,— говорит Антон Иншутин.

Шведская Pomegranate Investment AB, опосредованно владеющая долями в иранских интернет-компаниях, включая Digikala и классифайд-сервис Sheypoor, с 2014 года получила от международных инвесторов €80 млн. 50% владельцев акций Pomegranate из Швеции, 18% — из Великобритании, 17% — из Центральной и Восточной Европы, 12% — из Швейцарии и Австрии, 3% — из других регионов, рассказывал “Ъ” гендиректор Pomegranate Investment Флориан Хельмиx. Через Pomegranate Investment AB в 2016 году в иранские интернет-активы были инвестированы средства холдинга «Интеррос» Владимира Потанина. Эта сделка проводилась через фонд Winter Capital Partners, получивший «небольшой пакет в компании». В конце 2015 года Pomegranate Investment AB получила несколько миллионов долларов от компании Parus Capital Андрея Муравьева и Бориса Синегубко. Pomegranate Investment AB планировала провести IPO в Стокгольме до мая 2017 года. На втором месте по объему инвестиций в иранский интернет находится южноафриканский телекоммуникационный оператор MTN: в октябре компания вложила €20 млн в иранский аналог Uber — сервис заказа автомобиля Snapp.

Владислав Новый


Комментарии
Профиль пользователя