Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

«На первом месте в списке проблем — доступ к рынкам сбыта»

Президент «Опоры России» Александр Калинин о самочувствии малого бизнеса

Белый дом своим постановлением упростил выдачу регионам субсидий на поддержку малого бизнеса. О том, как это нововведение скажется на предпринимателях, об эффективности господдержки в целом и о том, почему микробизнес в России не торопится становиться малым бизнесом, “Ъ” рассказал президент «Опоры России» АЛЕКСАНДР КАЛИНИН.


— Последние данные замера настроений предпринимателей, который проводит «Опора», говорят о том, что падение индекса деловой активности замедлилось. В 2016 году у малого бизнеса действительно прибавилось уверенности в будущем?

— Да, предприниматели чувствуют себя увереннее, хотя рентабельность многих бизнесов за год заметно упала из-за ощутимого снижения покупательского спроса и роста себестоимости ведения бизнеса — в прошлом году существенно выросли затраты на комплектующие и зарплату, тарифы, налоги. Впрочем, ситуация в регионах различается: в крупных мы видим достаточно серьезный экономический рост в секторе МСП — например, в Москве, Питере, Московской области, Краснодарском крае, Татарстане. Есть и меньшие по размеру регионы, где администрации сделали ставку на малый и средний бизнес не на словах, а на деле и выиграли,— например, Владимирская, Тюменская, Свердловская, Белгородская, Ульяновская, Воронежская области, Республика Крым. Но в ряде регионов — в основном из тех, что находятся на последних строчках Национального рейтинга инвестиционного климата Агентства стратегических инициатив,— налицо продолжение спада.

— Главные проблемы предпринимателей за последний год изменялись?

— Проблемы те же, градус остроты некоторых немного снизился. На первом месте — как и год, и два назад — доступ к рынкам сбыта, ведь если у тебя нет клиентов, то нет и бизнеса. Далее — доступность финансирования, избыточный контроль и надзор, безопасность ведения бизнеса. Замыкает пятерку проблем дефицит квалифицированных кадров.

— На 2017 год финансирование госпрограммы поддержки малого бизнеса срезано на 60%, до 7,5 млрд руб., изменена и сама госпрограмма. Сами чиновники говорят, что без необходимых средств заявленные показатели могут быть не достигнуты, а поддержка МСП не будет эффективной.

— То, что финансирование было снижено, нас, конечно, не устраивает. Впрочем, самая популярная статья расходов программы — компенсация процентных ставок — фактически не уменьшена.

После долгих дебатов в госпрограмме Минэкономики на 2017 год появился ряд нововведений. Был введен принцип соразмерности финансирования регионов исходя из их бюджетной обеспеченности. Раньше богатые регионы, такие, например, как Татарстан, Московская область, Москва, забирали большую часть денег. Сейчас все субъекты отранжированы, и те, у кого очень тяжело с деньгами, смогут получать финансирование на уровне прошлого года. Успешные же регионы будут справляться своими силами. Я бы не сказал, что бюджет на поддержку МСП на 2017 год резко срезан. Помимо 7,5 млрд руб. по линии Минэкономики еще 13 млрд руб. выдается Корпорации МСП, которая реализует в том числе пилотные программы по лизингу. Кроме того, принято решение о выделении 3 млрд руб. Фонду содействия инновациям. То есть в целом на поддержку МСП в 2017 году будет выделено более 20 млрд руб.

— Заработавший в августе реестр МСП показал, что этот сектор — на 95% микробизнес, то есть предприятия с выручкой до 120 млн руб. в год и численностью персонала до 15 человек. «Опору» такая ситуация устраивает?

— Конечно, нам бы хотелось, чтобы реально малого бизнеса было бы больше, но для этого нужны стимулы. Мы давно говорим, что общий режим налогообложения в разы увеличивает налоговую и административную нагрузку, повышает риски. Поэтому многие микропредприятия не хотят расти до малого или среднего бизнеса, уходить со специального налогового режима. Требуется дополнительная поддержка среднему бизнесу: считаем, что необходимо в два раза поднять пороги по среднему бизнесу — численность работников увеличить с 250 до 500 человек, а оборот — с 2 млрд до 4 млрд руб. в год.

Реестр вскрыл и другую серьезную проблему — неравномерное распределение и слишком большую концентрацию МСП в крупных городах: на десять субъектов РФ с наибольшим количеством малых и средних предприятий — юридических лиц приходится около 46% общего количества субъектов МСП. При этом мы фиксируем закономерную, но тревожную тенденцию к миграции малого бизнеса в более успешные регионы.

— Малый бизнес в прошлом году отстоял продление действия ЕНВД до 2021 года, власти второй год подряд заморозили коэффициент-дефлятор, применяемый для расчета этого налога. Но в то же время налоговая нагрузка на бизнес с 2017 года вырастет в связи с ростом МРОТ. Разрекламированными налоговыми каникулами, как оказалось, воспользовались всего 10 тыс. вновь созданных предприятий. Несмотря на все заявления о снижении фискальной нагрузки, она все-таки растет?

— Есть четыре очень разные категории малого бизнеса. Первая — самозанятые, которые, как правило, работают в тени. Вторая категория — это микробизнес. Повышение МРОТ касается прежде всего индивидуальных предпринимателей. Регуляторика и сама нагрузка на них, считаю, оптимальна, поэтому их так много. Третья — это собственно малый бизнес, который работает и на упрощенной системе налогообложения, и на обычной. Наконец, четвертая — это средний бизнес с оборотом до 2 млрд руб. У нас создалась, к сожалению, такая налоговая система, что как только ты перешагиваешь планку спецрежимов, то сразу идет резкий скачок налоговой нагрузки — и ты попадаешь в ситуацию, где нет льгот, а число проверок сразу резко возрастает, как и затраты на бухгалтера, поскольку самому предпринимателю в отчетности уже не разобраться. Получается, что предприниматель покинул детский сад и сразу попадает в университет, минуя школу. Наша повестка этого года — создание дополнительных стимулов для развития среднего бизнеса, в том числе в области налогообложения.

— Готовы ли предприниматели к введению онлайн-касс? Ваши коллеги из Торгово-промышленной палаты (ТПП) настаивают, что предприниматели, работающие на ЕНВД и патенте, должны продолжать работать без кассовых аппаратов, но по закону они будут обязаны приобрести их к июлю 2018 года.

— Позиция «Опоры» полностью совпадает с мнением коллег из ТПП. Мы считали, что тем предпринимателям, которые находятся на патенте, ставить кассовые аппараты вообще не нужно. Но закон был принят, и онлайн-кассы будут вводиться поэтапно для всех. По нашему мнению, налоговый вычет должен быть предоставлен всем, не только индивидуальным предпринимателям, но и юридическим лицам.

Второй момент, который нас беспокоит,— сумма налогового вычета в 18 тыс. руб., которая пока не покрывает затраты на покупку онлайн-кассы. Сейчас аппарат стоит минимум 23–25 тыс. руб. Мы ждем обещанного снижения цены. Мы понимаем, что покупать кассы будет для предпринимателей затратно, но, с другой стороны, надо иметь в виду, что введение онлайн-касс будет способствовать легализации теневого бизнеса, а следовательно, честной конкуренции и росту поступления налогов. Ситуация с нелегальным бизнесом, который не платит вообще никаких налогов, демпингует, особенно остро стоит в южных регионах, где в теневом секторе работает каждый третий предприниматель.

— Численность субъектов МСП в кризисные годы сокращалась. Минэкономики в конце 2016 года отчиталось, что за два года число предприятий увеличилось почти на 6%. Таких темпов роста достаточно, чтобы достичь целей, описанных в долгосрочной Стратегии МСП до 2030 года?

— Если численность МСП будет расти порядка на 3% в год, то в принципе это хороший показатель. Другое дело, что этот рост неустойчивый. Его очень легко можно опрокинуть. Например, после удвоения страховых взносов в 2013 году мы за один год потеряли 10% предприятий. К примеру, если бы Росалкогольрегулирование запретило продажу пива индивидуальным предпринимателям, на чем оно в свое время настаивало, то это сразу убило бы 100 тыс. предпринимателей. Ведомство хотело передать продажу пива исключительно ООО. По мнению чиновников, «индивидуалы» недостоверно декларировали объемы продажи пива, но эта аргументация абсолютно безосновательна. Напомню, что бизнес по всей стране уже потратил 20 млрд руб. на подключение к системе ЕГАИС. Таких вот непродуманных решений быть не должно.

— В 2016 году так и не удалось до конца решить вопрос с самозанятыми. Так и не был определен их статус — хотя и были введены налоговые каникулы для домработниц, нянь, сиделок и репетиторов при условии, что они встанут на учет в налоговые инспекции. Насколько будет востребовано нововведение?

— В прошлом году был сделан только первый шаг в этом направлении. В окончательной версии законопроекта регионам было дано право расширять перечень видов деятельности, как мы и предлагали. Но, к сожалению, данная возможность субъектов осталась сильно ограничена. Мы понимаем, что этот закон без дополнительных нормативно правовых актов будет нерабочим.

— То есть мало кто пойдет заявлять о себе?

— Мы считаем, что будет менее тысячи человек по всей стране. Но с чего-то эту сложную дискуссию начинать надо.

— Одна из главных проблем бизнеса — это дорогие кредиты. Доля предпринимателей, берущих кредиты, упала до минимальных за всю десятилетнюю историю наблюдений «Опоры» 7%.

— Замеры, о которых вы говорите, были сделаны в третьем квартале 2016 года при ставках в 18%. Предприниматели тогда заявляли, что их категорически не устраивают размер ставки и требования банков по обеспечению. Размер комиссии Корпорации МСП за предоставление уполномоченным банкам поручительства составлял 0,5% годовых. В октябре по поручению президента и по инициативе «Опоры» и Торгово-промышленной палаты Корпорация МСП существенно снизила порог размера кредитов (с 50 млн руб. до 10 млн руб.), которые она выдает по льготной «Программе 6,5%». В октябре была снижена и комиссия за поручительство до 0,1%. Когда ставка по кредитной программе Корпорации МСП снизилась до 9,6% для среднего бизнеса и 10,6% для малого, то все крупнейшие банки — Сбербанк, ВТБ 24, Россельхозбанк и Промсвязьбанк — были вынуждены тоже снизить ставки. Кредитные ставки для МСП к концу года упали до 14%.

Мы будем добиваться дальнейшего снижения порога размера кредита до 5 млн руб., а также расширения перечня отраслей, кредитующихся по льготной ставке,— сейчас на льготные кредиты могут рассчитывать предприятия, развивающие производство в высокотехнологичных отраслях, сельском хозяйстве, промышленности, строительстве, транспорте и связи. Мы считаем, что в перечень должны быть включены переработка бытовых отходов, энергосбережение и медицина.

На декабрьском съезде РСПП со стороны крупного бизнеса звучало много обращений в адрес ЦБ с просьбой снизить ключевую ставку до однозначной цифры. Мы бы тоже этого очень хотели. Ведь тогда цена кредитов для приоритетных отраслей экономики, для малого и среднего бизнеса тоже снизится. К тому же мы ведем постоянный диалог с ЦБ о дальнейшем снижении нормативов к банкам, которые кредитуют МСП.

— Объем гарантийной поддержки со стороны Корпорации МСП, МСП-банка и региональных гарантийных организаций уже составил больше 100 млрд руб. при общем объеме рынка кредитования малого и среднего бизнеса в 5 трлн руб. Получается, что только единицы процентов предпринимателей получают льготное финансирование. Разве можно назвать такую поддержку эффективной?

— По факту благодаря финансовой господдержке рынок льготного кредитования составляет порядка 200 млрд руб., поскольку банки, участвуя в льготных программах, свои средства тоже должны задействовать. Это, конечно, немного, но это «ломает» рынки. К примеру, банки очень устраивало кредитование под 18% в третьем квартале 2016 года, но когда появился новый продукт со ставкой в 9,6%, то банки были вынуждены снижать ставки. Господдержка — это такой точечный и важный инструмент, который указывает банкам, что есть государственная политика и нужно умерять свои аппетиты, чтобы реальный сектор экономики получал деньги под нормальный процент.

— Несмотря на принятые меры, в частности введение квот в 10% на прямые закупки крупных компаний у малого бизнеса, число предпринимателей, участвующих в тендерах, заметно сократилось — с 24% до 15%. Бизнес относится настороженно к такого рода закупкам, не верит в прозрачность процедур?

— В сфере госзакупок хотят работать все, потому что это огромный рынок сбыта. Другое дело, что требования любых компаний, не только государственных, но и частных, довольно жесткие. Не все предприниматели смогут с ходу соответствовать такой планке, но в этом есть и плюс, что люди вынуждены подтягиваться до требований, которые предъявляет рынок.

— Летом 2016 года Минэкономики заявило, что закупки у МСП выполняются формально — крупные госкомпании, создают «дочки» и «внучки», которые, по сути, никакой не малый бизнес. Министерство приводило в пример «Газпром», который заключил договор с одной компанией на фантастическую для малого предприятия сумму — 50 млрд руб.

— Да, у нас тоже есть жалобы на закупки «Газпрома». Вообще, в этом году мы зафиксировали рекордный рост жалоб в сфере закупок, поскольку все больше предпринимателей участвует в торгах. Но если год назад в основном жаловались на непрозрачность закупок и аффилированность, то сейчас основная масса жалоб идет на завышенные требования. Заказчики фактически принуждают предпринимателей проходить специальную аккредитацию, чтобы попасть в созданный ими же перечень надежных поставщиков, и дополнительную процедуру сертификации, которая у каждой компании своя. Надеюсь, что в следующем году этот процесс будет упрощен, тем более что на эту тему было поручение первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Мы предлагаем введение единой отраслевой сертификации, которая должна признаваться всеми отраслевыми компаниями. Кроме того, на этом рынке нужно навести порядок — сейчас больше 6 тыс. компаний выдают сертификаты, многие из этих контор вообще только бумажки выписывают.

— В прошлом году малый бизнес получил Стратегию до 2030 года, приоритетный проект. Не кажется ли вам, что цели, заявленные в этих документах, неамбициозны — чиновники нарисовали легкодостижимые показатели?

— Стратегия достаточно широко обсуждалась, в том числе и с нами, в целом мы с ней согласны. Думаю, что документ с приходом нового министра еще будет правиться, в том числе с учетом мнения предпринимателей.

Вообще должен сказать, что чиновники стали больше к нам прислушиваться. Например, правительство в лице Минэкономики пригласило нас в начале прошлого года на совместное с Минфином совещание, на котором обсуждали рабочую версию антикризисного плана на 2016 год. Там нас спросили, чтобы мы хотели бы увидеть в этом плане. Мы дали предложения, их набралось порядка 40. Больше половины из них вошли в антикризисный план и были выполнены на 70–80%. Сейчас мы мониторим поручения президента по итогам форума нашей организации «Малый бизнес — национальная идея?», который прошел в начале 2016 года, и другие поручения касательно МСП. Мне кажется, это деловой подход.

— По итогам послания президента Федеральному собранию Владимир Путин дал поручение бизнес-объединениям участвовать в подготовке плана действий правительства до 2025 года по выходу российской экономики на темпы роста, превышающие общемировые. Вы договорились с Александром Шохиным (РСПП), Алексеем Репиком («Деловая Россия») и Сергеем Катыриным (ТПП) о том, как будете взаимодействовать?

— Мы договорились, что будем готовить свои предложения, а потом их сводить в единый документ. У нас уже есть понимание, что должно быть в плане. Некоторые свои предложения мы представим на январском съезде.

— Что это за предложения?

— Мы хотим, например, чтобы малые предприятия — юрлица, а их 2,5 млн, были включены в систему страхования вкладов наряду с физлицами и индивидуальными предпринимателями. Нас даже устроит сумма в 1,4 млн руб. Также считаем актуальным внесение изменений в Бюджетный кодекс, предусматривающих меры, гарантирующие дополнительный норматив по отчислению поступлений от упрощенной системы налогообложения и НДФЛ в местные бюджеты на уровне 25%. По нашему мнению, это не только пополнит доходную часть муниципалитетов, но и будет стимулировать их к более интенсивным мерам поддержки МСП на местах. Изменений также требует закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ» — стоит поддержать законопроект Минпромторга в части установления прозрачных правил организации нестационарной и мобильной торговли. Предложения у нас есть, главное — быть услышанными!

Интервью взяла Дарья Николаева


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение