Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Щербак / ТАСС / POOL / РИА Новости

Новая геометрия дипломатии

Москва, Тегеран и Анкара перехватывают инициативу на Ближнем Востоке

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Министры иностранных дел России, Ирана и Турции обсудили вчера в Москве перспективы сотрудничества в урегулировании войны в Сирии, открывающиеся после прекращения боев в Алеппо. Встреча показала: российско-турецкое сотрудничество в рамках треугольника Москва—Тегеран—Анкара активизировалось. Тем временем Владимир Путин потребовал провести самое тщательное расследование убийства российского посла в Анкаре и поручил вчера спецслужбам принять дополнительные меры для усиления безопасности российских загранучреждений.


Встреча должна состояться в любой обстановке


"Молния" о гибели в Анкаре посла РФ Андрея Карлова пришла в понедельник вечером, когда главы МИДов Турции и Ирана Мевлют Чавушоглу и Джавад Зариф только собирались в Москву на переговоры с Сергеем Лавровым, посвященные ситуации в Сирии после окончания боев в Алеппо.

Трагедия в Анкаре не отменила московскую встречу, но неизбежно скорректировала ее повестку. Участникам на ходу пришлось формулировать ответ на вызов террориста, расстрелявшего главу российской дипмиссии с криками "Аллах акбар!" и "Это вам за Алеппо!". Принципиальное значение приобретало и то, как отреагируют на трагедию ведущие политики и дипломаты России и Турции, учитывая, что чуть более года назад — в прошлом ноябре — инцидент с российским самолетом вызвал беспрецедентный кризис в отношениях между Москвой и Анкарой.

Открывая встречу, Сергей Лавров заявил: "Мы признательны за реакцию со стороны ваших столиц, столиц других государств". В свою очередь, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу отметил, что "мы впервые собрались в трехстороннем формате для прекращения сирийского кризиса. Мы говорили об обеспечении режима прекращения огня в Сирии и распространении его действия на все регионы Сирии".

Говоря о начавшейся в Алеппо гуманитарной операции, он сообщил: за последние дни из города было эвакуировано более 37,5 тыс. человек.

Со своей стороны Сергей Лавров сделал акцент на том, что военного решения сирийской проблемы не существует. Он дал понять: Москва вовсе не делает ставку на силовой сценарий. "Мы выступаем за безальтернативность политико-дипломатического урегулирования этого конфликта",— заявил по итогам переговоров господин Лавров. Он поддержал своего турецкого коллегу, выразив мнение, что трехсторонний формат обсуждения сирийского конфликта с участием России, Ирана и Турции — наиболее эффективный из всех существующих, включая так называемую Международную группу поддержки Сирии (ее деятельность к настоящему моменту сошла на нет).

В свою очередь, глава МИД Ирана Джавад Зариф обратил внимание на то, что принятое министрами по итогам московской встречи совместное заявление содержит обязательство вместе бороться с "Исламским государством" и "Джебхат ан-Нусрой" (запрещены в РФ). "Мы обязались отделить эти группировки от других отрядов в Сирии. Это первый, очень важный и необходимый шаг к тому, чтобы создать условия для постоянного, прочного прекращения огня в Сирии",— заявил господин Зариф.

Впрочем, определенные разногласия внутри формирующегося нового треугольника Москва--Тегеран--Анкара все же сохраняются. Так, турецкий министр заявил о необходимости прекратить поддержку находящейся под патронажем Ирана шиитской группировки "Хезболла", отряды которой принимают активное участие в боевых действиях на стороне Дамаска.

"Трехсторонние переговоры в Москве принципиально отличаются от предыдущих попыток достичь мирного урегулирования в Сирии,— сказала "Ъ" советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.— Впервые в этот процесс могут быть вовлечены не только политические представители сирийской оппозиции, как происходило раньше, но и некоторые более договороспособные вооруженные группировки, зависящие, в частности, от Турции. Если удастся подключить их к политическому процессу, наладить взаимодействие между Тегераном и Анкарой, на перспективы мирного урегулирования в Сирии впервые за долгое время можно будет взглянуть с осторожным оптимизмом".

Углубление вместо обвинений


На этом фоне руководство России и Турции всячески демонстрирует, что теракт в Анкаре не способен сорвать их наметившееся сближение и сотрудничество по Сирии.

"Мы никому не позволим испортить отношения между Россией и Турцией. От своего имени и от лица всего турецкого народа я самым решительным образом осуждаю убийство российского посла и проклинаю виновных",— заявил вчера президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, отреагировав на трагедию крайне эмоционально. Он сообщил о своем телефонном разговоре с Владимиром Путиным, состоявшемся после убийства Андрея Карлова. По словам господина Эрдогана, лидеры двух государств "были едины в том, что это была провокация с целью навредить отношениям" двух стран.

В свою очередь, тон заявлений российской стороны свидетельствует о том, что Москва избегает обострения и предпочитает не делать акцент на тех серьезных проблемах с безопасностью, которые стали причиной гибели российского дипломата. Так, вчерашний комментарий пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова был тщательно взвешенным по тональности. Напомнив, что по Венской конвенции ответственность за обеспечение безопасности загранучреждений несет принимающая сторона, господин Песков заявил: "Именно поэтому президент России говорил о необходимости получить гарантии от наших турецких партнеров на предмет обеспечения безопасности наших посольства и генеральных консульств". В проекте заявления Госдумы (должно быть принято сегодня) призывается безотлагательно наладить эффективное взаимодействие правоохранительных органов и других ведомств РФ, Турции и иных государств, "ставящих не на словах, а на деле своей целью полное искоренение терроризма в отдельном регионе и в мире в целом". А Владимир Путин, выступая на торжественном вечере, посвященном Дню работников органов безопасности, поручил спецслужбам принять дополнительные меры для обеспечения безопасности внутри России и российских загранучреждений за рубежом.

В ходе начавшегося вчера совместного расследования обстоятельств трагедии в Анкару прибыла российская оперативно-следственная группа в составе 18 человек, в которую вошли сотрудники силовых ведомств, Следственного комитета и МЧС.

Вчера же турецкая полиция задержала еще одного подозреваемого в связи с делом об убийстве российского посла. Это дядя стрелявшего в Андрея Карлова Мевлюта Мерта Алтынташа. Ранее были арестованы еще пять человек — отец, мать, сестра террориста, а также двое других родственников.

Турецкие спецслужбы разыскивают еще двух предполагаемых сообщников убийцы, а также выясняют, не поддерживал ли он контакты с живущим в США опальным проповедником Фетхуллахом Гюленом, которого турецкие власти обвиняют в попытке организации июльского переворота.

Оценивая реакцию на убийство российского посла, за которым последовала встреча глав МИД России, Ирана и Турции, опрошенные "Ъ" эксперты обращают внимание на формирование нового треугольника Москва--Тегеран--Анкара, способного сыграть ключевую роль в сирийском урегулировании.

"Москва имела все основания предъявить серьезные обвинения Анкаре в связи с убийством посла, однако этого не произошло. В этом принципиальное отличие от ситуации, сложившейся в ноябре прошлого года после инцидента со сбитым российским самолетом. На сей раз трагедия подтолкнула к стороны к более тесному сотрудничеству",— пояснил "Ъ" гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. По словам эксперта, ставки в сирийском урегулировании сегодня столь высоки, что стороны предпочитают занимать крайне сдержанную позицию, делая ставку на совместные усилия по дипломатическому решению конфликта.

"С учетом того что США перестают вести активную политику на Ближнем Востоке, центр тяжести в сирийском урегулировании смещается в ближневосточный регион,— отмечает Андрей Кортунов. И поясняет: — На смену прежним осям Москва--Тегеран и Вашингтон--Анкара приходит треугольник Москва--Тегеран--Анкара, который способен запустить новый дипломатический процесс. Если благодаря усилиям России, Ирана и Турции противостоящие в Сирии стороны получат установки от своих кураторов прекратить конфликт, впервые появится реальная надежда на его разрешение".

Сергей Строкань, Георгий Степанов, Максим Юсин


Комментарии
Профиль пользователя