Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Школа либерального самоанализа

Гайдаровский форум прошел аполитично

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Россия вполне вписывается в мировой мейнстрим, где силу набирает правый ксенофобский популизм. Но это не ограждает страну от проблем, которые могут спровоцировать потрясения. К такому выводу пришли участники политической дискуссии, состоявшейся на Гайдаровском форуме 14 января. Сможет ли власть справиться с проблемами и как она это сделает, либеральные эксперты прогнозировать не берутся. Но признают: реальное состояние общества неведомо ни власти, ни экспертам, привыкшим следить только за властью, но не за иными сферами.


Политических тем Гайдаровский форум в этом году не трогал. Повестка трех дней его работы (12-14 января) была переполнена экономической проблематикой. И только в последний день два часа были отведены под традиционную дискуссию, на которой эксперты либерального толка анализировали 2016 год и попытались представить сценарий для 2017 года. Причину аполитичности очередного форума пояснил старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона (Вашингтон) Андрес Аслунд, побывавший за три дня на многих экономических площадках: "Все вежливо признают, что есть спрос на изменения, но никто не готов бороться за эти изменения".

"Мы не знаем страны, в которой живем",— повторил слова, которые приписываются Юрию Андропову, президент фонда "Перспектива" Леонид Гозман (бывший член руководства бывшей партии СПС).

И доказал это на ошибках, которые участники дискуссии допустили на предыдущем Гайдаровском форуме, прогнозируя события 2016 года. По его словам, год назад все были уверены, что в обществе "холодильник" (экономические проблемы, усиленные международными санкциями) победит "телевизор" (госпропаганду). И тогда по итогам выборов "хоть кто-то из демократических кандидатов пройдет в Госдуму". Не произошло ни того, ни другого. Политическая система, по мнению господина Гозмана, оказалась "вполне стабильной", но она "настолько в себе не уверена, что не допускает никаких изменений", иначе демократы были бы представлены в Госдуме "двумя-тремя независимыми депутатами".

"Холодильник" и не мог победить после того, как за 15 лет "реальные доходы граждан выросли в два и более раза, а потом снизились всего на 10-15%", уверен профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман. Он предложил коллегам судить о тенденциях не по тем событиям, которые "происходят здесь и сейчас, не отдавая должное фону, на котором они происходят". По словам господина Гельмана, частые ошибки аналитиков связаны с тем, что они "большое внимание уделяют политической сцене и текущим актерам на ней", но "не замечают гораздо более серьезных процессов, связанных, например, со сменой поколений, сменой технологических укладов и их влиянием на повседневную жизнь граждан".

Экспертное сообщество в России действительно "сосредоточено исключительно на власти — отношениях группировок и лиц внутри нее", согласилась с коллегой политолог Татьяна Ворожейкина. В результате никто из аналитиков до сих пор не оценил, к примеру, "роли насилия в становлении и функционировании российского авторитарного режима". Между тем, по ее словам, один из итогов "второй чеченской войны, которая привела Владимира Путина к власти", состоит в том, что ""насилие", то есть "право сильного", стало социально и политически одобряемым". А это обернулось "институциональной деградацией страны в правовой, культурной и психологической сферах", утверждает госпожа Ворожейкина. Потому-то на фоне внешнеполитических конфликтов режим укрепился "именно в те три года", когда либеральные эксперты "ожидали его экономического краха".

Но главная проблема не в ошибочных прогнозах, уверена Татьяна Ворожейкина. Увлеченность аналитиков наблюдением за властью уже привела к тому, что экспертное сообщество "не может конкретизировать то ощущение общего неблагополучия и неустойчивости, которое разлито в обществе". Тут и возникает "риск упустить реально важные и разрушительные процессы", уверена политолог, которая видит в этом не только российскую проблему. Казалось, что повестка 60-х годов ХХ века с "ориентацией политики на человека и его права, на социальное и культурное разнообразие" была реализована к началу ХХ века. Но все эти "ценности оказались удивительно хрупкими". И теперь "речь идет о подъеме правого ксенофобского популизма". Доказательством этого госпожа Ворожейкина считает, в частности, Владимира Путина и Виктора Орбана (премьер-министр Венгрии), которые в 2016 году "возглавили мейнстрим".

В итоге практически все участники политической дискуссии Гайдаровского форума воздержались от каких-либо прогнозов на 2017 год, за исключением одного: саммит Владимира Путина и Дональда Трампа. И еще глава фонда ИНДЕМ ("Информатика для демократии") Георгий Сатаров (в 1994-1997 годах помощник президента Бориса Ельцина) предположил, что в 2017 году в России "будет брошено все на поддержание финансовой, продовольственной, кадровой и иной стабильности, чтобы не допустить в обществе ассоциаций с 1917 годом, а также плавно подвести страну к президентским выборам 2018 года". Тем не менее он допускает, что в стране "что-то произойдет". "Но произойдет по абсолютно неясной и непредсказуемой причине,— уверен он.— И тогда мы начнем искать и рационально объяснять, что же послужило спусковым крючком".

Впрочем, в истории Гайдаровского форума немало прогнозов, которые полностью подтвердились. Так, в марте 2011 года первый вице-премьер Игорь Шувалов использовал форум для того, чтобы сообщить о "Стратегии-2020", разработку которой он курировал. "Стратегия" предполагала "значительную трансформацию общества", но "без каких-либо потрясений" и смены власти по итогам думских выборов-2011 и президентских-2012. Оппозиции при этом отводилась роль критика. Либеральные эксперты, в частности постоянный участник политических дискуссий на форуме Дмитрий Орешкин, прогнозировали, что "выборы будут для властей трудными, поскольку все больше людей считают необходимым голосовать и многие настроены недоверчиво". Официальным победителем тех выборов стала "Единая Россия". Итоги выборов вызвали резкие протесты. В течение нескольких месяцев проходили митинги протеста. "Стратегия-2020" осталась недоработанной. Летом 2015 года правительство решило заняться "Стратегией-2030". В прошлом году Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным взялся по заданию Владимира Путина за "Стратегию 18-24", рассчитанную на следующий президентский срок. А общество за прошедшие шесть лет "без потрясений" совершило такую трансформацию, которая теперь пугает либеральных экспертов.

Виктор Хамраев


Комментарии
Профиль пользователя